Политические власти якобы делают некоторые шаги, чтобы остановить миграцию квалифицированной рабочей силы в демократические государства, которые предоставляют неограниченные возможности для развития науки во благо человечества.

Тем не менее, давление, с которым столкнулись тысячи ученых, призвавшие власти Турции к миру для того, чтобы положить конец террору, говорит о постепенном сужении границ свободы слова как главного условия, необходимого для препятствования утечке мозгов.

Да, несмотря на то, что репрессивная политика возрождается в Турции уже давно, романист Орхан Памук (Orhan Pamuk), получивший Нобелевскую премию, вселил в нас чувство национальной гордости. Но из-за своих выступлений по армянской и курдской проблемам Памук не пользуется таким уважением в эшелонах власти, как во всем мире. Но разве так происходит не всегда? Как правило, успешные люди, которые родились в Турции и получили мировое признание, сталкиваются с давлением и дискредитацией в своей стране из-за того, что принимаются отстаивать демократические принципы.

Политический климат продолжает мешать нашим людям вносить вклад в процветание страны.

Режиссер турецкого происхождения Дениз Гамзе Эргювен (Deniz Gamze Ergüven) была номинирована на премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке от Франции. Ее работа — фильм «Мустанг», который был подготовлен при финансовой поддержке французского, а не турецкого правительства. В своем интервью 21 января Эргювен отметила: «В Турции я не смогла бы сделать этот фильм». Причина простая. Если обратить внимание на женскую проблематику в фильме, то станет очевидно, что подход, при котором раскатистый смех женщины считается неприличным, не воодушевил бы Эргювен стать режиссером с мировым именем.

Или профессор Азиз Санджар (Aziz Sancar), который в прошлом году получил Нобелевскую премию по химии за исследования раковых заболеваний. Если бы после окончания медицинского факультета Стамбульского университета Санджар не нашел возможности поехать в США, то сегодня он, вероятно, до сих пор оставался бы в Мардине, где и родился.

В Турции никогда не поощрялась либеральная и открытая для инноваций научная среда. И сегодня, чтобы продолжать свою профессиональную деятельность в Турции, турецким ученым приходится преодолевать многие барьеры. А идеи тех, кто строит научную карьеру, идя в ногу с установленным порядком, не назовешь достойными внимания. 

Сегодня, когда мы принимаем мигрантов из Сирии, в нашей стране по иронии судьбы поднимается новая волна утечки мозгов. Этот процесс и так постепенно набирал силу в последние годы. С зашкаливающим непотизмом, который стал носить институциональный характер, притом, что на работу в госучреждения принимают родственников, жен, друзей независимо от их профессиональных умений, у молодых людей, получивших качественное образование, не остается возможности трудоустроиться в таких институтах. Что же касается частного сектора, то и здесь, не имея «руки», непросто найти работу под стать вашей квалификации.

Утечка мозгов из Турции началась в 1970-е годы. В результате давления, с которым в это время столкнулись курды и турецкая интеллигенция, они были вынуждены искать прибежище в демократических странах за границей. Они тосковали по родине, а мы лишились элиты. 

Не удивляйтесь, если к молодежи, которой остается только искать работу за рубежом, сейчас присоединится большая армия ученых. Ведь после оскорблений, допросов, арестов, которым турецкие ученые подверглись из-за опубликованного ими манифеста о мире, они могут начать подумывать о миграции.   

Выступая на форуме в Давосе, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц (Joseph Stiglitz) предупредил, что постоянное давление приведет к миграции турецких ученых в другие страны. Кроме того, сегодня, когда мир ищет пути выхода из экономического спада с помощью инновационных экономических моделей, академическая свобода чрезвычайно необходима.

Запад, наверняка, откроет двери турецким ученым, но что будет с нашими студентами?