Будущее Натальи Тумановой было определено в пятилетнем возрасте, когда она смотрела, как дедушка строит семейную дачу под Екатеринбургом, городом, названном в честь первой женщины, правившей Российской империей. Она изучала архитектуру, переехала в Москву, поступила на работу в студию Андрея Чернихова, одну из лучших в России, и руководила проектом жилого комплекса в Казани в 2009 году.

«Тогда я поняла, что сама могу быть лидером, что мне не нужен босс, который будет говорить, что я должна делать, — говорит 33-летняя Туманова на интервью в отеле в центре Москвы. — Я могу осуществить проект с самого начала до самого конца, как делал мой дедушка, поэтому я решила основать свою фирму».

Глубоко патриархальная страна, населенная угнетенными красавицами и руководимая доминирующим президентом с обнаженным торсом — таково упрощенное представление Запада о России. Но авангард российских предпринимательниц в последние годы создал питательную среду для женщин, желающих вести бизнес. И несмотря на довольно ретроградную культуру, некоторые из них верят, что их страна сможет стать моделью гендерного равенства на рабочем месте.

На первый взгляд русские женщины кажутся необычно влиятельными в бизнесе. По данным исследования, проведенного консалтинговой фирмой Grant Thornton в 2015 году в 35 странах, в России самая высокая доля женщин на руководящих позициях — 40%, почти в два раза больше, чем в Великобритании (22%) и в США (21%). Такую же пропорцию обнаружили исследователи PWC в 2012 и Международная организация труда в прошлом году, хотя МОТ поместила Россию на 25-е место из 80-ти стран.

Но более пристальному взгляду открывается менее радужная картина. PWC установила, что женщины на высоких постах часто играют вспомогательную роль, например, занимая должность старшего бухгалтера или начальника отдела кадров. Консалтинговая компания Ward Howell установила, что женщины занимают всего 1% высших руководящих должностей в 160 крупнейших компаниях России, по сравнению с 4,4% (тоже незначительная доля) в руководстве крупнейших 500 компаний США. По данным Credit Suisse, их лишь 8% среди членов советов директоров (по данным МОТ, меньше 5%), тогда как средний мировой показатель — 12%.

Тем не менее, поводы для оптимизма есть. С 2007 года количество компаний, основанных женщинами, увеличилось на 350%, тогда как рост числа компаний, основанных мужчинами, составил 65%, согласно московскому аналитическому центру Human Capital. В целом, примерно 35% компаниями России управляют женщины.

Алена Попова, со-учредитель Human Capital, считает, что этому есть несколько причин. Из-за долгих войн и высокой мужской смертности (часто из-за чрезмерного употребления алкоголя) соотношение мужчин и женщин составляет в России 100 на 115 соответственно. Мужчин по-прежнему считают главными кормильцами, и это создает серьезное давление на них, поэтому женщины охотнее идут на риск. Финансовый кризис 2008 года и продолжающиеся экономические неурядицы в России снизили входной порог и создали новые возможности. Наконец, навязанное в советские времена гендерное равенство, само ставшее отчасти результатом больших потерь мужского населения в войнах, изменило социальные отношения.

Предпринимальницы и юристки, с которыми беседовал автор этой статьи, согласны, что в России на рабочих местах нет сексизма. Мария Подлеснова, основатель и генеральный директор Rusbase, сайта, специализирующегося на технологиях и предпринимательстве, с трудом пытается вспомнить последний случай непрофессионального или грубого поведения коллег-мужчин. «Возможно, в США или Европе сексуальные домогательства распространены, но в России это совсем не так, — сказала Подлеснова (31) во время интервью в ее офисе в центре Москвы. — В современном технологическом обществе нет места сексизму или мачизму».

Российские женщины обычно преуспевают в творчестве, медиа и технологической отрасли, привлекающих более прогрессивных людей и требующих меньшего стартового капитала. Интернет-рынок уже готов: в России женщины покупают в онлайн-магазинах в десять раз чаще, чем мужчины.

Наталия Синдеева владеет телеканалом «Дождь», последней независимой в России новостной редакцией. Мария Колесник, получившая в Гарварде степень по управлению бизнесом и работавшая консультантом в McKinsey, руководит Oktogo. ru, ведущим в стране сайтом по бронированию отелей. Светлана Миронюк руководила РИА «Новости», одним из ведущих государственных информационных агентств, долгие годы, пока в 2013 году его не закрыли (новое агентство с таким же названием было создано вместо него). И это далеко не полный список.

Старые предрассудки не спешат отмирать

Тем не менее, дороги для женщин все еще не открыты. Начиная карьеру, женщины обычно зарабатывают на 30% меньше, чем мужчины, согласно данным Всемирного банка, и женщины-предприниматели часто не могут получить необходимое финансирование, как показало проведенное в 2014 году исследование отдела Всемирного банка, изучающее частный сектор.

Татьяна Гвилава, руководитель Общероссийской общественной организации «Женщины бизнеса», крупнейшей в России женской организации сферы бизнеса, предложила создать в России банк только для женщин, указав на успешный образец такой компании в Саудовской Аравии.

Еще одно препятствие — это предвзятое отношение. Подлеснова сказала, что в России часто считают, будто женщины, преуспевающие вне творческой, технологической и медиа-сфер, получили какую-то помощь. «Очень важно доказать, что ты все сделала сама, без денег какого-то мужчины или "папика", особенно если ты молода и красива», — сказала она.

Яна Задорожная, 26-летняя журналистка и менеджер по связям с общественностью из Алматы (Казахстан), соответствует этому описанию. Она влюбилась в Москву, побывав здесь несколько лет назад, и в сентябре основала вместе с американским приятелем-технарем Moskvaer, медиа-сайт, представляющий перспективу XXI-го века на жизнь в городе.

«Сегодня в России, как и в Европе, женщины имеют все возможности быть теми, кем захотят, — сказала Задорожная. — Но я заметила, что многие, хотя не все, женщины в России и Центральной Азии предпочитают "удачно выйти за муж" и быть домохозяйками и матерями, а не сильными и уверенными в себе женщинами. Возможно, это результат привычки, вырабатывавшейся поколениями».

Более того, некоторые области традиционно остаются закрытыми для женщин. Попова написала недавно, что женщины, как правило, занимают высшие руководящие посты в таких отраслях, как «здравоохранение, образование, питание, туризм, гостиничное дело, продажи, косметика, спорт, реклама и медиа» и, как правило, в малых предприятиях, не имеющих доступа к крупному капиталу. Политическая власть и главные для российской экономики добывающие предприятия — нефть, газ и металлы — остаются мужской прерогативой.

«Нам предстоит нелегкая работа для продвижения женщин на лидерские позиции в России», — сказала Попова. Она управляет организацией Startup Women, поддерживающей предпринимательниц, и проектом First Team, который ставит своей целью добавить десятки женщин в число кандидатов на предстоящих парламентских выборах в 2016 году.

Но и в политике наметились перемены. В 2013 году, за несколько месяцев до того, как Джанет Еллен была назначена главой Федеральной резервной системы США, Эльвира Набиуллина стала первой женщиной, возглавившей центральный банк в стране Большой восьмерки (хотя с тех пор Россию исключили из Большой восьмерки). Валентина Матвиенко руководит верхней палатой российского парламента, а Ольга Дергунова — правительственной структурой по управлению государственным имуществом.

Негативная реакция консерваторов

Вместе с тем, любой успех женщин происходит скорее вопреки, чем благодаря правительственной политике. Государственная Дума начинала работать над законами о гендерном равенстве в 2003 году, а затем снова в 2011 году. Оба раза процедуру замораживали. Некоторые предложения о выделении для женщин квот на участие в политической жизни получили поддержку некоторых парламентариев (включая Елену Мизулину, автор скандального закона о запрете гомосексуальной пропаганде), но с тех пор ничего не было сделано.

Более того, в свете усиления конфликта России с Западом, особенно после аннексии Крыма в 2014 году, появилась тенденция возвращения к традиционным ценностям и гендерным ролям, как реверанс в сторону национализма и преграду для «дегенеративного» западного общества. Наконец, каждая третья русская женщина становится жертвой насилия в семье, и примерно 10 тысяч женщин в год погибают от рук своих мужей.

Поэтому для многих кажется удивительным, что Россия смогла продвинуться так далеко. Сегодня начинающая предпринимательница может найти для себя группу поддержки, конференцию, наставников, инвесторов, готовых вложить деньги на начальном этапе, даже горячую линию. Созданы все условия для того, чтобы преуспеть.

В 2010 году, когда Туманова основала свою студию, ей мало кто помогал, и она не имела достаточно моделей для подражания. Но ее фирма выполнила более 300 проектов в России, а также Германии, Италии и Англии. Она говорит, что в одном деле никогда не нуждалась совета: ей самой удавалось убедить богатых клиентов, особенно мужчин, в том, что у них плохой вкус.

«Иногда клиент выдвигает странные идеи, которые не следует воплощать, — говорит она, и уголки ее губ поднимаются в улыбке. — Я напоминаю ему, что он не просто так пришел к специалисту, что ему нужно мнение эксперта. Иногда на убеждение уходит время, но обычно мое мнение учитывают».