Хамид работает за баранкой разваливающегося советского автобуса в российской шахтерской колонии за Полярным кругом, где температура воздуха постоянно опускается ниже минус сорока градусов. Но этот уроженец узбекских пустынь не жалеет, что решил переехать в путинскую империю.

«У нас в стране людей больше, чем рабочих мест, а в России мест больше, чем людей!» — рассказывает Хамид на безупречном русском — сказывается советское образование. — «Нам легко приезжать сюда и работать. Пересечь границу нетрудно, язык мы знаем, а помочь с разрешением на работу полно желающих!»

Россия превратилась в общество иммигрантов. В Москве и других больших городах приезжие из бывших советских республик Средней Азии, Кавказа и Восточной Европы выполняют ту работу, от которой отказываются местные жители. Таджики подметают улицы, молдаване работают официантами, узбеки строят дома. В вагонах метро повсюду развешаны объявления с номерами сотовых телефонов и рекламой профессиональных фальсификаторов документов: «Сделаем вам разрешение на работу в Москве».

Россия заняла второе место в мире после США по популярности среди эмигрантов. В Санкт-Петербурге у дверей миграционной службы змеится часовая очередь; стоящие в ней приезжие с нервным видом меняют сигареты на наводки. В Магадане (на берегу Тихого океана) есть несколько грузинских ресторанов, и даже на грунтовых дорогах севера Сибири нередки узбекские закусочные.

Безвизовый режим, действующий между Россией и большей частью ее бывших колоний, наряду с неизлечимой коррупцией, господствующей в рядах достойного пера Гоголя чиновничьего сословия, приводит к тому, что об официальном оформлением иммиграции не заботится почти никто. Мало кто думает и о том, чтобы возвращаться в свои ослабленные и по преимуществу нищие родные государства.

В 2009 году, по оценке российской миграционной службы, в страну прибыло свыше десяти миллионов иммигрантов. Согласно тому же источнику, целых пять миллионов нелегалов «живут в тени». Многие эксперты сходятся в том, что численность иммигрантов превышает 8,5 миллионов человек, хотя в частном порядке некоторые дипломаты дают более реальную цифру — свыше 15 миллионов Это означает, что в сравнении с 1991 годом, когда гастарбайтеров было 6,7 миллиона человек (рекордно низкий уровень), их стало примерно на 8 миллионов человек больше.

Этнический кризис или демографический?

Опасность демографического коллапса нередко называют ахиллесовой пятой России: согласно исследованиям стран группы БРИК, именно это представляет опасность для перспектив роста в стране. На самом деле в России нет демографического кризиса экономического характера, а есть демографический кризис русской этнической группы, а также демографический кризис полноправных граждан как части населения.

По официальным данным подозрительной переписи 2002 года, в которой не учитывались иммигранты, русских по национальности было зафиксировано 79 процентов населения; утверждалось, однако, что численность русских была преувеличена, а данные о демографии чеченцев скрыты. Если верить результатам переписи, Россия на столько же русская, насколько Израиль еврейский, а США — белые. Но если учитывать гастарбайтеров, то среди живущих в России русских, возможно, наберется всего лишь 73 процента.

Такой полиэтничный состав населения восходит к имперским временам — как царской России, так и СССР. В 1970-х и 1980-х годах представители советской элиты славянского происхождения выражали обеспокоенность в связи с «пожелтением» страны, а то, что к 1990 году русские составляли всего 50 процентов населения, сыграло свою роль в решении президента Ельцина расчленить СССР.

Для Кремля несколько утешительны известия о том, что в печально известной низкой рождаемостью России в последние годы этот показатель опять пошёл вверх. Сейчас рождаемость примерно такая же, как в европейских странах, даже больше, чем в некоторых из них, например, в Италии и Венгрии. В 1999 году, для сравнения, коэффициент фертильности на постсоветском пространстве достиг рекордно низкого уровня в 1,16, и тогда же 40 процентов населения России жило официально за чертой бедности. К 2009 году доля бедных снизилась до 10 процентов, а коэффициент фертильности вырос до 1,54. Министерство здравоохранения сообщает, что в сентябре 2009 года впервые после 1994 года рождаемость превысила смертность.

От остальных развитых стран мира Россию отличает не низкая рождаемость, а высокая смертность среди мужчин. Средняя продолжительность жизни мужчин составляет всего пятьдесят девять лет (а в Палестине, например, — семьдесят три года). Тем не менее, в четырехлетний период с 2005 по 2009 гг. средняя продолжительность жизни мужчин увеличилась.

Частично это небольшое улучшение ситуации объясняется стабильным развитием частной системы здравоохранения, имеющей возможность применять западные лекарства. Во времена дефицитной экономики конца 1980-х — начала 1990-х русские плохо питались, и начались проблемы с демографией. Теперь, благодаря появлению супермаркетов и импортных продуктов, ситуация постепенно улучшается.

Демографическая ситуация в России все ещё плохая, но страна не «вымирает» — благодаря позитивным признакам, что численность населения, по крайней мере, начинает восстанавливаться. И так же, как и то, что зависимость от иммигрантов продлится еще много десятилетий, в глаза бросается то, что самая высокая рождаемость на территории федерации — в населенных нерусскими республиках Северного Кавказа и отдаленной части Сибири. Российские военные обеспокоены тем, что к 2015 году порядка трети призывников будут мусульманами, причем многие — родом из страдающего войны кавказского региона, где им и надо будет служить. Убыль русского населения на Дальнем Востоке, равно как и в таких республиках, как Чечня, Ингушетия и Дагестан, в ещё большей степени осложнит Кремлю задачу определять судьбу страны.

Поможет ли массовая миграция модернизации России?


«Социологически одержимый» (как выразился инсайдер Глеб Павловский) Кремль пытается в благоразумном порядке привить обществу более многокультурный уклад. В апреле сам Путин откровенно сказал, что для тех, кто хочет связать свое будущее с Россией, «двери всегда открыты». В сентябре глава Федеральной миграционной службы сказал, что мигранты — это ключ к улучшению демографической ситуации в стране. Это прозвучало отзывом на сказанные Путиным в апреле слова, что Россия стремится дать иностранным работникам возможность «чувствовать себя в России как дома». Тогда были либерализированы трудовые нормы для граждан Казахстана и Белоруссии.

В прошлом году Кремль заявил, что количество граждан России увеличилось впервые за последние пятнадцать лет, пусть и на жалкие двадцать пять тысяч человек — благодаря тому, что гражданство было предоставлено 330 тысячам человек (преимущественно мигрантам).

Но для того, чтобы иммиграция приносила пользу, мало просто позволять людям приезжать. Большинство мигрантов живёт в условиях бедности и страдает от нападок скинхедов. Их присутствие в стране временно, а сами они слабо защищены трудовым законодательством, так что из-за них есть опасность снижения зарплат остальных работников, а также продления срока существования в остальном нефункциональных и неконкурентоспособных советских заводов.

Массовая миграция также политизировала элементы рабочего класса в России. «Движение против нелегальной иммиграции», мириады объединенных в банды скинхедов и нацистские группировки аккумулировали в себе энергию тех, кому ничего не принесли достижения путинизма, — деиндустриализированных низов общества, отчаянно нуждающихся в экономической модернизации, в появлении институтов государства благоденствия и в решительной борьбе с коррупцией. Межэтнические столкновения вытеснили с улиц классовую борьбу.

Мигранты, однако, еще могут спасти российскую экономику от демографического кризиса. Но если в планы Путина не будет включено укрепление правопорядка, то это может привести к появлению новых опасностей для российского государства, задержке модернизации обветшавшей промышленности и обессмысливанию такого понятия, как «гражданин России».