«Полковник не смог отдать приказ об отступлении. Некоторые проигнорировали этот приказ, но немногим удалось уйти… Я не хочу больше возвращаться на поле боя», — говорит бывший призывник Максим, показывая свою фотографию, на которой он изображен с оружием в руках.

В мае 2014 года, через три месяца после государственного переворота, пророссийские силы в Донецкой и Луганской областях объявили независимость подконтрольных регионов, в результате чего начались столкновения с правительственными войсками. Российские войска также принимали неофициальное участие в боевых действиях. Война разгорелась в полную силу.

В середине февраля прошлого года Максим находился в Дебальцево в составе Национальной гвардии. Дебальцево, важный транспортный узел, контролировали украинские власти. Пророссийские силы окружили город, и его пришлось сдать. Это случилось через шесть дней после того, как главы России, Германии, Франции и Украины опубликовали Минское соглашение о перемирии и мирном процессе.


По информации министерства обороны Украины, во время боев, которые продолжались, несмотря на перемирие, погибло 136 солдат Нацгвардии. По некоторым оценкам, жертв было больше.

«Я вернулся целым и невредимым, но я уже не буду таким, как раньше с психологической точки зрения. Я ощутил дыхание смерти», — говорит Максим. Он работал на металлообрабатывающем заводе, но уволился оттуда, так как чувствовал себя не в своей тарелке.

Четыре месяца назад Максим переехал в Ирпенский военный госпиталь под Киевом. Этим учреждением на государственные субсидии заведует молодежь, которая принимала участие в перевороте. Они проводят время, посещая психологические консультации и пытаясь найти путь к себе.

По словам волонтера госпиталя Ольги Харькиной, бывшим солдатам, воевавшим в Донбассе, некуда податься, и у них много психологических проблем. Госпиталь открылся в октябре прошлого года. Сейчас там находится около 40 человек.

Не прошло и года, а надежды на мирное урегулирование, вызванные Минским соглашением, разрушились. «Одна треть украинцев не готова идти на компромисс. После того, как стороны стали врагами, сложно что-то сделать усилиями только одной стороны», — отмечает украинский политолог Владимир Фесенко.

Андрей Шараскин, которого считают правой рукой руководителя националистов Дмитрия Яроша, высказывает жесткое мнение: «Мы против того соглашения. Германия и Франция пытаются продать Украину ради экономических отношений с Россией».