«Кто открыл двери Европы перед мигрантами? Греция!» — с гордостью заявляет Петрос Константину (Petros Konstantinou) в увешанном революционными афишами небольшом кабинете на пятом этаже обветшалого здания в центре Афин. «По-настоящему ситуацию изменило не обострение войны в Сирии, а реакция греческих рыбаков, которые были возмущены целой чередой крушений эмигрантских кораблей и решили летом самостоятельно спасать оказавшихся в тяжелом положении людей: это дало толчок огромному движению солидарности по всей Европе, достигшему кульминации прошлой осенью», — не скрывает радости лидер Keerfa (Движение против расизма и фашизма). Сейчас его активная левая ассоциация выступает и против линии правительства Алексиса Ципраса, хоть тот и представляет радикальных левых.

От слов главы Keerfa греческие власти бросило бы в холодный пот. Сегодня они стремятся показать, что делают «все, что могут» для разрешения миграционного кризиса, и даже согласились на прошлой неделе на развертывание судов НАТО в Эгейском море. Необычный шаг не только для Греции, но и для Североатлантического альянса, который впервые с момента формирования займется борьбой с «нелегальными каналами».

В сотрудничестве с европейским пограничным агентством Frontex натовские суда (под немецким командованием) будут подавать тревогу при обнаружении кораблей с мигрантами, что облегчит их высылку в Турцию, даже если они будут перехвачены уже в территориальных водах Греции. Эта инициатива уже навлекла на себя критику НКО, которые занимаются спасением мигрантов на греческих островах: с начала года туда прибыли еще 70 000 беженцев, потерпевших кораблекрушения.

Мириады островов

В опубликованном в пятницу пресс-релизе «Врачи без границ» даже назвали готовящуюся операцию «опасной слепотой», напомнив, что «в Эгейском море утонули более 300 мужчин, женщин и детей». Как считают в организации, «милитаризация этого в первую очередь гуманитарного кризиса ничего не решит». «Разве европейцы представляют, что такое Эгейское море с его мириадами островков, за которыми нужно следить?» — говорит Лаура Паппас (Laura Pappas), глава греческой НКО Metadrasi, которая занимается помощью оказавшимся в стране мигрантам.

«И что делать мигрантам, которых завернут, если они уже прошли через столько опасностей и заплатили почти 2 000 евро за поездку?— продолжает эта энергичная женщина. — Кто-то думает, что они согласятся спокойно вернуться в Турцию?» Она опасается, что в таком случае те могут просто броситься в море, из-за чего погибших станет еще больше. В любом случае, нахождение сил НАТО в Эгейском море касается не только участи мигрантов. «Это может нарушить хрупкое геополитическое равновесие, — отмечает политолог Георгиос Сеферцис (Georges Sefertzis). — Помимо риска усиления напряженности с Россией вокруг сирийского кризиса это будет означать суровое испытание для греко-турецких отношений и в частности вопроса раздела территориальных вод в Эгейском море». Греция и Турция входят в НАТО, однако друзьями их никак не назвать. Одной из главных причин разногласий становятся «серые зоны» Эгейского моря. В том числе скалистый остров Имиа, спор вокруг которого мог бы показаться гротескным, если бы не потенциально богатые нефтяные р
есурсы.

«В 1980-х годах Греция согласилась ограничить свои территориальные воды шестью милями от побережья, хотя по международному морскому праву эта дистанция составляет 12 миль», — напоминает эксперт. Конфликты с Турцией все равно возникают на регулярной основе, как показало на прошлой неделе падение греческого военного вертолета с тремя людьми на борту: Анкара немедленно запретила вести поиск тел в своих территориальных водах.

Помимо морского вопроса, стоит отметить и нарушения воздушного пространства, которых набралось более 2 000 за 2015 год. Все происходит «по инициативе Турции, которая постоянно играет на нервах Греции, а та вынуждена отвечать развертыванием собственных самолетов, — объясняет Георгиос Сеферцис. — Причем каждый вылет обходится в миллион евро». По его словам, «в теории, суда НАТО должны выявлять корабли с мигрантами и заворачивать их в Турцию. Но какую из стран предупредят первой, если корабль окажется в зоне, где реальная морская граница на самом деле меньше шести миль, как это часто бывает? Решение усилит позиции Афин или Анкары в спорных зонах».

Последнюю неделю греческие СМИ пишут об утечках из закрытых переговоров Ангелы Меркель, Жана-Клода Юнкера и Реджепа Тайипа Эрдогана в Анталии в ноябре прошлого года. Турецкий лидер якобы был разгневан тем, что получил всего 3 миллиарда евро помощи для противодействия притоку беженцев (Турция принимает на своей территории 2 миллиона мигрантов и уже потратила на них 7 миллиардов евро), и пригрозил позволить утонуть «еще 15 000 маленьких Айланов», а также распахнуть двери для всех беженцев: «Самолеты и автобусы готовы». «Брюссель оказывает вам княжеские почести», — ответил ему глава Европейской комиссии. «Даже если для этого приходится жертвовать Грецией?» — задаются вопросом в Афинах. Положение Греции уже подорвано общественным протестом против действующих мер жесткой экономии, а также приоритетным вниманием союзников к диалогу с Турцией. Сейчас она старается как можно быстрее выполнить требования Европы и завершить формирование пяти центров регистрации мигрантов на островах до намеченного на четверг европейского саммита. Еще два центра должны открыть у Афин и Салоников: они будут предназначены для мигрантов, которые уже прошли процедуру регистрации и ожидают перемещения в другую европейскую страну.

Демонстрации

«На нас лежит часть ответственности за задержки», — признал на этой неделе министр по миграционной политике Яннис Музалас (Iannis Mouzalas). Только вот озвученные европейцами в сентябре обещания тоже пока что остаются лишь словами: за четыре месяца было перемещено всего 497 мигрантов из запланированных 160 000. Жители острова Кос и Салоник выходят на улицы с протестом против открытия центров, которые могут стать не временным, а постоянным пристанищем для мигрантов, если Европа будет медлить и дальше.

Как бы то ни было, на выходных в старой военной казарме в афинском пригороде Схисто шли активные работы. «Мы делаем все, чтобы быть готовыми принять тут 4 000 человек, которые последуют дальше транзитом», — говорит стоящий у входа военный. Там будут размещены жертвы далеких войн, которым разрешат днем выходить наружу. Но куда им идти? Казарма находится у дороги посреди голых холмов, а угроза закрытия северных границ создает давление на всю страну, которая ощущает себя во все большей изоляции.