Российская прокуратура потребовала три года колонии строго режима для Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова за то, что три года назад они организовали в Москве выставку, которая была признана унижающей человеческое достоинство. Вердикт будет вынесен 12 июля.

В "перекрестный" год России и Франции молчание Парижа по этому делу просто шокирует. Причем мы видим его как со стороны политических властей – президента, министерств культуры и иностранных дел – так и со стороны художественных кругов. Жан-Марк Бустамант (Jean-Marc Bustamante), Аннет Мессаже (Annette Messager), Клод Левек (Claude Levêque), Фабрис Ибер (Fabrice Hyber)… - все эти видные деятели культуры ведут себя так, словно ничего не произошло. Фредерик Миттеран (Frédéric Mitterrand), для которого "Россия  - это Пушкин", промолчал, когда президент Республики Николя Саркози не придумал ничего лучше, чем вручить орден Почетного легиона официальному скульптору режима Зурабу Церетелли, прославившемуся уродством своих работ. То же самое касается и Луи Швейцера (Louis Schweitzer), бывшего президента Верховного органа по борьбе с дискриминацией и за равенство (HALDE), а ныне главы Организационного комитета Года с французской стороны. Получается, такая низость и малодушие стали общим для всех французов качеством? Лишь некоторые правозащитные организации такие как "Международная амнистия", пытаются говорить об этом деле в царящей повсюду атмосфере полного безразличия.

12 июля Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров узнают, придется ли им провести три года за решеткой, то есть приговорят ли их к максимальной мере наказания, которую потребовала у суда прокуратура. Их преступление – "оскорбление чувств верующих, разжигание ненависти и унижение человеческого достоинства" – состоит в том, что три года назад они организовали в Центре Сахарова выставку современного искусства по теме "цензура в искусстве", которая в значительной мере имела отношение к засилью православной церкви в российском обществе. Через три недели (впрочем так бывало и раньше) экспозиция стала объектом агрессии митинга ультра-националистов. Затем на организаторов подали в суд. Процесс начался в апреле 2009 года и длится уже 14 месяцев. "С одной стороны у меня была полная свобода действий, я писал статьи, но раз в неделю мне приходилось ходить к этим безумцам", - так описывает Ерофеев эти долгие месяцы, в течение которых он был вынужден каждую неделю бывать на слушаниях.

Протест российских художников


В опубликованном сегодня французским агентством AFP сообщении говорится, что около десяти российских художников обратились в пятницу к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой положить конец этому процессу, который является ничем иным как судом над свободой слова и творчества. "Уверены, что обвинительный приговор Ерофееву и Самодурову станет приговором всему российскому современному искусству и станет еще одним шагом к введению в явной или скрытой форме культурной цензуры", считают авторы открытого письма, в списке которых значится и лидер художников-нонконформистов советской эпохи Оскар Рабин.

Это письмо стало продолжением других схожих инициатив российских правозащитников. Так, например, в конце июня они обратились к Верховному комиссару ООН по правам человека Наванетхем Пиллэй (Navanethem Pillay): "Мы обращаемся к Вам, потому что считаем своим долгом привлечь внимание мировой общественности к проходящему в Москве судебному процессу над Андреем Ерофеевым и Юрием Самодуровым. Приговор на процессе должен быть вынесен в ближайшие дни. Самое время - остановить карающую руку квазиправосудия".

Агентство AFP при этом приводит слова главы пресс-службы Московского Патриархата Владимира Вигилянского, который выступил против тюремного приговора. "Требования прокурора мне кажутся чрезмерными для нашего общества, неоправданными и, возможно, даже вредными", заявил он в своем интервью радио "Эхо Москвы". Американское агентство Associated Press, тем не менее, утверждает, что церковь по-прежнему стоит за этим делом и цитирует еще одного ее представителя Всеволода Чаплина: "Они должны быть наказаны".

В прошлом месяце Ерофеев направил патриарху Кириллу письмо, в котором принес свои извинения по поводу того, что выставка могла оскорбить чувства верующих, но продолжил отстаивать право художников по-своему трактовать в работах тему религии. Он также упрекнул церковь в близости к националистским кругам, с подачи которых и началось судебное разбирательство. За прошедшее время националисты неоднократно угрожали Ерофееву физической расправой, но на поданные им в этой связи жалобы никто так до сих пор внимания не обратил.

Кроме того, растущий вес православной церкви в российском обществе радует далеко не всех. "Церковь превратилась в инструмент цензуры, как это было в царскую эпоху, и пытается взять под контроль культуру", - заявил бывший священник и советский диссидент Глеб Якунин. Директор Государственного центра современного искусства Леонид Бажанов уверен, что обвинительный приговор приведет к серьезным последствиям в мире искусства: иностранные художники побоятся представлять свои произведения в России, а российские продолжат уезжать из страны, как это происходит уже сегодня. Владелец известнейшей галереи Москвы Марат Гельман сказал, что, если Ерофеева и Самодурова признают виновными, он сам откроет новую выставку "запрещенных" произведений. А что готова сделать Франция?