28 декабря 2014 года в одной из флорентийских гостиниц монсеньор Анхель Лусио Вальехо Бальда (Ángel Lucio Vallejo Balda) потерял девственность. 54-летнмй испанский священник и его бывшая итальянская подруга, 34-летняя советник по связям с общественностью Франческа Иммаколата Чаоуки (Francesca Immacolata Chaouqui), обвиняются прокуратурой Ватикана в краже и публикации секретной документации, касающейся финансовых операций Святого Престола.

Будучи членами комиссии, созданной Папой Франциском с целью повышения прозрачности в финансово-экономических делах Святого престола, они получили доступ к документам, которые вошли в недавно опубликованные книги журналистов Джанлуиджи Нуцци (Gianluigi Nuzzi) и Эмильяно Фиттипальди  (Emiliano Fittipaldi), также обвиняемых администрацией Папы Римского. Очередные слушания по данному делу начались в понедельник утром.

«Сразу после вступления в связь с Франческой Чаоуки мой клиент раскаялся в содеянном», — уверяет Антония Заккария (Antonia Zaccaria), адвокат и доверенное лицо монсеньора Вальехо. — Он все говорил: «Господи! Что я наделал!», но было поздно. Она начала давить на него, засыпала сообщениями, сначала ласковыми: «Почему ты не отвечаешь?» «Я скучаю по твоим поцелуям», потом угрожающими: «Ты пресмыкающееся, из тебя не вышел ни священник, ни мужчина!» С тех пор и до момента своего ареста, 1 ноября, монсеньор Вальехо жил в постоянном страхе. Он был уверен, что за ним следит мафия«.

Адворат Заккария рассказывает это в своем кабинете в городе Прато, недалеко от Флоренции. По ее словам, до сих пор она хранила молчание из уважения к следствию, но после решения Ватикана устранить ее, запретив общение с клиентом и назначив на ее место государственного защитника, считает себя вправе рассказать всю правду. Антония Заккария не отрицает вины монсеньора Вальехо в утечке секретной информации, в том числе потому, что жандармерия Ватикана конфисковала два компьютера и пару мобильных телефонов, напичканных доказательствами обратного, но пытается убедить всех, что в душе испанский прелат никогда и не помышлял о предательстве Понтифика.

Напротив, он был глубоко предан нынешнему Папе, Хорхе Марио Бергольо (Jorge Mario Bergoglio), что адвокат подтверждает весьма необычным образом: «Монсеньор Вальехо не хотел заходить так далеко в своих отношениях с Франческой Чаоуки, потому что она была замужем. Во время одного из допросов он сказал: "Между нами всегда стоял образ Папы, предостерегающего от связи с замужними женщинами". Как же повела себя Чаоуки? Она сказала, что работает на спецслужбы, и ее брак — всего лишь ширма. Более того, она соврала, что два вставных зуба в верхней челюсти она заработала на одном из секретных заданий. В конце концов, Вальехо ей поверил. И 28 декабря во Флоренции имел слабость вступить с ней в связь. С этого момента у него уже не было путей к отступлению. Франческо знала слишком многое о Вальехо».

И не только Франческа. Скромность никогда не была достоинством монсеньора. С момента своего приезда в Рим в сентябре 2011 года — по рекомендации карденала Антонио Роуко Варелы (Antonio Rouco Varela) Бенедикту XVI (Benedicto XVI) — священник не раз привлекал к себе внимание своей любовью к вечеринкам, красивой жизни и переписке по WhatsApp — опасный коктейль для высокопоставленного чиновника Ватикана, особенно с приходом Франциска. «Такое поведение нас удивляло, — признается один из бывших коллег Вальехо, — потому что обычно первое, чему ты здесь учишься — это молчать на всех языках. Если тебе нужно идти на светский раут, ты идешь, здороваешься с кем нужно и откланиваешься; все остальное — от лукавого».

Вальехо Бальда относился к этому иначе, и хотя руководство прелатуры Опус Деи в Риме, к которой он принадлежит, несколько раз поставила ему на вид его поведение, он продолжал купаться в роскоши и вступать в опасные связи. Когда полицейские Ватикана изучили его телефоны, расследование было практически закончено. Там были запечатлены не только его мирские излишества, но и частые контакты с парой итальянских журналистов, которым он передал пароль для доступа к архивам Ватикана. «Это правда, что прибытие в Рим вызвало у него состояние некой эйфории, — признает адвокат Заккария. — У него началось что-то вроде мании всемогущества».

Это очень хорошо иллюстрирует один случай. Сразу по прибытии в Ватикан монсеньор Вальехо вообразил, что скоро его назначат епископом, и по этому поводу он не только приобрел епископское облачение у знакомого портного, но и ничтоже сумняшеся растрезвонил об этом по всему Риму. Облачение так и висит сиротливо в шкафу его квартиры в Ватикане, куда Лусио Вальехо уже никогда не вернется.
 
«Говорили даже, что я принадлежу к китайской мафии»

«Говорили даже, что я принадлежу к китайской мафии». Специалист по связям с общественностью Франческа Иммаколата Чаоуки (Francesca Immacolata Chaouqui) уже смирилась с тем, что ей досталась роль злодейки в кино, которое больше похоже на комедию, чем на драму. «Но самое невероятное, — уверяет она, — это то, что я соблазнила монсеньора Вальехо. Действительно, мы останавливались в одной гостинице во Флоренции, но он спал в комнате со своей матерью. Так что это клевета».

Чаоуки называет Вальехо инициатором утечек, но не думает, что он сделал это с целью нанести вред Церкви. Она говорит, что за всем этим, как всегда, стоят внутренние войны за власть в Ватикане. И напоминает: «Было опубликовано только 20% скандальной информации».