Крымский бизнесмен, основатель и директор ялтинского зоопарка «Сказка» и сафари-парка «Тайган» Олег Зубков подал иск о защите чести и достоинства против «прокурора» Крыма Натальи Поклонской и телеканала «Россия 24» в связи с распространением в декабре 2015 года информации о том, что Зубков якобы умертвлял тигрят. Заявление от Зубкова было подано в Савеловский суд Москвы. Также бизнесмен принял решение закрыть зоопарки для посещения в знак протеста против «беспредела крымских властей».

До крымского «референдума» в марте 2014 года Зубков открыто выступал за присоединение Крыма к России и хотел поставить памятник президенту РФ Владимиру Путину. Однако уже весной 2015 года заговорил о том, что принадлежащие ему объекты подвергаются давлению со стороны «крымской власти».

В интервью изданию «Гордон» Зубков заявил, что «руководители» Крыма продолжают «кошмарить» бизнес на полуострове, рассказал, чем отличаются российские чиновники от украинских, и сообщил о своих планах переехать в другую страну.

«Гордон»: Чего вы хотите добиться иском к Поклонской?

Олег Зубков: Хочу защитить честь и достоинство от вранья крымского «прокурора», которая потеряла все границы приличия, и, дискредитируя свое звание, выдает в эфир лживую информацию о том, что я отравил тигренка в своем зоопарке. По состоянию на 25 января я еще не получил результаты экспертизы по первому и второму тигренку. Третьего тигренка я был вынужден вывезти за пределы Крыма и сделать независимую экспертизу.

Именитые эксперты сошлись во мнении, что все трое тигрят болели с одинаковыми симптомами.  Они погибли от панлейкопении («кошачья чумка») во время «блэк-аута», когда у нас не было электричества и, соответственно, условий для содержания, иммунитет животных понизился, и они заболели, поскольку еще не были привиты — из-за возраста их было еще рано вакцинировать. Тогда как Поклонская заявила, что первый тигренок умер от отравления. Иванов («председатель Государственного комитета ветеринарии» Крыма Валерий Иванов. — прим. ред.) заявил, что второго тигренка я довел до переохлаждения.

— Где была экспертиза по третьему тигренку?

— Она проходила в лаборатории Краснодарского края. Туда поехали все ветеринары Крыма, но все равно независимые эксперты сделали заключение, что тигренок умер не от отравления или переохлаждения. Я герметично запаковал тело и ночью вывез его из Крыма. За это мне выписали штраф 500 тысяч рублей. Хоть я и нарушил ветеринарные правила, но если бы я этого не сделал, они бы изъяли и это тело и обвинили меня в том, что я его отравил или заморозил. Это же шулеры.

— Какова сейчас ситуация с электричеством в зоопарках?

— Стабильно тяжелая. Свет выключают каждые три часа. Спасибо Газпрому, который передал генератор «Тайгану», а «Сказке» дали генератор Россети. Благодаря этому жизнь животных в безопасности. Мы тратим достаточно большие деньги на дизельное топливо, но все-таки у нас выход из ситуации есть. А у многих генераторов нет, большая часть крымчан во время отключений просто лежит под одеялом, чтобы согреться.

— Верите ли вы, что удастся доказать свою правоту с иском против Поклонской?

— Тем, что я подал иск через московских адвокатов,  я уже дал отпор этому зарвавшемуся «прокурору» Крыма, который, по моему глубокому убеждению, не должен занимать этот пост. Непонятно, за какие заслуги Поклонская является генералом, я не вижу ни профессионализма, ни ума, а только девушку, которая играется в свой рейтинг и строит из себя Наполеона в юбке. Я не знаю, каков будет итог по этому иску. Может быть, Поклонская — внебрачная дочь какого-нибудь олигарха и, возможно, она порешает этот вопрос. Не знаю, как она пришла на свой нынешний пост, как этого добилась. Но для меня очевидно, что не за профессиональные заслуги, она дилетант. Для меня главное, что иск принят судом и мои интересы представляет один из уважаемых адвокатов России. А каков будет итог — для меня это второстепенно.

Поклонская также обвинила меня в том, что я вырубил 2,5 га лесных угодий, за что буду оштрафован на 120 миллионов рублей.  Но я до сих пор не получил ни иска, ни какого-то расчета ущерба, и не знаю, где этот вырубленный лес. Также нет официального предъявления обвинений о мальчике, которому якобы из-за моих халатных действий удалили три пальца. Но в действительности не три пальца, а кончик одного — мизинца. 24 декабря 2015 года каналу «Россия 24» Поклонская на всю страну заявила, что я ничего не сделал для безопасности своих парков. Сказала: «Пострадал мальчик, я встречалась с его мамой». Неужели Поклонская встречается со всеми потерпевшими?  В Крыму очень много уголовных дел и всяких разборок. Хочу, чтобы Поклонская почувствовала, что нельзя бессовестно врать. В Крыму после революции, после так называемого референдума что она, что «глава республики» считают себя небожителями, думают, что они могут, прикрываясь законами, чудить и говорить что угодно о ком угодно, кошмарить бизнес. То, что говорила Поклонская обо мне в декабре 2015 года, — это просто бред, словесный понос — что я ненормальный, меня надо посадить в клетку. Это сейчас она замолчала. Видимо, умные люди ей подсказали, что она не базарная баба, и нельзя так отвечать предпринимателю, даже если он обратился к ней с открытым письмом и что-то не то заявил.

У меня есть подтверждения, что она лжет. Именно из-за этой лжи сейчас закрыты мои парки «Тайган» и «Сказка», а вовсе не из-за судов и проверок. В истории зоопарков было много проверок, и будет еще много, это не повод закрываться. Еще одна ложь — 25 января «Коммерсантъ» выпустил статью, и «глава» республики сказал изданию, что я не снес рекламные борды парка  львов «Тайган» на трассе и не хочу за них платить. Но на самом деле эти 10 бордов, которые стояли возле Белогорска, я снес два месяца назад. Об этом «глава» республики не может не знать после мох длительных попыток узаконить эти борды. Я считаю, они могли бы перейти в законное поле РФ, и приносить деньги в дырявый бюджет Белогорского района.  Также в Белогорском суде рассматривается иск местного училища — конечно, поданный по заказу сверху от «вице-премьера», — о сносе рекламной конструкции  парка львов «Тайган». Это большие буквы, 10 м высотой, они стоят на косогоре, занимают несколько десятков квадратных метров на землях Белогорского района. Еще такие же буквы есть только в Америке, надпись Hollywood.

Два правительства, последнее украинское и нынешнее, которое два года штаны протирает, не смогли узаконить эти буквы. И сегодня стоит вопрос об их сносе, думаю, он будет доведен до конца. По закону это будет правильно, но разве это будет справедливо для бизнеса, для меня как предпринимателя? Я не верю в положительный для меня исход суда по буквам. Я понимаю, что у судьи нет правовых оснований оставить эти буквы на месте. Все согласования, которые были проведены, — предварительные, итогового документа нет. А в таком случае надо снести эти буквы, а потом получать разрешение на их установку. Написали, что буквы «Парк львов Тайган» привели к порче почвенного покрова — это маразм, от которого меня, русского человека Олега Зубкова, просто разрывает на куски. Ведь по Крыму десятки гектаров свалок и много тысяч гектаров брошенных, недекультивированных карьеров. Я летаю на вертолете, все это вижу. И это никого не волнует.

Есть такая поговорка: что сходит с рук ворам, за то воришек бьют. И это тот самый случай. Огромные площади свалок — это не порча почвенного покрова. Этим никто не занимается. Но зато занимаются маленьким зоопарком, который поставил буквы с неполным комплектом предварительных согласований. Никогда не будут узаконены эти буквы, раз «власть» этого не хочет. Очевидно не будет мирового соглашения ни между мной и техникумом, ни с «властью», так как у меня есть гордость и есть другие варианты дальнейшего существования. А «власти» не пойдут  на перемирие, так как у них нет ума. Был бы ум, эта ситуация вообще бы не возникла, ведь я не ищу скандала. Я два года пытался наладить отношения, более того, я им помогал.

Крым вошел в состав России с такими удивительными парками — так поддержите, если есть несоответствие какому-то закону —  так помогите интегрироваться предпринимателям! Но вместо этого кошмарят весь бизнес в Крыму, и не только о развитии новых проектов речь не идет, но и старым угрожает закошмаривание. Здесь не слышат президента Путина, который говорит, чтобы местные «власти» остановились. В парламент Крыма пришли мошенники, это не государственные люди, они еще вчера занимались политическими разборками, а сегодня они руководители. Поэтому они так и чудят.  У них нет ни грамотного отношения, ни хозяйственного подхода, это революционеры, че гевары. Закон РФ позволяет «закошмарить» любого, а не только частный зоопарк.

— Как вы считаете, помогает ли вам огласка, или, может быть, она может навредить?

— Думаю, помогает. Я благодарен корреспонденту издания The Guardian, который приезжал и выпустил огромную статью в одном из самых уважаемых изданий. Она наделал много шума. На статьи вынуждены реагировать чиновники в Москве. Хотя некоторые пытаются мои слова перефразировать. Я дал интервью «Громадському телебаченню», в котором был задан вопрос: «Вы были сторонником присоединения Крыма к России, что сейчас?»  Отвечая, я сказал: «Был уверен, что присоединение послужит развитию Крыма, решению многих проблем, накопившихся при Украине. Но я ошибался, никакого развития не получилось». Корреспондент или редактор вырезал мои слова о развитии, и вынес в заголовок: «Я был ярым сторонником присоединения Крыма к России, но ошибался».

Это наделало переполох, стали перепечатывать, комментировать, что я предатель интересов родины. «Власти» Крыма очень боятся, что я каким-то образом смогу снять судимость и баллотироваться в депутаты Государственной думы РФ на выборах, которые будут осенью. Боятся, что расскажу, как воруют имущество Крыма, и им придется отвечать. Для них это смерти подобно, они стараются не пускать сюда федеральных чиновников, никаких новых людей. Идет дерибан Крыма. Я благодарен всем СМИ, и зарубежным, и украинским, и российскому «Коммерсанту». Но российские и крымские мало пишут о ситуации.

«Власти» Крыма пытаются создать мнение, что я скандалист, врут обо мне. Уже полтора месяца мои парки закрыты в знак протеста, но никто, кроме журналистов, не попытался разобраться в этой ситуации — ни администрация президента, ни какие-либо организации. Крым отдан на откуп временщику Аксенову и его команде, которые ничего хорошего развитию полуострова не дадут.  В 2014 году я пытался стать депутатом «гососвета», но эти гоблины мне сказали: «Нет, мы тебя там не видим, там должны быть наши родственники, друзья и знакомые, а ты не входишь в круг наших интересов». А я считал, что будет демократия, как при Украине, когда я участвовал во многих избирательных кампаниях и побеждал без взяток, просто потому что я уважаемый в Крыму человек и пользуюсь поддержкой населения и мой голос хозяйственника должен иметь вес в парламенте.

Много было примеров, как власть топтала меня, унижала. Когда я ввез животных из Европы в апреле 2014 года по документам, которые были выданы еще Украиной, мне сказали, что я завез их в обход таможни, заявили, что я контрабандист номер один, привез СПИД, Эболу — бред сивой кобылы, животные были здоровее, чем все «руководители», которые сделали это заявление. В мае 2015 года был расстрел обезьян в зоопарке «Сказка», который не имеет аналогов по своей бесчеловечности. За ним стоит «прокурор» Крыма Наталья Поклонская. Потом ситуация с генераторами. Ну сколько можно издеваться?! Всему есть предел.

— Есть ли разница между украинскими и российскими чиновниками? Если да, в чем она?

— При Украине я построил два парка и тоже всегда воевал с чиновниками, потому что они закостенелые, все любят взятки, а я принципиально не даю, так как у меня зоопарк. Разница, пожалуй, в том, что российские чиновники внешне более порядочные, по крайней мере, хотят казаться такими. В РФ строгое законодательство и их за взятки сильно наказывают, и они как бы не берут. Но при этом они изуверски используют российское законодательство, которое разбивает любой бизнес. Если я при Украине за какое-то нарушение платил тысячу гривен, то сейчас это сотни тысяч рублей. Этими штрафами могут «раздеть» любого бизнесмена.

У одного из чиновников я спрашивал: «Как вы выживаете, ведь зарплата у вас не очень большая». Он ответил: «Очень просто — например, выписываем предпринимателю штраф полтора миллиона за нарушение. Бизнесмен приходит ко мне, и 50% штрафа отдает наличными — и всем хорошо». Вот так зарабатывают сегодняшние российские чиновники. И еще они все боятся взять на себя ответственность, подписать какую-то бумагу, разрешение, будут гонять по кругу. Этим они коренным образом отличаются от украинцев, которые все-таки брали на себя ответственность, подписывали документы, будь то штрафы или разрешения. Сейчас такого нет. Я два года на чиновников смотрю — они боятся собственной тени, что за  ними следит начальство, ФСБ.

Законы имеют двоякое действие. К одному законному акту  несколько подзаконных актов: закон как дышло, куда повернешь, туда и вышло. Мне как предпринимателю с российскими чиновниками работать намного сложнее, потому что они боятся принять решение. Грешным делом уже думаю, а не лучше ли были украинские времена, когда взятки хотя бы были земными, человеческими, а не так, как сегодня — как будто они берут один раз на всю оставшуюся жизнь.

— Возникают ли похожие трудности у ваших знакомых предпринимателей?

— Я общаюсь со многими предпринимателями, и ни один из них не доволен существующим положением дел. Те проблемы, которые не решались при Украине, не решаются и сейчас. Инвестиционных проектов тоже нет — как только инвесторы приезжают сюда и сталкиваются с реальностью, они бегут от Крыма как черт от ладана. Потому что, кроме денег, которые надо вложить в проект, надо еще много раздать ненасытным чиновникам. Такого нет ни в одной стране мира.

— Не хотелось бы вам вернуться в состав Украины?

— К сожалению, это невозможно, назад историю не повернешь. Сейчас я действительно понимаю, что при Украине, возможно, было развитие. Трудно, приходилось бороться с чиновниками, но я двигался вперед. Сейчас, по прошествии двух лет, я вижу, что двигаться вперед невозможно. Я имею в виду только крымские «власти», с таким правительством наперсточников невозможно развиваться. До них невозможно достучаться, ни один мой проект не рассмотрели, хотя я подал все документы, но ни одного вопроса не решили. Но думаю, что выбор крымчан правильный. В той ситуации, которая создалась, когда унижали статус русского языка, сносили памятники, сработал инстинкт самосохранения, поэтому без пистолетов и автоматов мы проголосовали за присоединение к РФ. Я надеюсь, что правительство временщиков сменится, Крымом  будут руководить адекватные люди. Можно жить и развиваться по строгим законам РФ.

— В одном из интервью вы говорили, что, возможно, уедете. Вы уже присматриваете страну, какие есть варианты?

— Я присматриваюсь к разным странам, скоро вылетаю в южный Китай на месяц, буду встречаться с туроператорами, разными людьми, прорабатывать вопрос создания своих парков там.  Также в разработке такие варианты, как Португалия, Болгария, Черногория. Прежде всего, потому что там теплый климат, подходящий моим животным, и там есть туристы. И там нет ничего подобного паркам «Тайган» и «Сказка». И там, как мне кажется, нормальное правительство. Сегодня мне Португалия предлагает беспроцентные кредиты — миллионы евро, причем возможен вариант проекта, при котором 50% гасится государством. Это большая помощь.

Невозможно воевать всю жизнь, перехитрить Аксенова мне будет тяжело. Раньше территории отдавали завоевателям на разграбление на три дня, а ему отдали Крым на три года. И пока он все тут не разрушит, он не уйдет. В России пока губернаторы не начнут себе покупать ручки с золотыми и бриллиантовыми вставками, на них особого внимания не обращают, как это было с губернаторами Сахалина или республики Коми. Только когда все выходит за пределы здравого смысла, тогда говорят: «Так нельзя, мы тебя накажем». И в Крыму так же, они чудят по полной программе, кошмарят бизнес, не решают вопросы развития, компрометируют федеральное правительство. Поэтому должен буду уйти я, и это будет последнее решение, которое я приму.