Слово «расифицировать» может иметь разные значения, сообщает языковед Мария Бюлин (Maria Bylin, SvD, 25.03.2014). В общем и целом, речь идет о социальной конструкции, в рамках которой человека ассоциируют с определенными характерными стереотипами из-за его происхождения.


В Финляндии необязательно иметь, например, африканские корни, чтобы стать жертвой «расификации». Сефоре Икалабе (Sephora Ikalaba), родившейся в Нигерии и недавно ставшей Мисс Хельсинки, наверняка приходится много чего терпеть, но ведь и русская по рождению Виктория Синякова, которая была среди финалисток конкурса «Мисс Финляндия» в 2010 году, подвергалась нападкам в социальных сетях.

 

Даже если забыть о расизме, в обществе присутствует явление, которое литературовед Маймона Ягне-Соро (Maïmouna Jagne-Soreau) назвала «любовью некоторых к экзотике» (Ny Tid, 11.03.2016).


Во время одного литературного вечера, в котором я участвую, один мой коллега предлагает прочитать текст, в котором есть сплошь состоящее из клише описание русской проститутки. В паузах он отпускает мне комплименты и награждает такими взглядами, какие вряд ли адресовал бы землячке. Хотя мне это совершенно не нравится, я предпочитаю не портить настроение другим.


Но что же делать в таких неприятных ситуациях?


«Я рано поняла, что наименее болезненный вариант — это отвечать то, что от тебя хотят услышать, а не пытаться объяснить людям, что их вопросы иногда сильно ранят, особенно если они на самом деле имеют в виду только хорошее», — пишет Ягне-Соро.


Люди не имеют в виду ничего плохого. В том-то и проблема. Это явление называется любопытство. Когда речь идет о маленьких детях, все в порядке, но взрослые-то должны быть умнее.


Добрые намерения в сочетании с неловкостью — это тяжко. Когда мы жили в этнически гомогенной Японии, наша финско-шведско-русская семья постоянно подвергалась «расификации» вполне доброжелательных людей.


«Почему девочки в детском саду хотят потрогать мои волосы?» — спрашивал мой сын. Когда мы показывали групповые фото из детского сада нашим японским друзьям, и мой сын объяснил, что «он — третий слева», они очень смеялись. Вообще, мало кто из японцев понимает, что такое мультикультурность. В 2015 году Мисс Японии стала Ариана Миямото (Ariana Miyamoto), у которой мама — японка, а папа — афроамериканец. Японский для нее — родной язык. Тем не менее, ее обвинили в том, что она недостаточно японка.

© AP Photo, John Locher
Мисс Японии Ариана Миямото, 2015 год


По своему опыту я знаю, что иногда в Финляндии быть немного экзотичным даже приятно. Но нередко это бывает мучительно. Некоторые люди считают, что я пью водку с каждым приемом пищи, и испытывают большое разочарование, когда слышат, что я ее пробовала раза четыре за всю свою жизнь. Да и поцелуи в щечку не так распространены в России, как многим кажется. Я могу себе представить только две ситуации, в которых я бы целовалась: при встрече с родственниками или близкими друзьями либо в церкви на Пасху.

 

Ну и как мне объяснить это дружелюбным финнам, которые начали использовать в отношении меня эту форму приветствия еще в 1990-х годах? Пожалуй, сейчас уже поздно отнекиваться. Остается только воспринимать все с юмором. В конце концов, Кекконен много лет терпел поцелуи Брежнева.