Москва — Обычные российские школьники — они подначивают друг друга, хихикают, смотрят в экраны своих смартфонов, и в то же время бросают взволнованные взгляды в сторону ветеранов в военной форме, которые будут ставить им оценки, сидя неподалеку на сцене. Затем, по команде сержанта-инструктора по строевой подготовке (их одноклассника), они выстраиваются, производят расчет и энергично маршируют аккуратными шеренгами, распевая советские строевые песни.

Такие состязания по военной строевой подготовке, когда-то являвшиеся неотъемлемой частью советской школьной программы, вновь проводятся в российских школах, таких, как московская школа номер 1465. В прошлом месяце она впервые устроила смотр строя и песни с участием 10-ти школьных отрядов, одетых в одинаковую форму на манер военной, которые состязались за награды, врученные победителям улыбающимися ветеранами войны.

Хотя все это выглядело весьма благонравно, такие состязания стали неотъемлемой частью неоднозначных усилий по возрождению в российских школах всеобщей кадетской подготовки, которая существовала в советские времена. Данные усилия всецело поддерживает Русская православная церковь, которая после многолетнего упадка сегодня вновь играет очень заметную и важную роль в России.

Такое возрождение военной подготовки активно осуществляется по всей стране. Ее сторонники, такие как директор школы 1465 Артур Луцишин, утверждают, что российскому обществу надо устранить разрыв с армией, возникший после распада Советского Союза. По его словам, цель не в том, чтобы готовить детей к войне, а в создании здоровой связи между российским населением и его вооруженными силами, а также в восстановлении престижа воинской службы.

«Мы пытаемся сделать из этих детей не солдат, а просто хороших граждан, любящих свою страну, — говорит Луцишин. — Последние 15 лет или около того мы постепенно возвращаем себе понимание того, что у нас великая страна. Не страна, проигравшая в холодной войне, а страна, равная всем остальным. Это очень хорошо, что наше государство уделяет больше внимания патриотическому воспитанию».

Военно-патриотическое воспитание

Эта мысль вторична для судьи соревнований капитана первого ранга в отставке Александра Косева (так в тексте, фамилия судьи Косов — прим. пер.), который много лет прослужил в советском военно-морском флоте. По его словам, он в своем преклонном возрасте с гордостью наблюдает за тем, как российская армия ставит в тупик Запад своими грамотными и умелыми действиями в Крыму и в Сирии. И он с удовольствием судит этот первый для него строевой смотр.

«Это помогает готовить детей к жизни, — говорит ветеран. — Это физическая подготовка, она делает их сильнее, увереннее в себе».

Критики утверждают, что эмоциональным мерилом, лежащим в основе кадетского движения, является ностальгия по СССР, ставшая результатом напряженности в отношениях с Западом и экономических неурядиц внутри страны. Но такая тоска по прошлому это не самое лучшее, говорит независимый военный эксперт Александр Гольц.

«СССР был особой страной, в которой идея патриотизма была прочно связана с военной подготовкой. Нельзя стать патриотом, если не знаешь, как стрелять из автомата Калашникова, — рассказывает он. — В путинскую эпоху мы увидели полное возрождение такого военно-патриотического воспитания».

«Цель состоит в том, чтобы сделать его всеобщим, для всех», — добавляет Гольц.

Жизнь российского солдата

Капитан первого ранга Косев и другие говорят, что российские вооруженные силы прошли через суровые испытания после распада Советского Союза, и что их невзгоды стали отражением краха общества и утраты национальной гордости.

Поражение хваленой Советской Армии в Афганистане, которое она потерпела от пользовавшихся американской поддержкой моджахедов, стало первым из многих ударов, пришедшихся на 1980-е и 1990-е годы. Они ускорили утрату веры в спотыкавшееся советское государство и в возникшую впоследствии российскую армию. Что еще хуже, новая армия оказалась втянутой в политические конфликты на закате СССР. Она участвовала в провальной попытке ГКЧП захватить власть в 1991 году, а затем в 1993-м в обстреле мятежного российского парламента по приказу тогдашнего президента Бориса Ельцина.

«Это полностью подорвало репутацию новой российской армии в обществе, когда ее первой военной победой стала победа над собственным парламентом», — говорит военный ветеран Виктор Баранец, 33 года прослуживший в рядах вооруженных сил, а в 1990-е годы занимавший должность официального представителя Министерства обороны.

«Рейтинг армии в те дни был как никогда низок, — отмечает Баранец, ныне работающий военным обозревателем в „Комсомольской правде“. — Когда мы выходили на улицы Москвы в форме, над нами насмехались, нас высмеивали, даже забрасывали яйцами и помидорами. Ситуация настолько ухудшилась, что мы получили приказ приходить на службу в гражданской одежде. А денежное довольствие у офицера было как у уборщицы».

Жизнь у сотен тысяч молодых людей, которых призывали в российскую армию обычно на три года, была намного хуже. В этой обветшавшей, слабо финансируемой развалине, слабо напоминавшей былую Советскую Армию, солдаты часто недоедали, постоянно подвергались физическим издевательствам, которые называли дедовщиной, а коррумпированные генералы использовали их как дешевую рабочую силу. Еще несколько лет назад дезертирство было настоящей эпидемией в российской армии, а уклонение от призыва превратилось практически в норму.

Военная гордость

Ситуация начала меняться после войны России с соседней Чечней в 2008 году, которая хоть и принесла Москве победу, но выявила серьезнейшие недостатки и изъяны в армии. Были проведены масштабные реформы, оптимизировавшие вооруженные силы и сделавшие их профессиональными. Призыв был сокращен до одного года, офицерам подняли денежное довольствие, стали давать квартиры, и по мнению многих, дисциплина в армии намного улучшилась.

«Все больше и больше молодых людей начинают понимать, что военная карьера является хорошим выбором», — говорит президент Академии военных наук Махмут Гареев. Но несмотря на рост патриотических настроений, добавляет он, «200 тысяч молодых людей по-прежнему уклоняются от военной службы».

Что самое важное, российские военные начали одерживать победы — сначала в Чечне, затем в Грузии, после этого в Крыму, а теперь и в Сирии. Согласно опросам общественного мнения, на которые ссылается военный эксперт Баранец, доверие общества к российским вооруженным силам выросло с 12% в начале 1990-х до 86% сегодня.


Трудно судить о реакции общества на возрождение программ всеобщей кадетской подготовки в школах, но предложение губернатора центральной Тульской области о введении данной системы нашло поддержку у 90% респондентов, участвовавших в организованных местными СМИ опросах. Об этом сообщило государственное информационное агентство «РИА Новости».

Критик Гольц утверждает, что возвращение военно-патриотического воспитания в школы имеет целью не только физическую подготовку молодежи и возрождение гордости за страну. По его словам, она должна стать основой российского общества.

«Есть старый анекдот. Почему солдаты поднимаются по карьерной лестнице? Потому что никому не разрешают уйти с нее. Это своего рода насаждение единства для всей страны, означающее, что несогласные автоматически превращаются во врагов, — говорит Гольц. — Это также означает, что в оправдание всего этого у нас постоянно должны быть внешние враги. И вот так, шаг за шагом, маршируя в ногу, мы возвращаемся в осажденную крепость».