У Биргера Примдала (Birger Primdahl), который занимается разведением норки, выходцы из Восточной Европы работают очень успешно.

Далеко не все могут заниматься этим делом, потому что требуется забивать животных. А Биргер Примдал может. Он и его зять — владельцы большого хозяйства в Холстебру, где в год выращивают примерно 30 тысяч норок и забивают примерно 750 тысяч норок, поставляемых другими фермами. И эту задачу невозможно выполнить без рабочей силы из Восточной Европы.

Рабочий процесс происходит следующим образом: норки забивают на фермах и в грузовиках отвозят в мастерскую по обработке меха. Здесь с них снимают шкурку, начиная с разреза на задней части тушки, где находятся железы с неприятным запахом. Этот запах, по словам Биргера Примдала, напоминает «не совсем свежие яйца». Затем со шкурок соскабливают жир, шкурки очищают, растягивают как можно шире и высушивают.

На предприятии Биргера Примдаля, расположенного прямо у шоссе Холстебру в районе с активной экономической деятельностью, в разгар сезона работа проходит круглосуточно. В течение четырех недель он обеспечивает занятость примерно 120 человек, и бόльшая часть из них — выходцы из Румынии и Литвы.

«Мы охотно берем датских рабочих, если они хотят работать у нас. Но дело в том, что их недостаточно, поэтому мы берем людей из Восточной Европы, которые, как правило, имеют высокую мотивацию. Без них у нас просто не было бы производства», — говорит Биргер Примдал.

Он объясняет также, что у датчан не всегда есть желание, и у них часто не хватает сил для этой трудной работы: «Меня не интересуют предрассудки, но люди, долго жившие на социальные выплаты, просто не могут работать здесь. Мы должны иметь определенный производственный уровень, и мы зависим от того, как работают машины. Мы вынуждены затыкать дыры, возникающие на производстве после тех, кто уходит с работы или заболевает».

Большинство выполняет операции вручную

Биргер Примдал считает, что он дает точную картину того, что происходит на самом деле. Во всяком случае, новый отчет Министерства занятости показывает резкий рост числа восточных европейцев, приехавших в Данию на работу. В своем ответе Фолкетингу министр занятости Трульс Лунд Поульсен (Troels Lund Poulsen) сообщает, что 119 тысяч граждан государств Восточной Европы, так называемых стран ЕС 11, работали в Дании с четвертого квартала 2015 года до третьего квартала 2016 года. Это примерно в два раза больше по сравнению с 2011 годом, когда речь шла о 66 511 приезжих.


Министр занятости особо останавливается на том, что почти половина восточных европейцев работает на операциях, которые выполняются вручную.

«Наши цифры документально подтверждают, что 46% рабочих мест, занятых выходцами из Восточной Европы, не требуют специального или высшего образования. Я считаю, что мы можем решительно порвать с мифом о том, что датским безработным трудно найти работу», — говорит Трульс Лунд Поульсен.

Он подчеркивает, что он в принципе не является противником найма иностранной рабочей силы, поскольку она делает Данию богаче: «Но для всех было бы лучше, если бы мы, датчане, были в состоянии решить вопрос сами».

В третьем квартале этого года, согласно Министерству занятости, есть 101 224 работоспособных датчан, которые в настоящий момент получают от государства денежное пособие. Трульс Лунд Поульсен указывает на объявленную инициативу введения специальной рабочей премии, а также на новые правила получения денежного пособия как на инструменты, которые должны привлечь к работе многих безработных датчан.

Однако недавно большое исследование показало, что граждане из Восточной и Центральной Европы с 2006 года в целом сыграли положительную роль в датском обществе. Их средний вклад составлял в 2013 году 6 959 крон, показывает исследование Университета Копенгагена и Национального исследовательского центра Благосостояния, SFI.

«Киндер-сюрприз»

В то же время правительство надеется сделать так, чтобы датские выплаты по программам благосостояния не утекали из страны. На этой неделе Европейская комиссия представила предложение по пересмотру предписания 883, вызывающего большие споры — оно регулирует права работающих в ЕС, что позволит людям, меняющим место жительства или вид деятельности в ЕС, избежать потери социальных прав.

В этой связи Трульс Лунд Поульсен называет «киндер-сюрпризом» положение, когда можно перевести датчан с социальных выплат на выплату налогов и одновременно добиться того, чтобы как можно меньше социальных благ уходили бы из страны.

«Мы заинтересованы в том, чтобы как можно больше людей на датском рынке труда были бы рождены и выросли в Дании», — говорит он.

Конкуренция среди чернорабочих

Такую же позицию занимает Бент Бёгстед, ответственный в Датской народной партии за вопросы занятости.

«Для многих безработных датчан требуется всего лишь краткий курс, дающий посещающим его достаточную квалификацию для занятия ручным трудом. Если у нас будет занято больше датчан, у нас будет меньше тех, кто обременяет датское общество благосостояния отправкой социальных выплат за границу», — говорит он.

Софи Карстен Нильсен (Sofie Carsten Nielsen), ответственная в Радикальной партии за вопросы занятости, в принципе согласна с этим.

«Мы охотно обеспечим работой как можно больше датчан, но мы не можем помешать предприятиям нанимать ту рабочую силу, которой им не хватает», — говорит она.

Ян Русе Скаксен (Jan Rose Skaksen), руководитель страхования фонда Rockwool, в связи с новыми цифрами Министерства занятости говорит следующее: «Во всяком случае, нет никакого сомнения, что с прибытием в Данию выходцев из Восточной Европы возникла острая конкуренция за места для чернорабочих, потому что речь идет о людях, проехавших большие расстояния и имеющих сильную мотивацию для получения работы», — говорит он.

В Холстебру Биргер Примдал каждый день сталкивается с этой проблемой.

«Невероятно, что датчане, у которых все есть, не хотят работать здесь. Я много думал, почему молодые датчане не работают у меня. Здесь хорошая обстановка. Но ситуация именно такая», — говорит он.