В одной статье об «уроках украинских событий» Зденек Йичинский хвалит президента Земана и премьер-министра Соботку за их позицию по украинскому вопросу и, прежде всего, за то, что они отвергли возможность поставлять чешское оружие киевскому правительству. Он позитивно оценивает то, что к конфликту они относятся «сдержанно» и не хотят эскалации насилия, которому поставки оружия только поспособствовали бы.

Йичинский также говорит, что при дипломатическом урегулировании украинской проблемы нельзя ссылаться на один только 1992 год (то есть на год возникновения независимой Украины) или 1954 год (когда Хрущев решил передать Крым Украине). Однако он не говорит конкретно, что еще нам надо учесть, и что же должно стать отправной точкой во времени для урегулирования. Но в одном абзаце он пишет, что в 1990 году никто на Западе не сомневался в связи Украины с Россией, продолжающейся «несколько столетий». Он добавляет, что Украина как самостоятельное государство существует лишь 22 года, и что национальным государством она не является. И хотя Зденек Йичинский этого не написал, вывод его ясен: Украина в прошлом «много веков» была частью России, то есть это территория российских интересов, поэтому у России есть право считать ее сферой своего влияния. Или иначе говоря: Украина всегда была русской, так что ничего страшного не случится, если русской она и останется.

Прежде всего, надо сказать, что правдой не является то, что Украина и Россия были на протяжении веков связаны, или что Украина даже входила в Россию. Территория современной Украины в Средневековье была частью Киевской Руси, но Киевская Русь – не Россия: происхождение России относится к Московскому княжеству, которое первоначально, напротив, было периферийной областью киевского государства. После падения Киевской Руси территория современной Украины стала частью Великого княжества Литовского и вместе с ним в 1569 году вошла в состав польско-литовской «шляхетской республики» (Речи Посполитой). Лишь в XVII веке некоторые восточные области Украины постепенно попадают в границы расширяющегося российского государства. Переломом стало Андрусовское перемирие 1667 года, когда Украина была разделена по Днепру: левый берег и город Киев с окрестностями отошли России, а правый берег остался частью Польши. Правобережную Украину Россия заполучила лишь после второго раздела Польши в 1772-1795 годах, но и тогда не получила ее целиком, так как Галич и Буковина отошли Австрии и оставались в ее составе до 1918 года.

После этого Галич вместе с Волынью стали частью новой Польши, а Буковина отошла Румынии. Правда, в сентябре 1939 года, после поражения Польши, Советский Союз аннексировал Галич и Волынь, а годом позже принудил Румынию отдать Буковину. В 1944 году СССР присоединил и Подкарпатскую Русь, которая на протяжении столетий была частью Венгрии, а в межвоенный период входила в состав Чехословакии. И после этого вся эта территория была присоединена не к России, а к советской Украине, которая с формальной точки зрения была республикой с таким же положением, как и Российская Федерация, и даже имела собственного представителя в ООН. Итак, суммируем: Украина как целое никогда не принадлежала России. В состав России входили лишь ее части. Население востока Украины, конечно, ощущает свое родство с Россией, но населения западной части страны – прежде всего, украинцев, живущих в Галиче, Волыни и в Буковине – это не касается. Для них Россия – совершенно чужая страна, к которой они относятся равнодушно или негативно. Эти люди, что понятно, видят свое будущее в ориентации Украины на Запад, в направлении евроатлантических структур, а не на Восток и Россию.

Кадр из фильма «Богдан Хмельницкий»


Спорно и утверждение Йичинского о том, что Украина является самостоятельным государством лишь с 1992 года. В украинской национальной и государственной традиции первым украинским государством считается самостоятельное образование в современном центре Украины, созданное украинскими казаками после восстания Богдана Хмельницкого (1648-1651) и просуществовавшее несколько десятилетий, в частности, как автономная область России до 70-х годов XVIII века. О характере этого образования с национальной точки зрения ведутся споры, и, конечно, можно сомневаться в его действительно украинском характере. Но если обратиться к XX веку, то под сомнение нельзя поставить тот факт, что Украина объявила о своей независимости от России весной 1918 года, и что советская Россия тогда эту самостоятельность признала на международном уровне. Конечно, эта самостоятельная Украина не протянула тогда и двух лет, и при этом все это время ее регулярно занимали разные армии, борющиеся друг против друга в русской гражданской войне. Но даже после того, как Украиной снова овладели большевики, украинская независимость формально не была отменена, так как тут бок о бок существовали Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР) и Украинская Советская Социалистическая Республика (УССР).

Эти республики поддерживали вплоть до возникновения СССР в 1922 году дипломатические отношения с иностранными государствами и друг с другом. Появление СССР также с формальной точки зрения не означало поглощения Украины Россией (хотя на самом деле именно это, несомненно, и произошло). Формально это было объединение четырех независимых республик (российской, украинской, белорусской и закавказской) в государственный союз. Прекращение существования СССР осенью 1991 года, кстати, имело ту же государственно-правовую основу, так как представители Российской, Украинской и Белорусской республик на встрече в Беловежской пуще договорились о роспуске союза. Таким образом, все эти республики стали полностью независимыми и признали друг друга, однако из этого ни в коем случае не следовало, что именно Российская Федерация может иметь в отношении остальных республик какие-то особенные права.

Трудно согласиться и с утверждением, что Украина – не национальное государство. Никто, разумеется, не отрицает, что тут живут национальные меньшинства, и нельзя также не учитывать то, что население востока Украины часто имеет русскую идентичность или нечеткую национальную принадлежность. Однако большую часть населения сегодня тут составляют украинцы, осознающие свою национальность. Многочисленные нацменьшинства на своей территории имеет большинство бывших советских республик, а также многие восточноевропейские страны, например Словакия, Хорватия, Сербия, Румыния и Болгария. При этом в их случае никто не отрицает, что это национальные государства.

Именно тот факт, что Западная Европа (не исключая Чешской Республики) воспринимает Украину как «историческую» часть России, препятствует гражданам и политикам видеть проблему в реальном свете. Необходимо, чтобы каждый осознал, что сегодня Украина – суверенное и самостоятельное государство, и ее прежняя принадлежность к СССР неважна. Украинское правительство, вне зависимости от претензий, которые у нас к нему, конечно, могут быть, имеет право, а также обязанность защищать целостность своей территории – всеми средствами. И, разумеется, печально, что на юго-востоке Украины продолжаются бои и страдает гражданское население. Но в поисках ответственных за продолжение боев нельзя приравнивать украинские правительственные части, которые представляют законную государственную власть, к пророссийским сепаратистам. Ведь именно они выступили с оружием в руках против украинского государства, поэтому им не стоит ожидать, что на это украинское правительство не будет реагировать. Вооруженного восстания, цель которого – отторгнуть часть территории, не потерпит ни одно государство, поэтому никто не имеет права требовать, чтобы это стерпела Украина. По всей видимости, Россия поставляет оружие повстанцам, что запрещается международным правом. Тогда почему бы другим государствам не поставлять оружие законному и на международном уровне признанному правительству в Киеве?

Всем понятно, что за пророссийскими сепаратистами стоит Москва, потому что без ее поддержки пророссийские сепаратисты не продержались бы. Таким образом, восстановление мира на Украине предполагает соглашение между Киевом и Москвой, а затем достижение нового modus vivendi между Западной Европой и США с одной стороны, и Россией – с другой. Такое соглашение, конечно, совершенно необходимо, но оно не должно означать, мы снова будем признавать некие сферы влияния России на основании территориальных масштабов прежнего СССР или же на основании результатов Второй мировой войны. Тут нужно сказать однозначно и решительно: СССР уже не существует, а результаты Второй мировой войны уже не действуют. Украина является таким же государством-преемником СССР, как и Россия, поэтому у нее есть такое же неотъемлемое право решить, хочет ли она идти с Россией и войти в ее запланированное евроазиатское сообщество, или она в будущем желает присоединиться к Европейскому союзу или вступить в НАТО. Правда, эта возможность сегодня имеет чисто теоретический характер и, конечно, не стоит на повестке дня. Но это дело стран-членов этих организаций, а не России. Они в будущем решат, может ли Украина стать их членом.