Маннергейм оказался в центре бушующей Финляндии 99 лет назад. Исполнилось ли предсказание одесской ясновидящей?

Когда генерал-лейтенант русской армии Карл Густав Маннергейм (Carl Gustaf Mannerheim) сошел на платформу в Хельсинки, был «серый и дождливый» день. С тех пор прошло уже 99 лет. Впоследствии Маннергейм начал подозревать, что предсказание, сделанное ему на Украине, начало сбываться.

Военная служба Маннергейма на Румынском фронте в годы Первой мировой войны закончилась тем, что он бежал от своих солдат на Украину. В качестве причины Маннергейм использовал несчастный случай во время езды верхом: полученную травму необходимо было вылечить. Настоящей причиной была обеспокоенность Маннергейма растущим отсутствием дисциплины и революционными настроениями среди солдат.



Маннергейм случайно оказался в Петрограде «во время Февральской революции» 1917 года. Ему пришлось прятаться от линчевателей царских офицеров. Царя свергли, но его место заняло Временное правительство, которое продолжило войну с немцами. Когда началась череда поражений, гневный настрой среди солдат возрос, и Маннергейм хотел его избежать.

Предсказание, в которое верилось с трудом

В Одессе Маннергейм жил в отеле «Лондон». Там он познакомился с леди Мюриел Паджет (Muriel Padget), членом британского Красного Креста на Румынском фронте. Однажды вечером леди Паджет пригласила Маннергейма в «узкую и пустую комнату с блестящим полом» на беседу с ясновидящей.

Ассистенту ясновидящей нужно было передать записку с вопросами. Маннергейм спросил о дочерях, которые жили в Лондоне и Париже. Потом он спросил о своих братьях и сестрах. Потом он задал вопрос, касающийся его самого. Ответ был следующим:

«Вскоре я должен был совершить длительное путешествие и после него принять на себя более высокое, чем до сих пор, командование и привести армию к победе. На мою долю выпадут большие почести, но после этого я откажусь от своего высокого поста. Вскоре я, тем не менее, отправлюсь в две великие западные страны с важными поручениями, которые удачно выполню. Из этого путешествия я вернусь на еще более высокий пост, но и на сей раз моя тяжелая работа будет непродолжительной. Много лет спустя я еще раз поднимусь до очень высокого положения».

Маннергейм утверждал, что ему было трудно слушать предсказания с серьезным видом.

«Лучше погибнуть со шпагой в руке»

Вскоре пришла информация, что большевики захватили власть в Петрограде. Они ненавидели преданных царю людей еще сильнее, чем мятежники, находившиеся у власти ранее. Маннергейм решил уехать из Одессы.

Он ехал в Петербург в вагоне, который он попросил предоставить для себя и небольшой компании попутчиков: английских медсестер и кадета, румынских врачей, ординарца и слуги Маннергейма.

Во время поездки поезд остановился на станции «Могилев», где неподалеку находилась ставка верховного главнокомандующего. Вышедший на платформу Маннергейм увидел, как люди рыдали над лужей крови. Он спросил, что произошло. Выяснилось, что на платформе только что был застрелен офицер. Маннергейм знал его лично. Дух царских офицеров был сломлен.

Добравшись до Петрограда, Маннергейм услышал о задержаниях и домашних обысках. Он призвал своих товарищей-офицеров восстать против большевиков.

«Лучше умереть со шпагой в руке, чем получить пулю в спину или быть казненным», − заявил Маннергейм.

Но тщетно. Товарищи по оружию уже покорились своей судьбе и ждали ужасной мести офицерам от страдающих из-за войны масс. Маннергейм понял, что его карьера на царской службе, продлившейся 30 лет, закончилась.

«Хорошоо, хорошоо»

Покинуть Петроград можно было, только получив разрешение в штабе большевиков в Смольном. Маннергейм не хотел туда идти и тщетно пытался получить перевод в Финляндию в штабе армии. Маннергейм услышал новость о том, что 6 декабря Финляндия провозгласила себя независимой. В своих воспоминаниях он рассказывает, что отнес в штаб армии заявление о том, «что у него нет больше оснований для службы в русской армии».

Маннергейм направился на Финляндский вокзал в Петрограде. Там солдаты проверяли документы. Неожиданно Маннергейм понял, что они ингерманландцы, и он может говорить с ними по-фински. Солдаты только мельком взглянули на его документы (в них не доставало разрешения).

«Хорошоо, хорошоо», − сказал один из них и разрешил пройти.

«Земля горела у меня под ногами»

Маннергейм приехал в Хельсинки 99 лет назад, в середине декабря 1917 года. Он сразу включился в события, происходящие в Финляндии. Страна провозгласила свою независимость, но никто не признал ее. Похоже, радикальные социал-демократы и буржуазные круги начинали бороться между собой. Обе стороны вооружались.

Пробыв в Хельсинки всего лишь неделю, Маннергейм снова отправился в Петроград. Там он обратился к главе французской военной миссии с просьбой выдать оружие, которое было у французов в Мурманске. Франция все еще формально была союзником России в мировой войне, но ситуацию изменила возрастающая сила большевиков.

«У меня не было времени ждать ответа. Земля горела у меня под ногами. В последний день года я уже снова был в Хельсинки», − рассказывает Маннергейм.

В последний день года Совет народных комиссаров, который возглавлял Ленин, вручил председателю Сената Перу Эвинду Свинхувуду (Per Evind Svinhufvud) документ с признанием независимости Финляндии. Но это не остановило подготовку к гражданской войне в Финляндии.

Маннергейм, в отличие от Свинхувуда, стоял на другой позиции. Он просил помощи у Франции. Сторонники независимости Финляндии установили отношения с Германией и надеялись на ее помощь. Царского генерала Маннергейма тянуло к западным союзникам в войне. Сенат Свинхувуда все же назначил его командующим войсками в 1918 году.

Сбылось ли одесское пророчество?

Вероятно, позже Маннергейм начал думать, что одесское пророчество было правдивым. Его первая часть сбылась, когда он отправился в Финляндию и привел белых к победе в гражданской войне:

«Я должен был совершить длительное путешествие и после него принять на себя более высокое командование, чем до сих пор, и привести армию к победе».

В российской армии Маннергейм был обычным генералом, в Финляндии же он стал главнокомандующим.

Во второй части пророчества говорилось:

«На мою долю выпадут большие почести, но после этого я откажусь от своего высокого поста».

Сразу же после окончания гражданской войны Маннергейм отказался от поста главнокомандующего. Он не был согласен с германской направленностью политики молодой Финляндии и подчинению финской армии германской.

Третья часть пророчества:

«Вскоре я, тем не менее, отправлюсь в две западные страны с важными поручениями, которые удачно выполню. Из этого путешествия я вернусь на еще более высокий пост, но и на сей раз моя тяжелая работа будет непродолжительной».

Осенью 1918 года Маннергейм отправился в Англию за признанием независимости Финляндии. Затем он поехал во Францию для восстановления дипломатических отношений.

В этих поездках он также просил оказать продовольственную помощь. Во время поездок пришло известие о разгроме Германии на западном фронте.

План поставить немецкого короля во главе Финляндии провалился. Маннергейм, который был сторонником связей с Западом, снова был приглашен в Финляндию для того, чтобы ею руководить. Однако он проиграл на президентских выборах 1919 года Каарло Юхо Стольбергу (Kaarlo Juho Ståhlberg).

И последняя часть пророчества:

«Много лет спустя я еще раз поднимусь до очень высокого положения».

В 1944 году Маннергейм стал президентом Финляндии. Вероятно, он наконец-то поверил, что одесская ясновидящая не была шарлатанкой.