«Спасибо, что воспользовались услугами Карафуто синкансэн. Наш поезд „Матрешка“ следует до Москвы. По пути мы остановимся в Южно-Сахалинске…» Когда же наступит день, когда мы услышим такое объявление в синкансэне (высокоскоростная сеть железных дорог в Японии — ИноСМИ)?

Центральным проектом российско-японского экономического сотрудничества — продлением Транссибирской магистрали до острова Хоккайдо — в последнее время заинтересовалась Россия. Одновременно возник проект внедрения в России японских технологий высокоскоростных железных дорог. Идея соединить японские острова с Москвой и Европой сухопутным маршрутом неожиданно набирает ход.

Дело в том, что Россия уже несколько раз зондировала почву на предмет продления Транссиба в Японию. В 2013 году Министерство по развитию Дальнего Востока обнародовало идею строительства железнодорожного моста, который соединит Сахалин с материком. Общая сумма расходов составит один триллион йен. Российская сторона показала довольно-таки решительный настрой.

Однако в Японии многие сомневаются в целесообразности столь крупных расходов. Источник в правительстве осмеял этот проект, назвав его фантазией. Итак, что это — миф или реальность? Если представить день, когда железная дорога соединит Японию с материком…

Когда поезд заехал в тоннель «Соя», соединяющий Вакканай и Сахалин по морскому дну, раздались объявления на русском и японском языках: «Уважаемые пассажиры, добро пожаловать в Россию. Сейчас наш сотрудник проверит въездные документы».

Неулыбчивый и неприветливый сотрудник проверяет визы и документы.

Транссибирская магистраль, отметившая свое 100-летие в 2016 году, — самая длинная железная дорога в мире. Расстояние от Москвы до Владивостока составляет 9 297 километров. Это расстояние можно преодолеть примерно за одну неделю. Когда заработал новый отрезок до Японии, стало возможным доехать из Токио до Лондона по железной дороге.

Наблюдая из окна поезда за сибирскими просторами и попивая за обедом водку с пирожками на закуску, понимаешь, что маленькая Япония стала единым целым с материком. Но до Москвы еще несколько дней пути. Однообразный пейзаж немного утомляет.

А в это время токийский район Акихабара, специализирующийся на продаже различной электроники, заполнен российскими туристами.


Благодаря соглашению, к которому президент Путиным и премьер-министр Японии Синдзо Абэ пришли в 2016 году в Ямагути, российским туристам, путешествующим в Японию, упростили визовый режим. По всей России стали проводиться тематические мероприятия, посвященные Японии. Также активизировались связи между образовательными учреждениями, спортивными организациями и административными органами. Россия стала ближе и с точки зрения географии, и с точки зрения психологии, поэтому в эту страну направилось множество туристов — и они пользуются услугами Транссибирской магистрали.

Китайские покупатели, штурмовавшие шоппинг-кварталы, схлынули, подобно отливу, из-за экономического кризиса в КНР. Однако теперь магазины Японии, страдающей от низкого уровня рождаемости и старения населения, поддерживают россияне, так как российская экономика оживилась благодаря росту цен на нефть.

Подобные картины потрясают воображение, однако есть причины, по которым этот проект может оказаться всего лишь мифом.

Во-первых, расходы. Строительство одного километра тоннеля стоит примерно десять миллиардов йен. В сравнении с Сангарским проливом, где проходит тоннель Сэйкан (длина 23 километра), пролив Лаперуза (42 километра в самом узком месте) не такой глубокий, поэтому там будет проще проводить строительные работы, однако если учесть переоснащение хоккайдской линии «Соя», которая близка к закрытию, расходы составят триллионы йен.

Кроме того, отличается ширина японской и российской колеи: 1 067 и 1 520 миллиметров соответственно. Грузовые перевозки осложнит необходимость перегрузки, что снижает эффективность. Природные ресурсы рациональнее перевозить по морю. Также некоторые эксперты отмечают, что Япония лишится своих преимуществ островного государства: будет сложнее бороться с массовой миграцией и проникновением преступников.

Среди 68 проектов, предложенных российской стороной, даже наиболее сложная идея создания энергомоста, в соответствии с которой сахалинская электроэнергия будет экспортироваться на Хоккайдо по морскому кабелю, мне кажется более осуществимой.

Намерения президента Путина заключаются в том, чтобы воспользоваться экономическим сотрудничеством с Японией и оживить Дальний Восток, регион, население которого сокращается.

Внедрение японских передовых технологий в области медицины, оснащение сельскохозяйственных заводов для выращивания овощей в парниках, модернизация Хабаровского международного аэропорта, участие в менеджменте и так далее — считается, что эти проекты будут реализованы с большой вероятностью.

Почему же Россия поднимает планку так высоко? По словам правительственного источника, железные дороги, прокладка электрокабеля и другие проекты, соединяющие страны физически, помогут России сделать вывод о том, насколько ей доверяет Япония. Если просто отказаться от них без объяснения причин, Москва засомневается в решимости Токио. Другими словами, Японию используют.

Российско-японское экономическое сотрудничество — это топливо для развития переговоров по мирному договору, включая проблему «северных территорий». На какой риск сможет пойти Япония накануне декабрьского визита президента Путина в Японию, выполняя российские требования и подталкивая Россию к компромиссу по территориальной проблеме? Станет ли миф реальностью? Все это зависит от политической решимости премьера Синдзо Абэ.