В отношении международного женского дня я испытываю смешанные чувства. Когда на этой неделе наступит этот праздник, вокруг будут торжества и веселье. Но будет и чувство подавленности и уныния. Почему? Потому, что по мере того, как все больше и больше женщин добиваются ключевых должностей и лидирующего положения в обществе, слишком многие из них забывают об остальных представительницах своего пола и становятся аполитичными или равнодушными, зацикливаясь на себе. Борьба за равноправие полов уже в прошлом. Эти женщины носят деловые костюмы и каблуки, вхожи в мужские клубы и едва удостаивают взгляда тех, кто ниже их — жалких и слабых женщин, которые никогда не понимали правил игры.

Дамы-триумфаторши раздают советы об устремлениях, уверенности в себе, о «замороженном таланте» (вроде замороженных яичников?) и неукротимой энергии. Хорошо, что они обо всем этом рассказывают и делятся опытом, но этим они лишь перекладывают ответственность на того, кто остался за бортом. Сама система сомнению никогда подвергается.

Что и говорить, миром по-прежнему правят мужчины. И в основном они виноваты в том, что женщины унижены, не растут, находятся в подчинении и остаются не у дел. Но все чаще защитницами власти мужчин становятся добровольные «служанки», согласные с положением дел. Так что в этом году, на мой взгляд, феминисткам следует выступить против молчаливого согласия и жестокосердия женщин, а также против превосходства и засилья мужчин. И здесь нужна не стервозная злобность, а беспристрастная критика.

Некоторые журналистки постоянно подвергают женщин и девушек публичным нападкам и издевательствам. Они умеют быть настолько придирчивыми и категоричными, что на это не осмелился бы даже Джереми Кларксон (Jeremy Clarkson — английский телеведущий и журналист, специализирующийся на автомобильной тематике, широко известен как ведущий телевизионного шоу «Top Gear», — прим. перев.). Год за годом во время присуждения премий американской или британской киноакадемий заведующие отделом мод — и даже редакторы модных журналов — выпускают свои когти и набрасываются на звездных представительниц киноискусства за то, во что те одеты. Эти звезды могут быть прекрасными актрисами или режиссерами, но, судя по всему, в расчет берется лишь то, насколько они обнажили свою грудь, или насколько их ноги толсты для выбранного платья.

А еще есть новый тип женщин-телеведущих, которые считают, что для того, чтобы сделать карьеру, им нужно обязательно быть крайне навязчивыми и беспощадными. Вместо того чтобы вносить перемены в СМИ и тональность передаваемой информации, они превращаются в трансгендеров, добивающихся славы Пэксмана или Хэмфриса (Jeremy Paxman, John Humphreys — известные телеведущие, — прим. перев.), но лишенных их обаяния.

Еще один тип женщин, которые в последнее время меня все больше раздражают — это особы, которые и так уже всего добились, но продолжают добиваться нашего внимания и сочувствия. Во вторник — как раз накануне Международного женского дня — открывается выставка художницы Элис Инстоун (Alice Instone) под названием Pram in the Hall («Детская коляска в зале»). Она поговорила со знаменитыми женщинами, спрашивая их о том, как им удается совмещать множество разных дел, а затем воплотила их ответы в художественных произведениях. В одном из них перечислены дела: «Позвонить Джейсону Доновану, купить подарки Секретного Санты, потом написать Мелинде Гейтс».

Другая — супермодель — была измотана тем, что ей приходится покупать витамины, проходить техосмотр и выглядеть обычной мамой для своего ребенка. Сколько нянек они держат? И, вообще, задумываются ли они о тех матерях, которые живут на пособие, выполняют черную работу, и у которых нет возможности принять вечером ванну? Или о сирийских матерях, пытающихся уберечь своих детей от смерти в местах, находящихся в нескольких часах лета от Британских островов? Нарциссизм, выдающий себя за феминизм и искусство. Гадко.

В сети злобные и неистовствующие дамы безжалостны. Джерри Холл, которая в эти выходные вышла замуж за Руперта Мердока, стала жертвой резких нападок и критики со стороны троллей и блогеров женского пола. Эта взрослая женщина, умная и красивая, сделала свой выбор, и я надеюсь, она найдет свое счастье. Но этим переполненным недовольством фуриям надо было все испортить, выплеснув в интернет весь свой яд и всю свою враждебность.

На прошлое рождество я написала одной из моих интернет-гонительниц и сказала ей, как из-за нее я все это время себя чувствовала. Она извинилась, но заявила, что я сама «напросилась», и что имеет право говорить, что хочет, поскольку живет в свободной стране. Общение это оказалось тягостным. В 2014 году Изабелла Сорли была осуждена и признана виновной за публикацию яростных угроз в адрес участницы феминистской кампании Кэролайн Криадо-Перес. Эти ужасные манеры переняло и поколение молодых девушек, которые преследуют друг дружку в сети, пытаясь вывести из себя, унизить и уничтожить человека. И разве мы, феминистки, не должны на это реагировать? Неужели мы стараемся не вмешиваться в это, потому, что проще и легче обвинять во всем мужчин и юношей?

И здесь я подхожу к последнему вопросу, которым необходимо заняться в этот Международный женский день. Нам следует говорить о мужчинах и юношах, которые находятся в состоянии глубокой депрессии, испытывают тревогу и страх — о тех, которые попадают в тюрьму или убивают себя. Их родили женщины, и многих из них воспитывали матери. Феминистки не должны быть в стороне от проблем и забот.

Мы, женщины и девушки, должны продолжать борьбу против господства и засилья мужчин, заявлять о своих равных правах и о своем месте в мире, отказываться от своей роли второстепенных и неполноценных существ. Те риски и те тяготы, которым подвержены матери и дочери — это преступление в отношении половины человечества. Но сами женщины вредят нашему общему делу не меньше, чем мужчины. Пора поступать жестко в отношении тех женщин, которые предают своих сестер — тех честолюбивых «птиц высокого полета» вроде Маргарет Тэтчер, которые интересуются только собой, собственным успехом и счастьем.