Примечание редактора. В рамках своей аналитической методики Stratfor периодически осуществляет военное имитационное моделирование. В данной серии статей проводится анализ сценариев, в которых российские и западные силы могут вступить в прямой конфликт на Украине. Он существенно отличается от наших обычных аналитических разработок и не является прогнозом. Эта серия статей стала результатом тщательного анализа военных возможностей России и НАТО, а также сдерживающих моментов, которые мешают этим силам. Это анализ на пересечении политических намерений и политической воли с учетом сдерживающих факторов в плане реального военного потенциала. Данное исследование не является окончательной оценкой, это анализ потенциальных решений военных планирующих органов. Мы надеемся, что читатель благодаря этой серии статей будет лучше понимать расклад сил и вариантов действий в украинском кризисе, а также те реалии, которые могут сложиться в связи с их применением в случае срыва перемирия и эскалации кризиса.

Военные позиции России на Украине очень уязвимы, и добиться их ей удалось ценой огромных усилий, не сопоставимых с достигнутыми политическими успехами. Стратегический бастион Крым пригоден к обороне, но ему грозит возможная изоляция. Позиции украинских сепаратистов и их российских сторонников на востоке Украины - это по сути дела большой выступ, защитить который можно только крупными военными силами, требующими больших средств. Это отнюдь не помогает Москве в достижении ее более важной цели по защите своих границ. В связи с этим возникает вопрос о том, пойдет ли Россия на дальнейшие военные действия ради обеспечения своих интересов на Украине.

В поисках ответа на этот вопрос Stratfor проанализировал шесть основных вариантов военных действий, к которым может прибегнуть Россия в интересах решения своих проблем безопасности на Украине — начиная с небольших беспокоящих действий и кончая полномасштабным вторжением и захватом восточной Украины до Днепра. Затем мы провели оценку сил и времени, которые потребуются для проведения таких действий, сделав это для того, чтобы определить объем усилий и затрат, требуемых для выполнения таких задач, а также проанализировали российские возможности по осуществлению таких действий в каждом из вариантов. За основу своей оценки при рассмотрении этих сценариев в нынешних условиях мы взяли предположение о том, что единственным противником будут украинские войска, уже участвующие в данном конфликте.

----------------

Чаще всего обсуждается вариант с продвижением России вдоль южного побережья Украины с целью соединения Крыма с позициями сепаратистов на востоке. Взяв этот сценарий, мы предположили, что при планировании военной операции будет создан достаточно широкий фронт для того, чтобы получить главный источник водоснабжения Крыма, каким является река Днепр, и что линия обороны будет в максимально возможной степени сосредоточена на Днепре, поскольку это единственная в регионе черта рельефа, пригодная для обороны. Цель такой операции — создать сухопутный мост, чтобы обеспечить снабжение Крыма и не допустить изоляции полуострова в будущем. России придется продвинуться на 400 с лишним километров вглубь территории площадью 46 620 квадратных километров, а также подчинить себе население численностью два миллиона человек.

Для захвата такой территории и подавления украинского сопротивления потребуется группировка численностью 24-36 тысяч человек и время от шести до 14 дней. При этом российским штабам придется учитывать риск прихода НАТО на помощь Киеву. Случись такое, и России для удержания этой территории придется увеличить свою группировку до 40-55 тысяч человек.

Планирующим органам также придется принять во внимание возможное партизанское сопротивление местного населения, которое за пределами Донбасса становится решительно антироссийским. Структура и размер сил по борьбе с партизанским движением обычно зависят от численности населения и силы оказываемого сопротивления. Естественно, разброс оценок в таком случае становится гораздо шире. При таком сценарии, если население будет вести себя сговорчиво и податливо, потребуется противоповстанческая группировка численностью всего около 4 200 человек. Но если партизанское движение примет максимальный размах, ее придется увеличить до 42 тысяч человек. В данном случае такого максимального размаха ожидать не приходится, в отличие от городов, таких как Днепропетровск, Харьков и Киев. Если не будет внешней угрозы, оборонительные войска и противопартизанские силы будут частично дублировать друг друга. Если же такая угроза возникнет, им придется действовать раздельно, из-за чего численность войск, необходимых для контроля над территорией, может удвоиться.

Был рассмотрен еще один похожий сценарий, заключающийся в захвате всего южного побережья Украины и соединении Крыма и России с ее войсками в самопровозглашенном молдавским регионе Приднестровье. Логика действий при этом такова, что Киев будет отрезан от Черного моря, а все интересы России в регионе сомкнутся в виде сплошной арки. Что касается объема сил и средств, то России придется по сути дела удвоить их по сравнению с первым вариантом по созданию сухопутного моста. Потребуется наступательная группировка численностью 40-60 тысяч человек, которой придется преодолеть почти 645 километров и за 23-28 дней захватить территорию в 103 600 километров. Для ее обороны потребуется группировка численностью 80-112 тысяч человек. К этому добавится необходимость проведения сложной и опасной операции по форсированию крупной реки. Более того, население этого региона составляет примерно шесть миллионов человек, и для контроля над ним потребуется противопартизанский контингент численностью 13-120 тысяч человек.

У двух первых сценариев есть один серьезный недостаток, заключающийся в том, что позиции у России будут крайне уязвимые. Они будут растянуты на большой и в основном равнинной местности, и в одном сценарии их будет рассекать река. Удерживать такие позиции в случае решительного наступления современной армии будет трудно, а то и невозможно. Пути снабжения будут очень сильно растянуты, а во втором варианте снабжение придется осуществлять через крупную реку.

Третий вариант — захват Россией всей Восточной Украины вплоть до Днепра и создание на его левом берегу оборонительной линии. В плане обороны захваченной территории такой сценарий наиболее логичен. Днепр во многих местах очень широк, на нем мало удобных мест для переправ, а для операций по форсированию еще меньше. Таким образом, оборону можно будет сосредоточить на нескольких узостях. Это самый разумный сценарий для России, если она захочет предпринять военные действия и занять прочные оборонительные рубежи.

Но в данном случае потребуются огромные силы и средства. Для захвата такой обширной территории площадью примерно 222 740 квадратных километров и для преодоления сопротивления противника понадобится от 91 до 135 тысяч войск, а наступать придется в глубину на 402 километра. Поскольку река укрепляет оборонительные возможности, силы обороны могут быть примерно такой же численности, что и силы наступления. Но на этой территории проживает 13 миллионов человек, и для проведения противопартизанских действий может дополнительно потребоваться от 28 до 260 тысяч человек. Численность сухопутных войск у России составляет примерно 280 тысяч человек, а поэтому для проведения наступления потребуется привлечь значительную часть российской армии. А в случае начала активного партизанского сопротивления на территории Украины придется задействовать все сухопутные войска России полностью.

Один из положительных моментов заключается в том, что на проведение такой операции потребуется всего 11-14 дней, хотя проводить ее придется на большой территории, потому что Россия сможет наступать сразу по нескольким направлениям. С другой стороны, эта операция потребует огромных мобилизационных усилий и задействования крупной войсковой группировки, а поэтому о намерениях Москвы станет известно заранее, и Европа с США будут знать о них заблаговременно.

Мы изучили еще два варианта, которые являются разновидностью уже рассмотренных. Сделали мы это в попытке понять, может ли Россия осуществлять менее масштабные операции, с использованием меньших сил и средств, и решая при этом те же самые задачи в сфере безопасности. Например, мы рассмотрели сценарий, в котором Россия захватывает только южную половину восточной Украины, задействуя при этом значительно меньше сил и средств. В этом случае у русских окажется незащищенный фланг, и они лишатся защиты Днепра. Кроме того, мы рассмотрели вариант с незначительным расширением удерживаемых сепаратистами территорий в северном направлении с захватом всей Донецкой и Луганской областей, чтобы обеспечить их большую самодостаточность. Осуществить такие операции можно, но по большому счету они мало что дают.

Последний рассмотренный нами сценарий является самым ограниченным по масштабам. В этом случае Россия осуществляет небольшие внезапные нападения по всей длине своей границы с Украиной в попытке создания угрозы различным ключевым объектам в этом регионе и максимально растягивает боевую мощь Украины. В плане затрачиваемых Россией усилий это будет эффективно и экономично. Она сможет добиться незначительных политических и военных целей, скажем, отвлечь украинские войска от сегодняшней линии соприкосновения, в целом отвлечь внимание Киева, а также усилить чувство тревоги у его властей, поскольку украинцы будут жить в уверенности, что Россия начнет полномасштабное вторжение, если Киев не согласится на ее условия.

По всем рассмотренным сценариям выводы оказались непротиворечивыми и весьма логичными. Российская армия технически может осуществить любой из рассмотренных вариантов, но у всех у них имеются серьезные недостатки. Ни один из этих вариантов не обеспечивает достижение военных и политических целей ограниченными и разумными силами и средствами. Такой вывод не исключает их осуществление российскими военными, но говорит о том, что им при оценке своих будущих действий придется проводить более масштабный анализ затрат-выгод. Никакое теоретическое моделирование не в силах точно предсказать исход войны, но оно дает руководителя представление о том, какие действия предпринимать, и стоит ли предпринимать их вообще.