Эта дама средних лет выглядит совершенно так же, как и все остальные, кто борется сейчас с гололедицей в зимнем Хельсинки. Но она — председатель русской ветеранской организации «Забытый полк», она владеет материалами, которые могут вызвать настоящий политический взрыв. Несколько дней назад она попросила убежища в Финляндии.


Сейчас она живет в центре для беженцев в Хельсинки вместе с иракцами и сирийцами.


«Все нормально, кормят три раза в день, есть фрукты, кофе и чай».

 

Елена Васильева приехала сюда, чтобы довести до конца свою работу и доказать, что русские военные воюют на Украине, после чего она передаст свои материалы в международный суд в Гааге.


Она рассказывает, что в России ее разыскивают и военные, и служба безопасности ФСБ. Кроме того, ей грозят двумя судебными процессами.


Вообще-то она историк и раньше жила в Мурманске, где много лет занималась вопросами экологии.


Со временем Елена Васильева заинтересовалась делом защиты прав человека и с 2005 года работала вместе с Гарри Каспаровым, русским шахматистом с мировым именем и оппозиционным политиком.


Она была лично знакома и сотрудничала с убитым оппозиционером Борисом Немцовым как раз по поводу тех материалов, из-за которых сейчас попала в Финляндию.


По-видимому, Елена Васильева — единственная женщина-председатель русской военной организации. «Забытый полк» помог многим пострадавшим от войн в Афганистане и Чечне.


Например, организация помогала с операциями, добывала протезы для тех, кто потерял руки и ноги. Со временем Елена Васильева стала известна в России.


«Когда началась война на Украине, я сначала подумала: как много будет раненых! Потом я стала жалеть матерей. Их обманывали и обманывают. Иной раз кто-то со мной связывается, кто ничего не слышал о своем сыне в армии уже очень долго, скажем год. Им, возможно, сказали, что он на секретном задании, а на самом деле он погиб на Донбассе».


Секрет секретов


Елена Васильева вместе со своими волонтерами составила список русских солдат, наемников и добровольцев, которые погибли или пропали без вести на войне на востоке Украины. В этом списке, который постоянно пополняется, сейчас более 3120 имен.


По мнению Елены Васильевой, этот список — доказательство, что русские солдаты воюют на Украине, то есть он подтверждает, что президент России Владимир Путин лжет. А ведя записи об убитых и раненых, Елена Васильева нарушает закон.


Президент России Владимир Путин еще в 2014 году издал указ, согласно которому запрещено собирать данные о потерях среди солдат в мирное время, говорит Елена Васильева.


Это сверхсекретная информация, которой лучше всего вообще не быть, но в первую очередь она не должна всплывать на поверхность, продолжает она.


Ее блог запрещен в России, а ее аккаунт на Facebook регулярно блокируется.


«Президент Путин и наше министерство обороны все время говорят, что никаких русских военных на Донбассе нет. Их нет, и точка. На самом деле они там были все это время. Некоторых, конечно, уже действительно нет, потому что они превратились в перегной», — говорит Елена Васильева.


Президент Путин реформировал армию, продолжает она. Но не в том смысле, что мы получили кучу нового оружия и войск, говорит Елена Васильева, а просто армия теперь занимается саботажем и терроризмом.


«Мы это видели в Крыму и видим в Донбассе. Речь идет о политической дестабилизации. Памятуя о том, как Путин ведет себя на мировой арене, Финляндии, соседней стране, надо очень внимательно следить за тем, чем на самом деле занимается Россия», — добавляет она.


Очень трудно получить точную информацию о том, сколько русских солдат находятся на востоке Украины. Катри Пинноньеми (Katri Pynnöniemi), старший научный сотрудник Института внешней политики, говорит, что сложно узнать это точно, но длинный список погибших, конечно, хорошо иллюстрирует масштаб и трагичность войны.


В настоящее время можно говорить о вооруженных группах под предводительством русских в регионе, уточняет Пинноньеми. Это значит, что командование часто русское, и что русские привозят в область боеприпасы. Вот одна из причин, по которым конфликт продолжается.


Вооруженные группы на востоке Украины не смогли бы продолжать без российской поддержки, а так называемые выдуманные республики не смогли бы существовать без прямой и косвенной помощи со стороны России, считает Катри Пинноньеми.


По расчетам украинского министерства обороны, в январе на востоке Украины находились около пяти тысяч русских военных, что составляет одну восьмую часть всех воюющих против украинских вооруженных сил.


Украинская служба безопасности СБУ со своей стороны подтвердила в марте прошлого года, что 1,6 тысяч русских солдат из 26 разных соединений российской армии были убиты на украинской территории. Тем не менее и эти данные, по словам СБУ, неполные.


Список Елены Васильевой и кодовое название «Груз 200»


Елена Васильева и ее группа волонтеров подсчитывают погибших. Кодовое название транспорта, перевозящего тела с восточной Украины в Россию, — «Груз 200».


На Facebook есть страница с таким названием, и она постоянно обновляется. Грузовики с надписью «Груз 200» обычно едут в Ростов, а оттуда семьи каким-то образом забирают останки домой.


Сам список разделен на шесть частей. В первую часть в настоящее время внесены 977 русских солдат, наемников и добровольцев, чья смерть подтверждена, а имена и места жительства известны Елене Васильевой.


Во вторую часть внесены погибшие, информация о которых неполная, но, по всей вероятности, они тоже русские. Часто они находятся в списке под своими так называемыми боевыми именами.

 

Многие берут себе псевдонимы. Это может быть наименование животного, например, Кот. Некоторые погибшие хотели, чтобы их называли Бульдозер, Холод, Ангел, Страдивариус или Дохлый.


Третья часть списка посвящена тем, кто пропал без вести. Известно, что они русские, потому что о них спрашивали близкие, но Елена Васильева их пока не нашла.


«Недавно мы убрали оттуда десять имен, потому что нашли этих людей среди пленных на Украине», — говорит Елена Васильева.


«Но без вести пропадают не только солдаты, — продолжает она серьезно. — Нам также известно, что на Донбассе пропадает много молодежи. Молодые девушки и юноши от 16 лет и старше просто исчезают».


В четвертую часть списка попадают погибшие сепаратисты и наемники, чья национальность неясна. По словам Елены Васильевой, на востоке Украины воюют грузины, англичане и чехи, но большинство иностранцев — из Белоруссии.


В списке Елены Васильевой нет ни финнов, ни шведов. Зато был один норвежец, который сейчас отбывает наказание на родине.


Две последние части списка включают погибших врачей и журналистов.


У нас есть данные о более трех тысяч погибших или пропавших без вести, говорит Васильева и добавляет, что реальная цифра, вероятно, гораздо выше.


Если это так, то потери больше, чем были в первые годы войны в Афганистане.


Например, известное издание Forbes сообщало о количестве выданных военных наград и на базе этого сделало те же выводы о присутствии русских солдат на восточной Украине, что и Елена Васильева.


Военные откровенничают


Несмотря на указ, который запрещает сбор информации, Елена Васильева неустанно продолжает искать свидетельства и различные данные. Информация поступает от волонтеров и гражданских, но больше всего — от самих военных. Они рассказывают, что они пережили, кто погиб, кто пропал без вести.


Сначала появились карты, на которых были отмечены те украинские деревни, которые требовалось уничтожить. О том, что там жили гражданские, старики, семьи с детьми, не говорилось. Многие в армии сами были в неведении, говорит Елена Васильева.


«Русские военные могли разбомбить деревню, убить детей, — говорит Елена Васильева. — Затем приходили представители России и предлагали гуманитарную помощь. Это верх цинизма».


Собирать эти данные — геркулесов труд. Детективная работа — сопоставление имен тех, кто пропал без вести, и тех, кого нашли живым или мертвым. Но многие из солдат любят фотографироваться и выкладывать фото в интернет.


Благодаря этому Елена Васильева и ее волонтеры многих могут идентифицировать.


Сейчас в Донбассе идут ожесточенные бои.


«Всего какой-то день назад, например, шел бой, в котором, как мы поняли из сообщения в твиттере, погибли два украинца и восемь русских. Потом обычно проходит несколько дней, прежде чем мы через социальные сети узнаем, что где-то семья начинает собирать деньги, чтобы доставить тело домой, на похороны и, возможно, на памятник. Тогда мы сопоставляем данные и получаем имя».


Одинокое горе женщин


На свою маленькую пенсию Елена Васильева тащит проект уже три года. Ведь кто-то должен обо всем этом рассказывать, говорит она. Люди имею право знать, близкие имеют право знать. А павшие имеют право на могилу.


Но так как все это тайна, близкие погибших страдают в одиночестве.


«Близкие часто ничего не знают, они спрашивают нас. Мама или жена могут связаться со мной и спросить: Елена, вы знаете что-то? Как он умер? Что случилось? Ему было больно?»

«Я ведь и сама мать. Я все понимаю. Когда умирает ребенок, материнское сердце тоже умирает, — говорит Елена Васильева. — Это очень тяжело».