«Он бьет, а я просто должна это терпеть». Вот какой совет получила Катя от друзей и родственников, когда рассказала о том, что ее бьет муж.

Женщина, которая производит впечатление мягкой и скромной, открывает дверь квартиры в пригороде Санкт-Петербурга. Она знает, что к ней придут гости, поэтому в это утро на замок с секретом не закрывается. Впервые за долгое время.

32-летняя Катя поняла, что позаботиться о себе и о шестилетнем мальчике, который сидит на диване с цветными карандашами и Lego, может только она сама. Для того, чтобы принять это решение, ей потребовалось пять лет с побоями от мужа.

Три года она ни единой душе не рассказывала о побоях, попытках ее задушить и пинках от того, за кем она была замужем.

— Нелегко признавать, что тот, кого ты любишь, на самом деле представляет для тебя опасность. Мне казалось, что надо терпеть. Потому что мой муж работал и зарабатывал деньги, а я только сидела с нашим сыном, поэтому полностью зависела от него материально. И он умел этим пользоваться. А еще он заставил меня поверить в то, что я сама виновата в том, что он меня бил, — говорит Катя в беседе с VG.

«Положение стало хуже»

Она предлагает свежезаваренный чай. Шестилетний Андрей получает три большущих ломтя хлеба с плавленым сыром и паприкой. Теперь они живут вдвоем. Хотя Катя так долго старалась сохранить «полную семью» — мама, папа и ребенок, — она поняла, что если будет продолжать в том же духе, она будет подвергать свою жизнь и жизнь ребенка смертельной опасности, а этого сделать она не могла.

Впрочем, она не одинока.

Каждую третью российскую женщину партнер избивает регулярно, утверждалось в докладе Amnesty в 2002 году.

Домашнее насилие рассматривается как нечто, относящееся к частной жизни супругов, поэтому полиция и власти в такие дела не вмешиваются. Вот что удалось выяснить Центру «Анна», когда он по заданию ООН выяснял, в чем же причины столь большой распространенности семейного насилия в России.

«У нас никогда не было нормально функционирующей системы помощи подвергающимся насилиям женщинам. К сожалению, в последние годы ситуация ухудшилась из-за экономического кризиса. И отсутствие финансовой поддержки сказывается в первую очередь на самых уязвимых группах населения», — говорит Анастасия Ходырева из кризисного центра, работающего с подвергающимися насилию женщинами, Crisiscenter. ru, в беседе с VG.

Родственники и друзья от нее отвернулись


Катя три года никому не рассказывала о побоях. А когда наконец рассказала, это получилось случайно.

«Он стал меня душить, а ко мне как раз подружка должна была зайти в гости. И когда она пришла, я просто не смогла сдержаться, я плакала и плакала, не могла остановиться. Я уже больше не могла держать все в себе», — рассказывает она.

Она решила искать поддержку у друзей и родственников, но их реакция оказалась совсем не такой, на какую она надеялась.

«Когда я рассказала обо всем своим родителям, они не поняли, в чем проблема. Они живут в маленьком городке, и воспитание у них советское. То есть, если тебя бьют, это вроде как неопасно», — говорит она и опускает глаза. После небольшой паузы продолжает.

«Они сказали, что самое главное, что он не пьет — несмотря ни на что. Они выросли в такое время, когда, если тебя били, ты просто должен был это терпеть», — рассказывает 32-летняя женщина.

Некоторые из тех, с кем она общалась, не захотели иметь с ней дел. Они не хотели ничего понимать. Даже ее сестра. И теперь она держит этих людей на расстоянии.

Сейчас, когда прошло уже два года, родители поддерживают ее гораздо больше. И помогают ей, порвавшей с бывшим мужем, как только могут.

С помощью денег, полученных от друзей, знакомых и родственников, Катя смогла сама нанять адвоката, так что она сможет себя защитить, если бывший муж начнет бороться за право воспитывать шестилетнего сына.

Наказание за насилие может стать более мягким


В принципе наказание для тех, кто прибегает к насилию в отношении своего партнера, в России довольно серьезное — от штрафа в размере до 40 тысяч рублей (5200 норвежских крон) до двух лет тюрьмы, но только 3% партнеров-насильников попадают в руки судебной системы, как отмечает Human Rights Watch.

А недавно появилась еще одна плохая новость для тех, кто борется за улучшение правовой защиты таких женщин, как Катя. Сейчас политик, стоящий за пресловутым законом о «распространении пропаганды гомосексуализма», Елена Мизулина, хочет понизить наказание за применение насилия в отношении супруга или ребенка, чтобы они считались простой провинностью. Мизулина якобы, назвала нынешние пределы наказания «абсурдными», по данным The Independent.

Бывшего мужа Кати никогда не привлекали к юридической ответственности за то, что он с ней делал.

«Ни от полиции, ни от системы правосудия помощи не получишь. Кризисные центры в принципе есть, но у тебя должны быть веские основания для того, чтобы получить помощь. Мой бывший муж все отрицал, так что кризисный центр мне не помощник», — говорит Катя.

Он по-прежнему иногда звонит. И тогда Катя говорит ему одно и то же: она будет говорить только в присутствии адвоката. И каждый вечер, перед тем, как лечь спать, проверяет, хорошо ли заперта дверь. И всегда закрывает дверь на особый надежный замок.

Она говорит, что поняла, что позаботиться о себе может только сама.

— А как вы думаете, ваш бывший муж может так вести себя по отношению к какой-то другой женщине?

— Да, я даже не сомневаюсь в этом. Он такой, его ничто не становит, — говорит Катя.

Насилие по отношению к женщинам в России


— 600 тысяч женщин в России ежегодно подвергаются насилию со стороны партнера, по приблизительным оценкам российского Министерства внутренних дел.

— 40% всех насильственных правонарушений или убийств в России совершаются дома.

Источники: BBC, центр «Анна»