Этот российский творог ведет себя не так, как ему подобает. Ярким пламенем горит этот мнимый молочный продукт. Почти десять минут продолжается эксперимент, в ходе которого журналистка подвергает испытанию огнем этот мнимый творог, купленный в каком-то магазине где-то на задворках Санкт-Петербурга. Через некоторое время языки пламени превращают белоснежный столовый творог в какую-то темно-коричневую массу. «Пахнет, как пластик, — говорит, морща нос, журналистка портала fontanka.ru в своем видеоматериале. — Приятного аппетита, товарищи!»



Этот клип вызвал бурю возмущения в интернете. Исследование, проведенное по заказу этого критически настроенного онлайнового журнала, показало — данный продукт, продаваемый как молочный, не содержит молочного жира, а состоит из наполнителей. Средства массовой информации после этого сообщили о наличии продуктов с добавлением крахмала, мела и гипса.

Горящий творог является наглядным свидетельством плохого состояния российской молочной отрасли. Примерно четверть своей потребности в сыром молоке, составляющей 30 миллионов тонн, Россия покрывает за счет импорта. «В течение многих лет эта область получала меньше всего инвестиций в российской аграрной промышленности», — подчеркивает Артем Белов, исполнительный директор Союза производителей молока. Доставшиеся в наследство от Советского Союза установки считаются устаревшими и обладают низкой производительностью.



Изменение курса началось в 2014 году. В ходе украинского кризиса Евросоюз ввел санкции против России. Москва отреагировала запретом на импорт западных продуктов питания. В соответствии с российским толкованием, Кремль таким образом создал защищенное пространство для модернизации своей отсталой аграрной промышленности. Президент Владимир Путин хочет превратить страну в ведущего экспортера продуктов питания. Исходя из нынешней ситуации, можно предположить, что введенное эмбарго сохранится до 2017 года. В Евросоюзе это вызывает недовольство. Производители мяса, фруктов и молока потеряли в России важный рынок. Экспорт аграрных продуктов из Германии в Россию сократился примерно на 45% в период с 2013 года по 2015 год, сообщает федеральное правительство, что означает потерю 700 миллионов евро. Крестьяне, занимающиеся производством молока и борющиеся с низкими ценами и с проблемой перепроизводства, это почувствовали.

В то же время в России, по данным Союза производителей молока, литр сырого молока в настоящее время стоит 21 рубль (около 28 центов), и это заметно выше цены, приблизительно, в 20 центов, которую получают хозяйства в Евросоюзе. Поэтому функционер молочной отрасли Белов видит в российском запрете импорта важные возможности. «Если сейчас рынок откроется, то молочный сектор может сильно пострадать», — считает он. По его мнению, цены на мировом рынке находится на низком уровне, а российской отрасли нужны доходы от относительно высоких российских цен.


Разноцветные коровы из фарфора украшают кабинет этого 38-летнего функционера в области производства молока. По его словам, в результате введенного эмбарго освободилось 20% рынка, и это место заняли российские производители. Только в этом году производство молока в стране увеличилось на 2,5%.

Однако оборотной стороной медали является качество. Хотя кремлевские стратеги хотят в будущем покрывать потребность за счет собственной продукции, остается открытым вопрос о том, можно ли будет в краткосрочной перспективе заменить качественные товары из Евросоюза. Более 80% импорта в этой области приходится теперь на ближайшего союзника Белоруссию.

Разбавлено пальмовым маслом

Однако проблема фальсификации остается — около 10% российской молочной продукции содержит такие дешевые растительные жиры как пальмовое масло, и его добавление происходит скрытно, считают эксперты из сельскохозяйственного надзора. Таким образом производители хотят снизить цену и увеличить прибыль. «Нужно принимать строгие меры против фальсификации», — подчеркивает Белов. Его Союз надеется на одобрение соответствующего законопроекта в Парламенте. Однако о горящем твороге и сыре с гипсом Белов ничего не хочет слышать. Надзорный орган в аграрной области в ответ на его письменный запрос сообщил о том, что однозначных доказательств не существует.