«Россия — страна, где государство может все. Кстати, я уже два раза побывал за решеткой. Это своего рода черный юмор, но в России говорят, что Бог любит троицу. Однако теперь это было бы ударом по чешской организации и ее директору», — говорит журналист Григорий Пасько, который перенес центральный офис своей организации в Прагу. Он также рассказывает о преследованиях, которые пережил в России, и о других темах.

Parlamentní listy: Почему вы перенесли штаб-квартиру Фонда поддержки расследовательской журналистики из России в Чехию?

Григорий Пасько: Нам никто не говорил, что не хочет нашей организации в России. Однако дело в том, что российская расследовательская журналистика буквально умирает. Кстати, у нас много журналистов было убито из-за их работы. Дмитрий Холодов, Анна Политковская и многие другие. Тем не менее, мы бы хотели сохранить этот жанр. Мы утверждаем, что писать о государственных и личных ошибках и преступлениях необходимо. В правительстве и администрации, понятно, это воспринимают прохладно. Они боятся, что рано или поздно попадут в фокус внимания журналистов-расследователей. Генеральный прокурор Юрий Чайка, первый зампред правительства Игорь Шувалов, глава Роснефти Игорь Сечин, совладелец крупнейшей в России компании по строительству газопроводов и ЛЭП Группы СГМ Аркадий Ротенберг и, наконец, сам Владимир Путин. Если кто-нибудь начнет интересоваться деятельностью этих людей, то превратится во врага России — их России.

— Вы считаете, что из-за этой деятельности вы опять могли бы попасть за решетку?

— Понимаете ли, Россия — страна, где государство может все. Кстати, я уже два раза побывал за решеткой. Это своего рода черный юмор, но в России говорят, что Бог любит троицу. Так что не дай Бог. Однако теперь я уже не просто российский журналист Пасько, и если мне будут мешать работать и преследовать, это будет ударом по чешской организации и ее директору. Кстати, я уже сообщил об этом в Министерство иностранных дел. Нужно учитывать, что один на допрос в здание Федеральной службы безопасности (ФСБ) я уже не пойду — меня должен сопровождать кто-то из посольства ЧР в Москве.

— Кого вы знаете в Посольстве Чешской Республики в Москве?

— Пока никого. По публикациям в СМИ я знаю посла Владимира Ремека. Надеюсь, что познакомлюсь с ним. Кроме того, я хотел бы часть нашей работы, в том числе, например, курсы расследовательской журналистики, перенести в Прагу. Чехия — свободная страна, и никто здесь не будет за нами следить. Возможно, некоторые журналисты столкнутся с проблемами, если захотят приехать сюда, но я забегаю вперед. Факт в том, что в последнее время из России огромное количество людей уезжают в Европу, США и даже в Новую Зеландию и Австралию. Журналисты, писатели, люди искусства и другие. Разумеется, многие из них переезжают и в Чехию. Кстати, на Пятом канале российского телевидения главным лейтмотивом одного фильма было то, что Прага является одной из баз людей, связанных с Америкой и вредящих России. В фильме критиковали очень уважаемых людей как врагов народа. Например, Ивана Павлова, Джен Гаспар и многих других. Российские СМИ вернулись к риторике холодной войны. В фильме показали домашние адреса, дома и квартиры, что, по сути, является адресным разжиганием ненависти к определенной группе людей. Я полагаю, что чешским дипломатам стоит этим заняться, потому что фильм — своего рода удар по репутации свободной европейской страны. Если чешская дипломатия не выступит резко против, проблема может усугубиться. Сюда могут приехать российские пропагандисты и начать наводить свои порядки. Из истории нам известно, что русские в Чехословакии уже наводили свои порядки.

— Как в России, например в Татарстане, в Сибири или на острове Сахалин, развиваются сепаратистские тенденции?

— Несмотря на то, что это интересно и сепаратистские тенденции существуют, по-моему, они никогда не выльются в практические шаги. Кстати, когда большевики контролировали почти всю Россию, Дальний Восток аж до 1922 года не входил в состав СССР. Это окраина России. Примерно 10 лет назад некоторые депутаты из Калининградской области говорили об отторжении от России. В реальность ничего не воплотилось. Это случается в кризисных политических ситуациях. Сегодня Россия пребывает в глубоком экономическом кризисе, который переплетается с кризисом политическим. Однако нет силы, которая могла бы реально воплотить сепаратистские мечтания.

— Постоянно высказываются мнения о том, кто стоял за убийством Бориса Немцова. Можно ли им верить?

— Трудно сказать. Все знают, что это останется тайной. Суда, который установил бы, кто убил Немцова, не было. Поэтому говорят о том, что это сделали люди, нанятые главой Чечни Рамзаном Кадыровым. Однако никаких юридических выводов нет. Тем не менее, всем известно, как Путин любит Кадырова, и что тот может позволить себе даже то, за что любой российский губернатор был бы отстранен. В своем фейсбуке, например, он назвал депутатов с Сахалина шакалами, и никто ничего не возразил. Разумеется, может быть и такое, что Путин боится Кадырова. У Кадырова много людей, которые религиозно, по-братски и фанатично верны ему. Его охрана состоит из одних боевиков, которые знают, что такое убивать. Подобных людей вокруг Путина мало, хотя он президент. Однако я никогда не специализировался по Северному Кавказу, Чечне, так что поживем-увидим.

— Как вы оцениваете позицию белорусского президента Александра Лукашенко, который все больше отворачивается от Путина?

— Ситуация специфична. Лукашенко — сволочь, но не дурак. Удивительно, но ему очень хорошо удается лавировать в вопросе Украины. Вдруг он превратился в миротворца, освобождает Белоруссию от санкций, начинает критиковать Путина, но при этом рад российским инвестициям и дешевой нефти. Однако и Путин не слишком доверяет Лукашенко. Это взаимно. Речь идет не о дружбе народов и их лидеров, а о глубоком недоверии, прикрытом объятиями. Если бы Лукашенко не было выгодно, Белоруссия не была бы так связана с Россией экономически, хозяйственно и политически.

— С какими притеснениями со стороны российской власти вы столкнулись?

— Меня обвиняют в том, что в своих лекциях по расследовательской журналистике я провожу некую антироссийскую политику, но я занимаюсь чисто образовательным и обучающим проектом для молодых журналистов и блогеров, которые пишут на гражданские темы. Речи ни о каких противозаконных интригах нет. Кстати, сотрудникам ФСБ это очень хорошо известно. Мне никогда не предъявляли, что на лекциях я сказал что-то противозаконное или антигосударственное. Они всегда звонят директорам отелей, где я провожу свои лекции. Скажем, в Перми они позвонили в Союз журналистов и порекомендовали не брататься с Пасько. Сейчас, когда я перенес регистрацию в Чехию, они пошли на другую уловку: якобы, мы иностранная организация, которая не имеет права действовать в России. Так что посылать деньги на аренду зала из Праги плохо. Однако это вымыслы. Это не противоречит российским законам. Просто они выдумывают вот такие глупости. Я работаю открыто, и обо всем есть записи и документация, и все равно я боюсь провокаций. А сегодня можно сказать, что подобные действия станут провокаций против Чехии, потому что тут я плачу налоги. Я надеюсь, что чешская сторона будет определенным образом защищать мою работу. Я подчеркиваю, что шучу, но чешской армии стоит навести ракеты на Карловы Вары, чтобы Путин начал бояться.