Знаменитая покупательная лихорадка, идущая с востока, похоже, прекратилась, едва начавшись. Несмотря на то, что количество русских шоппинг-туристов опять немного выросло, бутики и бары в финской Лаппеэнранте закрываются. Русских все равно слишком мало.


«Конечно, можно снова бросаться возбужденными заголовками о покупательской лихорадке русских, но на самом деле все не так. У меня стало вдвое больше русских покупателей, да: был один, стало два», — иронизирует Ану Коверола (Anu Koverola) в своем магазине кухонных принадлежностей премиум-класса Kokkikauppa — Culinaria al Dente.


Полки — полупустые. Она закрывает свой бутик после всего лишь полутора лет работы в ярком торговом центре Iso-Kristiina в Лаппеэнранте. Сейчас она распродает последние сковородки De Buyer, бокалы Riedel, перцемолки Peugeot и сервизы Villeroy & Boch. В последний день января все будет кончено. Русских туристов стало немного больше, когда стоимость рубля к евро за год увеличилась на четверть.


Консульство в Санкт-Петербурге выдало 30 тысяч виз в декабре, что на 15-20% больше, чем год назад. Но цифры все равно остаются скромными.


Галерея, связанная с известным большим отелем Lappee, открылась после ремонта чуть меньше двух лет назад. Торговая улица, лежащая под его крышей, — еще один источник боли для больших сетей магазинов, страдающих без покупателей почти в самом центре. Все они были построены, чтобы обслуживать волну русских туристов, которая, однако, вдруг почти совсем иссякла, когда упал курс рубля.


— Мы рассчитывали на русских покупателей, когда открывали наш бутик весной 2015-го. Один единственный русский покупатель мог накупить стекла на сумму, которая соответствовала моей обычной недельной выручке, — рассказывает Коверола.


Сейчас русские шоппинг-туристы не похожи на тех состоятельных представителей верхней части среднего класса, которые в избытке приезжали в хорошие годы.


— Тех, кто сейчас сюда приезжает, видят в таких магазинах, как Prisma и Lidl, а не в более дорогих. А когда пропадают русские клиенты с деньгами, вместе с ними в городе пропадают и самые хорошие рестораны и магазины. Вместе с этим, в свою очередь, уменьшается и покупательная способность местных, — рассказывает Ану Коверола о том, в какую ситуацию попал ее бизнес.


В центре Лаппеэнранты нет недостатка в пустых помещениях под магазины и бары. Кажется, и здесь власть захватили недорогие кафе сети «S-Group», как и во многих других небольших городках.


Также тихо и мертво в другом бутике той же галереи под названием Iittalas. Но хозяйка бутика Тарья Лиукка (Tarja Liukka) и русскоговорящая продавщица Ольга Камарайнен (Olga Kämäräinen) довольны.


— У нас была хорошая неделя после нового года. Русских покупателей явно больше, чем было год назад, так что мы очень надеемся на лучшее. Они для нас так важны.
Классический скандинавский дизайн Iittalas никогда не выходит из моды и очень востребован среди туристов из Санкт-Петербурга.


— Они покупают красивую посуду на каждый день, а также сковородки и кастрюли хорошего качества. Керамика с яркими орнаментами тоже им нравится. Наши классические финские художники по стеклу знамениты на весь мир и очень известны в России.


В бутике Iittalas очень хорошо знают Галину Балдюк и ее мужа, которые регулярно сюда захаживают. Они приезжают пару раз в год и покупают, например, дорогих птиц из стекла авторства Ойвы Тойкки (Oiva Toikka).


— Мы собираем стекло и у нас по-настоящему большая коллекция дома, — говорит г-жа Балдюк.


Пара не ограничивается посещением Лаппеэнранты. В этот раз они съездили еще во Виерумяки, но нередко в их репертуаре и Хельсинки.


— Мы обожаем Хельсинки, архитектуру, Дом музыки, Оперу, музеи, — перечисляет она.


Пара Балдюк относится к верным русским клиентам бутика, которые поддерживают с ним связь через электронную почту, чтобы забронировать для себя понравившиеся товары.


— У нас всегда был хотя бы один русскоязычный продавец. Можно, конечно, работать по-английски, но ведь совсем другое дело, когда обслуживаешь покупателей на их собственном языке. Русские клиенты требуют хорошего сервиса. Они не привыкли сами себе упаковывать покупки,


— рассказывает Тарья Лиукка.


— Без русских туристов у нас не было бы магазинов вроде Disas Fish, где продаются все эти морские лакомства, или магазинов, торгующих одеждой дорогих марок.
Disas Fish — популярный продовольственный рынок в Мустоле, прямо за городом, который часто становится последним пунктом, куда русские заезжают по пути домой.


Рыба и морепродукты занимают центральное место, но также покупателям предлагают купить домой, например, мясо в вакуумной упаковке и другие продукты. Сегодня очередь к рыбному прилавку относительно короткая.


Семейство Порман хочет купить свежую радужную форель по 7,90 за кило.


— Это немного дешевле, чем дома, да и качество лучше, — говорит мама Ирина.


Один взгляд на покупательские тележки и становится ясно, что большинство берет массовые продукты, а деликатесы вроде гусиной печени и лобстеров остаются на прилавках и в холодильных шкафах. Оборот товара тоже скромный по сравнению с тем, что мы видели несколько лет назад.


Около большого рынка Prisma в центре мы находим единственный автобус с русскими туристами. Когда нашествие с востока было в самом разгаре, на парковке могло стоять до 40 автобусов. А русские машины по большей части сейчас маленькие и непритязательные по сравнению с теми внедорожниками, что бесконечно приезжали несколько лет назад.


— Большинство покупает обычные повседневные товары в больших количествах, часто еще и для родственников и друзей, — рассказывает один из сотрудников.


Надежда все еще жива


Крепкая вера в русский рынок побудила предпринимателей построить большие торговые залы здесь, примерно в двух милях от пограничного пункта у муниципалитета Нуйямаа. Бизнесмены рассчитывали, что с вводом санкций шоппинг-туризм из России еще усилится, но этого не произошло. Слабый рубль перевесил.


Сегодня эти торговые залы непосвященному кажутся символом неправильного инвестирования.


Но южнокарельские предприниматели так легко не сдаются. Они ждут своего часа, глубоко убежденные, что рано или поздно наступит подъем. Оказывается, три крупнейших фигуры на рынке приграничной торговли, Disas Fish, универмаги низких цен Rajamarket и универмаги Laplandiamarket планируют расширять свои площади на тысячи квадратных метров, как только им это позволят внести в план города.


Их оптимизм поддерживает также то, что ИКЕА решила выкупить участок на пересечении Магистрали №6 и Нуйямаасского шоссе. Но мебельный гигант пока не спешит строиться.


Один в роскошном универмаге


Grande Orchidé — это роскошный универмаг, который в течение многих лет избегал всех несчастий и чьи орхидеи на фасаде сверкают в ночи так ярко, словно это маяк.


Предыдущий владелец Мохаммад Дарвиш (Mohammad Darwich), которому принадлежит еще и Laplandiamarket, сдался год назад и бизнес перешел к итальянцу Сальваторе Колетта (Salvatore Coletta).


На парковке есть еще одна машина. Мы довольно долго бродим среди костюмов Armani и Cerruti, и нас не беспокоят ни покупатели, ни продавцы.


Но в местной газете Etelä-Saimaa Коллета, по-крайней мере, говорит, что уверен в возвращении русских потребителей предметов роскоши, даже если это и займет еще год.


— Я полагаюсь на то, что они придут, иначе меня бы тут не было, — говорит он.


Та же вера в будущее крепка и у пары предпринимателей Виктории и Дениса Емельяновых, которые оставили Санкт-Петербург ради покоя восточной Финляндии. Пара торгует специальными ножами, запчастями мотоциклов и электронагревателями.


— Я больше не хочу играть в рулетку русской экономики. Мы никогда не знали, чего ждать завтра. Свой дом в спокойном Луумяки мне подходит идеально, — говорит Денис.


— Самые лучшие повара Финляндии приезжают сюда, чтобы купить наши ножи, говорит Виктория, — а сейчас мы открываем магазин еще и в Хельсинки.


— Но сами мы останемся здесь. В Хельсинки слишком людно, — считает Денис.


ФАКТЫ


До рекордных лет еще далеко


Генеральное консульство Финляндии в Санкт-Петербурге приняло 30 тысяч заявлений на визы в декабре, что говорит о 20-процентном росте по сравнению с предыдущим годом. Эта цифра, однако, очень скромная, если вспомнить 2010-2013 годы.


В рекордные годы консульство принимало более миллиона заявлений каждый год. Например, в 2013 году, до того, как поток туристов с востока прекратился, 1,2 миллиона россиян подали заявку на визу в Финляндию.