В минувшую пятницу концертом симфонического оркестра Порту, на котором прозвучали произведения Стравинского и Шнитке, был открыт год России в Доме музыки (Casa da Música, Порту). В оркестре состоят семь российских музыкантов, практически все они являются полноценными жителями Порту, но Россия-матушка продолжает жить в их сердцах.

Год России в Доме музыки официально начался с концерта симфонического оркестра Порту (OSPCM), исполнившего «Весну священную» Стравинского. Прозвучавший в тот же вечер концерт №4 для скрипки с оркестром (с участием немецкой скрипачки Вивианы Хагнер (Viviane Hagner) открыл ретроспективу, которая в этом году будет посвящена Альфреду Шнитке (1934–1998).

Однако в данном случае нет ни малейшего повода для того, чтобы, как в комедии канадского режиссера Нормана Джуисона (1966), кричать «Русские идут!» Русская музыка присутствует в концертной программе Casa da Música со дня его официального открытия, 15 апреля 2005 года, когда в то время еще национальный оркестр Порту исполнил «Ромео и Джульетту» Чайковского. А российские музыканты уже успели сыграть значительную роль в его формировании задолго до обретения оркестром статуса симфонического.

В настоящее время в OSPCM играют семь российских музыкантов, именно выходцы из этой страны в оркестре представляют второе по величине национальное сообщество после португальского. И хотя считается, что оркестр, а тем более симфонический, всегда является «смесью и объединением многих культур», главный дирижер симфонического оркестра Порту Балдур Бронниманн (Baldur Brönnimann) уверен, что «в манере исполнения оркестра чувствуется русское влияние».

Семеро российских музыкантов OSPCM, в порядке их прибытия: Владимир Гринман (скрипка), Федор Колпашников (виолончель), Татьяна Афанасьева (скрипка), Вадим Фельдблюм (скрипка), Янина Хмелик (скрипка), Василий Супрунов (фагот) и Мария Каган (скрипка). Большинство родом из Москвы, говорят по-португальски и уже имеют двойное гражданство. И, как нетрудно заметить, почти все играют на струнных. Вероятно, именно этим, помимо всего прочего, объясняется упомянутая значимость русского стиля исполнения для общего звучания оркестра. «Россия славится своей школой струнных и обладает превосходством на международном уровне», — отмечает координатор OSPCM Алешандре Сантуш (Alexandre Santos), подчеркивая, что в наибольшей степени это проявляется в исполнении произведений крупнейших композиторов романтического периода.

На прошлой неделе, в интервалах между репетициями концерта, открывающего их год, было не просто собрать российских музыкантов вместе. Один из них даже не смог попасть на групповую фотографию для Público и предоставить свою биографию. Другие избегали интервью: либо из-за нехватки времени, либо по какой-то иной причине.

Что это сообщает нам о так называемой «русской душе»? «Ничего особенного; российские музыканты прекрасно интегрированы в оркестр и португальское общество, у них, как у национального сообщества, нет какой-то одной отличительной черты; различия наблюдаются на личностном уровне», — говорит Алешандре Сантуш.

По мнению маэстро Балдура Бронниманна, «российские музыканты прежде всего хранят тесную связь со своей собственной музыкой, которая во многом является отражением истории страны, но речь идет не просто о технике или истории — это то, что они чувствуют и чем живут».

Из Москвы в Порту

Среди прочих музыкантов Янина Хмелик приехала в Порту в самом юном возрасте — в 15 лет (в 1999 году), чтобы после нескольких лет обучения игре на скрипке в родной Москве завершить музыкальное образование в Высшей школе музыки, искусств и перформанса (ESMAE). Дочь Янины родилась в Порту и, как утверждает мама, «беззаветно влюблена в этот город». «Я тоже чувствую себя португалкой. Когда приезжала, думала о Лиссабоне, где достаточно много возможностей для карьеры, между тем открытие Дома музыки создавало новую ситуацию в Порту, и я сделала выбор в пользу этого города. Было замечательно стать участником всех этих событий», — говорит Янина, которая состояла в различных коллективах Дома музыки: оркестре барокко, Remix, а теперь и симфоническом оркестре.

Что касается России, куда Янина ездит ежегодно, исполнительница пожелала уклониться от политических суждений — ту же осторожность проявили по крайней мере еще два музыканта, с которыми беседовала Público. Но Янина вспоминает, что покинуть Москву ее заставила «политическая нестабильность» и отсутствие перспектив для музыкальной карьеры. «В то время условия для культурной жизни в Москве были не самые благоприятные, и многие хотели уехать, я принадлежала к их числу».

Но «русская душа» никуда не делась. «Мы проявляем холодность при первой встрече, но затем, если нам нравится человек или то, что мы делаем, мы готовы отдать всю свою любовь», — говорит она, в качестве примера подобного великодушия приводя музыку таких композиторов, как Чайковский, Стравинский и Шостакович.

В Порту Янина Хмелик, помимо работы в OSPCM, принимает участие во многих других проектах: она является членом группы «As 3 Marias», регулярно играет с поп-группами, такими как GNR, Gift или Mesa, и даже участвует в работе над проектом факультета стоматологии и инженерного факультета Университета Порту Inside Music Machine, который позволяет с помощью специальной радиографии наблюдать мышечную реакцию исполнителя во время игры. «Невероятное счастье совмещать эти разнообразные проекты с работой в оркестре», — говорит она.

Мария Каган приехала в Порту в 2004 году для участия в конкурсе музыкантов, желающих работать в симфоническом оркестре. С собой она привезла выдающееся наследие семьи: Мария — дочь замечательной виолончелистки Наталии Гутман, ученицы Ростроповича, игравшей с Святославом Рихтером, и скрипача Олега Кагана, также бывшего партнером великого русского пианиста. «Я выбрала скрипку, поскольку дома у меня перед глазами был замечательный пример моего отца», — объясняет она. Мария вошла в состав оркестра и «влюбилась» в Порту и в Португалию особенно после того, как ей удалось «освоить язык».

Мария Каган с большим волнением ждет года России в Casa da Música. «Это музыка, находящая живой отклик в нашей душе, и мы сделаем все возможное, чтобы ею в полной мере прониклась и португальская публика», — обещает скрипачка, которая, прежде чем выбрать Порту, семь лет жила и училась в Германии. Однако она поддерживает тесные отношения со своей родиной, куда возвращается каждый год для участия в концертах камерной музыки с самыми разными музыкантами. Мария лишь сожалеет о том, что сегодняшнее российское общество становится все более «закрытым» после «недолгого периода свободы», которым было отмечено предыдущее десятилетие.

Василий Супрунов, фаготист, также по конкурсу пришедший в оркестр Порту в 2003 году, признается, что ему трудно комментировать текущую ситуацию в России. «Здесь в Европе у нас есть одна информация, тогда как из России приходят совершенное другие известия, — говорит он, считая, что «здесь многие не знают, что на самом деле происходит в России».

Василию гораздо легче говорить о русской музыке: «Это музыка наших сердец, и этот год для нас станет незабываемым», — признается он, добавляя, что среди его любимых композиторов «Прокофьев, Шостакович, Римский-Корсаков, в общем, почти все».

«Исполненная в минувшую пятницу „Весна священная” является в высшей степени русским произведением, определившим последующий музыкальный стиль в стране», — отмечает дирижер Балдур Бронниманн. Открытие года России продолжилось в выходные дни: в субботу ансамбль Remix и хор исполнили произведения тех же композиторов; в воскресенье в исполнении хора прозвучал один из величайших шедевров русской музыки — «Всенощное бдение» Сергея Рахманинова.

Семь российских музыкантов в составе симфонического оркестра Порту:

Владимир Гринман (г. Санкт-Петербург). Скрипка; в оркестре с 1996 года.
Федор Колпашников (г. Москва, 1977). Виолончель; в оркестре с 2000 года.
Татьяна Афанасьева (г. Москва). Скрипка; в оркестре с 2001 года.
Вадим Фельдблюм (г. Санкт-Петербург, 1961). Скрипка; в оркестре с 2001 года.
Янина Хмелик (г. Москва). Скрипка; вошла в состав оркестра барочной музыки в 2002 году.
Василий Супрунов (г. Армавир, 1976). Фагот; в оркестре с 2003 года.
Мария Каган (г. Москва). Скрипка; в оркестре с 2004 года.