Русская интеллигенция долгое время питала симпатию к православию, которое жестко преследовалось в Советском Союзе, в надежде на его нравственную ориентированность. Сегодня же отношение к православной церкви стало буквально враждебным. Московская Патриархия, являясь частью вертикали власти вместе с ФСБ, армией и прокуратурой, не осуждает ни российское беззаконное правосудие, ни безжалостное урезание расходов на образование и социальные нужды, ни военные операции в Украине.

Консервативные священнослужители, такие как протоиереи Всеволод Чаплин и Дмитрий Смирнов, которые с удовольствием выступают перед камерами с внушительных размеров золотыми крестами на знатных животах, оправдывая убийство врагов или еретиков, а также телесные наказания в семье, не являют собой большинство духовенства. Тем не менее им никогда не приходится принимать в свой адрес серьезные возражения, в то время как дьякон Андрей Кураев, инициативный миссионер, критикующий стремление к роскоши церковных сановников, а также в свое время высказывавшийся против ареста участниц панк-группы Pussy Riot, лишился профессорской должности в Московской духовной академии.

Религиозное преступление


В качестве симптома возникает поддерживаемая государством программа строительства двухсот православных храмов в спальных районах Москвы, в результате чего Патриархат настроил против себя гражданское общество. Проекты строительства церквей в парках — к примеру, в районах Измайлово, Куркино, Кузьминки или Лосиный остров — привели к названным «майданом» протестам со стороны столичных жителей, вставших на защиту прогулочных зон для детей или участков для выгула собак, со стороны защитников природы, а также сторонников либеральной партии Яблоко.

Духовенство, которое дистанцируется от власти, денег и антизападного курса, находится в меньшинстве. К нему относится протоиерей Алексий Уминский, который, в отличие от радиостанции «Эхо Москвы», критикующей Кремль, возразил Чаплину и Смирнову и пояснил, что христиане не обязаны бороться против мнимого зла и что насилие в семье является преступлением, которое нельзя оправдать наличием библии или сомнительными православными традициями.

Устоявшееся свидетельство меньшинства


Уминский принимает нас, облачившись в скромную светлую рясу, в подвале жилого дома, недалеко от московской церкви Святой Троицы, которая служит местом для собраний его общины. В России и в Европе традиционное христианство в равной степени разваливается, замечает проповедник, объясняя это прежде всего разрушениями в ходе двух мировых войн. Московский Патриархат совершает ошибку, желая возродить православие девятнадцатого века с его давно дискредитированной «симфонией» церкви и власти. У состоятельной официальной церкви нет будущего, считает Уминский. Христианство никогда больше не будет ни в в России, ни в Европе религией большинства, — предсказывает проповедник, а станет лишь устоявшимся свидетельством меньшинства.


Община Уминского демонстрирует, как это происходит. Она состоит из трехсот семей, которые проживают не в дорогом квартале, где находится их церковь, а в различных районах города и даже в Подмосковье, и сообща несут расходы на содержание храма, его уборку, охрану, а также на зарплату священнику. Российское общество, осуждающее церковь за ее обширное имущество, проявляет слабый интерес к тому, чтобы сделать тайные денежные потоки церкви более прозрачными, сожалеет Уминский.

При этом хитрость в делах духовенства является обратной стороной его зависимости от благосклонности государства, которому принадлежит церковная недвижимость. Проповедник рассказывает, что один знакомый ему епископ не смеет обличать своего щедрого спонсора в его нехристианском образе жизни. Было бы лучше, добавляет он, если бы православную церковь содержали не язычники, а христиане.

Непригодный в будущем путинский режим


Представление отца Алексия о будущем — это христианское гражданское общество. Предпосылки к этому он находит в московской частной общеобразовательной Свято-владимирской гимназии и в Православном университете, который готовит также экономистов, юристов и психологов. Уминский преподает в обоих учебных заведениях. Кроме того, церковный орган социальной защиты уже несколько лет содержит дом для женщин в бедственном положении, жилье для детей-инвалидов, а также «спасательный пункт», где бездомные могут поесть, принять душ, где им помогают восстановить документы и найти работу. Священник выражает понимание по отношению к грубой ярости своего коллеги Дмитрия Смирнова разве что в вопросе прерывания беременности. В России, по его словам, в год совершается миллион абортов, печальный мировой рекорд.

Другой инициативный священнослужитель, пожелавший не раскрывать своего имени, даже защищает патриарха Кирилла, хотя его во многом можно упрекнуть. Глава церкви дистанцируется от путинской политики в отношении Украины, — утверждает священник, — он молится о мире и согласии; православные общины присоединенного Крыма продолжают подчиняться киевскому патриарху. Да, российская церковь находится в состоянии кризиса, — подтверждает проповедник, — многие хорошие люди бегут из нее. Россия, по его словам, по сравнению с Западной Европой остается более отсталой, грубой, авторитарной и коррумпированной. Ему бы хотелось, чтобы патриарх Кирилл самостоятельно выступил против непригодного для будущего путинского режима, но понимал, — осознает священник, — что открытое сопротивление в настоящий момент может повергнуть страну в гражданскую войну.

Свежий взгляд

Однако первоочередной задачей патриарха является церковное богослужение и забота о спасении душ, — отмечает священник, являющийся настоятелем церкви, стоящей среди жилых домов на окраине Москвы. Он считает программу строительства православных храмов необходимой: в новых церквях будет складываться деятельная жизнь общины. Священникам порой бывает нелегко справиться с порученным настоятельством. Некоторые, которых, как и его, направили на периферию, ушли в запой. Также ему пришлось отпевать в своей церкви мужчин, которые, вопреки его предостережениям, погибли, отправившись в восточную Украину в район военных действий.

Тем не менее молодое поколение настроение оптимистично. Его работающие и обучающиеся сыновья имеют серьезное критическое отношение к религии, старший, к примеру, часто дискутирует со своим чеченским приятелем-мусульманином. Недавно, когда он хоронил маленькую девочку, умершую от неизлечимой болезни, в траурном богослужении помимо членов общины принимало участие такое количество родственников и друзей-атеистов, что ему показалось, что даже далекие от церкви люди готовы нести на себе Крест Христов.