Согласно русской пословице, до свадьбы надо смотреть в оба, а после нее почти ни на что не обращать внимания. Если будет принят закон о декриминализации домашнего насилия, уже прошедший первое чтение в Госдуме, при первом случае нанесения побоев близким родственникам, не повлекшим последствий, последует лишь административное наказание. Целью данного закона является «защита семьи».


Но даже в российском обществе, столь долго пребывавшем в состоянии летаргического сна, наступает момент пробуждения. Несколько месяцев тому назад российская журналистка Анна Жавнерович нарушила всеобщее молчание и выступила с протестом после того, как ее бывший молодой человек нанес ей побои. Анна написала заявление в полицию.


Ей задали там такое количество вопросов, как будто это она была виновной в нанесении побоев. Ее обидчика на допрос не вызвали, дело закрыли, а когда она попыталась добиться его повторного возбуждения, ей заявили, что досье утеряно. Поступив на работу в журнал W-O-S', журналистка решила рассказать об этом случае. В Facebook она получила неутешительный ответ: сотни женщин написали, что с ними произошло то же самое: «В своем большинстве они искали поддержки, потому что даже своим матерям мы не рассказывали о своих личных отношениях».


Согласно данным, обнародованным МВД РФ в 2008 году, ежегодно в России от домашнего насилия погибают от 12 до 14 тысяч женщин. Информации за последующие годы министерство не предоставляло. Как заявила молодой московский адвокат Юлия Денишкова, «похоже, у нас нет законов, которые защищали бы права женщин, наверное, мужчины боятся принимать закон не в свою пользу». Как сообщает Национальный центр по предупреждению насилия «Анна», вероятность погибнуть от рук мужа у россиянок в 2,5 раза выше, чем у американок и в 5 раз выше, чем у женщин ЕС.


«Когда я завила в полицию, то тоже услышала много раздраженных фраз о том, что разрушаю ‘традиционные ценности‘ и вытаскиваю наружу грязное бель», — вспоминает 30-летняя Жавнерович, считающая это характерной реакцией простых людей, защищающих свой «хрупкий мир идей» от доводов, которые могут его разрушить: «Они слишком запуганы, чтобы поверить в справедливость».


Зачастую обвинения оборачиваются против самих женщин. И тут же звучит еще одна известная русская пословица: «Бьет — значит любит». Если этот закон будет принят, то проблема будет заключаться не только в обществе, но и в нормах, которые должны его защищать.


Уголовная ответственность будет наступать, только если уже получивший административное взыскание побил ближнего вновь в течение года, а потерпевшей стороне удастся доказать вред здоровью, поскольку просто по долгу службы органы правосудия в таких случаях действовать не будут.


Шаг вперед, два шага назад


Проект закона направлен на устранение неоднозначного толкования положений Уголовного кодекса РФ, которые возникли в результате принятия в июле 2016 года закона об ответственности за побои в отношении близких лиц. С этим документом ознакомился президент Путин в прошлом году. Большим достижением стало то, что в статью Уголовного кодекса о насилии вводилось понятие «близкие родственники».


Адвокат и член рабочей группы по разработке федерального закона по профилактике домашнего насилия Мари Давтян насчитала до 40 случаев, когда вносился закон против гендерного насилия, а голосования по нему так и не происходило. Прошлым летом произошло «чудо», и домашнее насилие было признано преступлением.


Инициатива консервативных законодателей может повернуть это вспять, и пострадавшим придется самим собирать все доказательства того, что они получили побои, и присутствовать на всех судебных заседаниях, чтобы доказать это, а государство будет как бы наблюдать за этим со стороны. И все это при том, что 90% тех немногих женщин, которые обращаются с заявлениями в полицию, в итоге не являются на судебные заседания.


Депутаты Госдумы поддержали в первом чтении поправки в Уголовный кодекс, отменяющие наказание за семейные побои. В поддержку законопроекта высказались 386 парламентариев, один выступил против, и один воздержался.


В соответствии с принятым документом, исключается возможность уголовного преследования за побои близких родственников, совершенные один раз в течение года, «не повлекшие последствий» и соответствующим образом подтвержденные медицинским заключением. За это устанавливается лишь административное наказание: штраф 30 тысяч рублей, арест на 15 суток или исправительные работы.


Эта стена непонимания по вопросу гендерного насилия распространяется и на другие республики бывшего СССР. Георгий Молодцов организовал проведение в Киргизии кампании против грубого отношения к женщинам, и в результате «многие мужчины обвинили его в разрушении традиций». В России уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов завилял, что слишком частое употребление понятия ‘домашнее насилие' ведет к запугиванию семей и родителей«.


Успешная журналистка Жавнерович, которая сейчас работает в журнале TimeOut, считает, что проблема заключается в самом обществе. «В течение последних трех лет власть говорит о возврате к так называемым традиционным ценностям, что, по сути, является лишь красивым названием патриархального уклада. А в стране пышным цветом расцвело репродуктивное насилие: женщину рассматривают лишь с точки зрения ее биологической функции, как несушку». Поэтому, «если ты недостаточно красива, то твой муж не будет удовлетворен. И неудивительно, что он тебя бьет и унижает». Но все же, молчание вокруг этого начинает рассеиваться: «Раньше государство делало вид, что никакого насилия нет, а женщины не решались заявлять об этом в правоохранительные органы».

Сохранить