«Не понимаю руководство, которое не дает нам вернуться. Мы могли бы прекрасно жить вместе». Наивно? Наверное. Мечтательно? Несомненно. Как и многие другие, 87-летняя Мивако Фукуси стремится вернуться на землю своего детства, некогда бывшие японскими «северные территории». Взятые в конце августа 1945 года советской армией острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Малая курильская гряда оспариваются Токио. Этот территориальный конфликт до сих пор препятствует подписанию мирного соглашения между Японией и Россией.

Вопрос должен стать одним из центральных на запланированной на 15 декабря встрече японского премьера Синдзо Абэ с президентом России Владимиром Путиным. Переговоры пройдут в родном для семьи Абэ городе Нагато в префектуре Ямагути (юго-запад) и должны коснуться гипотетического возвращения островов и экономического сотрудничества.

В сентябре Абэ напомнил о своем обязательстве «решить территориальный вопрос» и совершить тем самым важнейший дипломатический прорыв с 1945 года. «Питать слишком больших надежд все же не стоит, — полагает его советник Мунео Сузуки. — Но любая подвижка на пути к урегулированию спора уже стала бы хорошей новостью».

Для Японии важно улучшить отношения с соседней Россией на фоне усиления Китая, и она готова пойти на уступки (пусть даже это может вызвать недовольство США). В территориальном плане она могла бы согласиться на возврат двух из четырех островов вопреки традиционным заявлениям. Кроме того, она выступила с предложением об экономическом сотрудничестве в объеме триллиона йен (8,15 миллиарда евро).

В отрыве от корней

В опубликованном 13 декабря интервью японской прессе Путин подчеркнул, что заинтересован такими предложениями и выразил надежду на развитие Дальнего Востока с помощью японских технологий. В то же время он отметил, что не вправе злоупотреблять доверием народа: это означает, что его личное мнение не подразумевает возврата территории. Чтобы подчеркнуть свои территориальные права, Москва разместила в ноябре противокорабельные ракеты на двух оспариваемых островах.

Выросшие на этих островах японцы мечтают однажды вернуться туда, к более суровой, но в то же время свободной прежней жизни. Им всем уже немало лет, и они не питают иллюзий насчет итогов саммита. Сейчас они готовы жить с русскими. «Со временем эта земля стала немного и их землей, разве нет?», — говорит родившаяся на Малой курильской гряде Мивако Фукуси. «Если я вернусь туда, то стану экскурсоводом, который покажет красоту этой прекрасной земли», — считает выросший на Шикотане 82-летний Хироси Токуно.

Сегодня на острова можно попасть только через Россию. Их уроженцы могут отправиться туда без визы, чтобы посетить могилы предков. Все они живут в Немуро в отрыве от своих корней. Немуро — небольшой город на востоке Хоккайдо, северном из больших японских островов. На его оконечности находится мыс Носаппу. С начала декабря там гуляет ледяной ветер. Выступающие из бурных вод скалы отмечают границу между Охотским морем и Тихим океаном, а установленная стела указывает на самую восточную точку Японии.

Памятник в форме металлической арки над пламенем, символизирует борьбу за возвращение Южных Курил, как их называют в России. В обветшалом —здании расположен музей. В ясную погоду видны острова. Ближайший находится на расстоянии всего в 3,7 километра. В этом городке, который сгибается под грузом экономического и демографического кризиса, памятники, таблички и надписи на японском и русском напоминают о принадлежности островов к архипелагу.

В информационном центре посетитель узнает, что они появляются в японской картографии с 1644 года. Копия русско-японского договора 1855 года описывает границу двух стран. Тогда эта территория принадлежала Японии. Для противодействия растущему влиянию России Токио проводил политику развития этих пограничных земель, отвоеванных у коренного народа айнов.

После капитуляции 15 августа 1945 года на островах ждали появления американцев, но в конечном итоге там высадились советские войска. Японские солдаты были разоружены и отправлены в Сибирь. На неопределенный период. Некоторые семьи бежали в Немуро. Другие же, как Токуно, остались. «Два года мы жили вместе, — вспоминает Хироси Токуно. — Тогда я встретил первую любовь. Ее звали Таня. Она была дочерью советского начальника».

Экономические интересы

СССР в одностороннем порядке аннексировал эти земли в феврале 1946 года. Японцев, которые остались, но не захотели принять советское гражданство, выдворили в сентябре 1947 года. «Мы отправились в путь на корабле, но вместо Хоккайдо нас сначала привезли на Сахалин», — рассказывает Хироси Токуно. После двух месяцев в школе на острове, где они питались хлебом, супом и соленой рыбой, людей все же отправили в Японию.

Шло время. И пламя движения за возврат островов поутихло. Японское правительство поддерживает его по мере сил. 7 февраля оно даже ввело «день северных территорий» со своим «маскотом». «Со временем все забывается», — сожалеет Сануки Масацугу из Управления по северным территориям.
По факту, интересы сместились в экономическую сферу. «Сегодня молодежи нужен лишь доступ к рыболовным зонам», — говорит Хироси Токуно. У Северных территорий находятся третьи по величине в мире рыбные ресурсы. Их хотя они истощаются, местные крабы, морские ежи и лосось знамениты по всему архипелагу.

Для России острова тоже имеют немалое значение. После захвата Москва депортировала туда украинцев и жителей Калининграда. До распада СССР там были расположены дивизия Красной армии и несколько десятков МиГ-23. Сегодня военные все еще остаются на посту, но на первое место выходят инвестиции, особенно на Кунашире и Итурупе, которые богаты природными ресурсами вроде золота и серебра.