Сайт Jeuneafrique.com сообщил о том, что за последний месяц некоторое количество граждан Сенегала, поддерживающих ИГИЛ, прибыло в место базирования этой группировки в Ливии.

По сообщению разных источников из Дакара, в настоящее время в ливийской группировке насчитывается от 10 до 30 сенегальцев. Все они укрылись в специальных каналах, созданных мигрантами для того, чтобы добираться к побережью Средиземного моря, многие из них находятся в ливийском городе Сирт. В условиях господствующей в Ливии анархии сеть этих каналов стала настоящей базой «Исламского государства».

Официальные представители Сенегала серьезно обеспокоены вступлением своих сограждан в ИГИЛ и считают это настоящей угрозой для собственной страны.

Некоторые из этих сенегальцев, как и многие участники ИГИЛ, размещают на своих страницах в Facebook фотографии с черно-белым флагом «Исламского государства», демонстрируют свое участие в джихаде и распространении экстремистской идеологии. За последние недели некоторые из них особо активно взялись за пропаганду целей ИГИЛ и даже дали интервью ряду местных изданий. Частичные сведения из них приводятся ниже.

Абдурахман Менди (Abdourahmane Mendy)

Этот сенегалец, примкнувший к ИГИЛ, происходит из города Пикин в окрестностях столицы Дакара. В первой половине 2015 года он покинул Сенегал, чтобы присоединиться к игиловцам в Ливии. Ему 30 лет. По профессии — художник граффити. Менди подтвердил на французском и арабском языках, что на данный момент он участвует в военных действиях в городе Сирт. Он призывает своих соотечественников последовать его примеру, зачастую в экстремистском ключе. Например, он сказал, что путем участия в джихаде он стал настоящим мусульманином.

Садио Гассама (Sadio Gassama)

Еще один гражданин Сенегала, Садио Гассама вступил в ряды «Исламского государства» в качестве врача. Ему 25 лет. До своего приезда в игиловский лагерь в Сирте он учился на медицинском факультете в одном из дакарских университетов. На своей странице в Facebook Гассама сообщил, что при помощи одного своего приятеля в районе Казаманс он участвовал в деятельности пропагандистских сообществ салафитов из провинции Зигунжор на юге Сенегала и впоследствии присоединился к ним.

В своем интервью сенегальскому сайту Senenews.com Гассама назвал себя «экстремистским врачом-джихадистом» и заявил, что его побудили к этому заявления сенегальского президента Маки Салла об ограничении прав мусульманского населения. Сам же Гассама выступает за установление в его стране закона шариата. На своей странице в Facebook он составил автобиографию и рассказал об обстоятельствах присоединения к ИГИЛ.

Элиман Диоп (Elimane Diop)

Этот человек называет себя Абу Джафар Диоп (Abu Jafar Diop). Ему около 20 лет. О Диопе стало известно благодаря интервью, которое он дал в середине января 2016 года сенегальскому сайту Buzz.sn. В нем молодой человек заявил, что в марте 2015 года отправился в Сирт, чтобы там войти в состав ИГИЛ. Прибегая к провокационным джихадистским высказываниям, он заявил: «День и ночь мы молимся о том, чтобы принести свою жизнь в жертву Господу… Мы любим смерть точно так же, как неверные любят жизнь».

В этом интервью экстремист ничего не говорит о своей прошлой личной жизни. Однако он ясно дает понять, что целью их атак являются сенегальские суфийские ордена. По словам Диопа, суфиев силой заставляют выполнять законы шариата и религиозные предписания, поэтому ИГИЛ будет бороться с ними до тех пор, пока не перестанет существовать традиция поклонения перед гробницами суфийских духовных предводителей и не исчезнут такие ежегодные церемонии, как Магаль в суфийском ордене Муридия и Гаму в ордене Тиджания. Кроме этого, экстремисты добиваются, чтобы от своих убеждений отказались и члены суфиийского ордена Лаин, расположенного в самом Дакаре.

Абу Хатем (Abu Hatem)

Абу Хатем — это псевдоним. Информации об этом человеке крайне мало. Фактически, он считается предводителем сенегальских боевиков ливийской ячейки ИГИЛ. В своих сообщениях в Facebook члены этой экстремистской группировки много раз упоминают имя этого человека, однако какие-либо примечательные сведения о нем отсутствуют. Другие граждане Сенегала, такие как Хасан Джин (Hasan Jin), известный под псевдонимом Алиас Абухалед (Alias Abukhaled), и некто Саид (Saeed), примкнувшие к экстремистам в последние месяцы, уже убиты.


По информации Службы безопасности Франции и американского ЦРУ, поступившей в распоряжение руководства Сенегала и Кот-д’Ивуара, имеется серьезная угроза террористических атак ИГИЛ в столицах этих стран. Вероятны взрывы в отелях, где проживает много туристов, и в зонах пляжного отдыха на океанском побережье, что может быть организовано при помощи машин со взрывчаткой. Стоит отметить, что правительство Сенегала ввело особые меры вооруженного контроля на границах своей страны, особенно на границе с Гамбией, увеличив численность национальных органов безопасности.

В этом сообщении, размещенном на сенегальском сайте, также содержатся несколько весьма примечательных моментов, которые тоже необходимо учитывать в будущем.

Присоединение некоторого количества сенегальцев к ливийской ячейке ИГИЛ в последние месяцы свидетельствует о новой тактике высшего руководства этой группировки в Африке и особенно в ее западной части. Кроме того, это доказывает активность салафитских центров, находящихся под контролем Саудовской Аравии.

Если в прошлом саудовцы только финансировали бюджет для распространения своего образования и пропаганды салафитской и ваххабитской идеологии среди африканской молодежи, то в последние годы, установив тесные связи с религиозными предстоятелями местных суфийских орденов, они пытаются сверху влиять на мусульманские институты африканских стран, а также укреплять свои позиции среди самих африканских суфиев. Таким образом, саудовцы тайно занимаются рекрутированием свежих сил в контролируемые ими экстремистские группировки, базирующиеся в разных странах, включая Сирию, Йемен и Ливию.

С другой стороны, саудовцы пытаются трансформировать религиозные представления суфийских орденов, для чего создают университетские образовательные центры и стараются привлечь на свою сторону студентов и выпускников с помощью рычагов влияния в самих африканских университетах. В качестве примера можно привести тот факт, что они добиваются введения запрета на проведения традиционных народных обрядов. В частности игиловцы выступают против церемонии Магаль, которая представляет собой ежегодный праздник чествования основоположника местного суфийского ордена Муридия шейха Ахмаду Мамба, при том, что численность этого религиозного объединения в наше время составляет порядка четырех миллионов человек. Экстремисты также являются резкими противниками проведения церемонии Гаму, то есть ежегодного праздника Мавлид по случаю рождения пророка Мухаммеда, который считается одним из важнейших мусульманских обрядов в стране.