«Урал» — российский мотоцикл с коляской — это настоящая звезда. На нем нельзя прокатиться, не привлекая к себе внимания. Будь то байкер на парковке, или женщина, желающая посидеть в коляске, или милая пожилая пара, которая предлагает тебе бесплатный кофе, думая, что ты путешествуешь по всему миру, или даже контролер платной дороги, который не пропустит тебя, не задав кучу вопросов, — все обратят на тебя внимание. Дети смотрят, не отрывая глаз, люди фотографируют на телефоны, водители обгоняют, чтобы рассмотреть байк получше, а потом выражают свое восхищение поднятым вверх большим пальцем. Люди общаются с мотоциклом. Это как прикосновение к истории, как будто бы они тоже причастны к прошлому.


Я оседлал «железного коня» модели 2016 года. Но оригинальный «Урал» времен Второй мировой войны заимствован русскими у немцев. После того как нацистам удался блицкриг в Польше, в СССР поняли, что им необходима мобильная техника для разведывательных и оборонительных целей. Поэтому советские конструкторы воспользовались несколькими тайно приобретенными немецкими мотоциклами BMW R71s выпуска 1930-х годов и создали свой вариант — «Урал». Война — это, конечно, ад, но она действительно производит на свет некоторые крутые игрушки.


Штаб-квартира «Урала» (в США) расположена в бизнес-парке, в 14 милях от Сиэтла. В таком месте ожидаешь увидеть небольшую компанию, поставляющую микросхемы для компьютеров, ну уж никак не фирму, где за 13-16 тысяч долларов можно купить брутальный российский мотоцикл. В этом уютном магазине — каждая вещь на своем месте. От 15 до 20 мотоциклов, укомплектованных коляской, крутых расцветок — «асфальт» и «городской камуфляж» — ждут своих новых владельцев. Одни байки окрашены в винтажный красный, другие — в глянцевый черный с порошковым покрытием.


Каждый байк отличается оригинальной комплектацией: багажниками, запасными колесами, пулеметной стойкой, аптечкой, фарами, канистрами, ящиками для боеприпасов и т.д. и т.п. Все, что вам нужно для «путешествия на войну».


Каждый мотоцикл оснащен 749-кубовым четырехскоростным двигателем воздушного охлаждения. В подавляющем большинстве у байков есть два приводных вала, один — на заднее колесо, другой — на колясочный диск, что позволяет этим минитанкам преодолевать траншеи, объезжать мины и даже прорываться через колючую проволоку. Единственная вещь, которая выглядит чуть современнее — тормоза Brembo на всех трех колесах.


Представитель «Урала» Дэвид Джордж (David George) проинструктировал меня об особенностях езды на трехколесном мотоцикле: вы всегда должны следить за коляской. Главное, что вам действительно не стоит пробовать — это «летать на стуле». Трюк, когда вы отрываете колясочное колесо от земли в поворотах. Это очень сложный и довольно опасный маневр, особенно если вы не знаете, что вы делаете. (А я не знаю, что делаю.) И все же я прошу Дэвида научить меня. Мое колесо с трудом отрывалось от земли, зато у Дэвида оно задралось вверх вполне достаточно для того, чтобы сбить шлем с головы нациста до того, как тот выстрелит из винтовки. Невероятно круто.


Я никогда не был в Сиэтле, так что и понятия не имею, чего ожидать от нашего 100-километрового тест-драйва. Все, что я знаю об этом месте — здесь холодно и влажно, и это место прекрасно. Мы стартуем по 202 шоссе. У меня уходит около 15 минут, чтобы полностью ознакомиться со всеми этими «поворотами влево», «наклонами влево», «одновременным торможением всеми тормозами». Ну и черт с ним! Надо плыть по течению! Ты сделаешь это!


Когда мимо нас в противоположном направлении проносятся лесовозы и другие автомобили, я рад, что «Урал» не способен развивать скорость более 110 км/ч. Зато байк идет мягко и плавно, даже в таких местах, как Денни Крик Кемпграунд, где мы летим по огромным ямам, ручьям и через лес, где, наверное, живет Саскетч (название предполагаемого млекопитающего, похожего на человекообразную обезьяну, обитающего в лесах Северо-Тихоокеанского региона Северной Америки — прим. ред.). Я несусь на этом байке с промокшими ногами и замерзшими руками, а на улице становится все холоднее. Но мне настолько хорошо, что я всего этого не замечаю. Пока не начинает идти снег.


Ездить на мотоцикле по снегу — это как поджечь себя в попытке согреться. Это просто не работает! Снег глубокий и застилает всю дорогу. Но «Уралы» рассчитаны именно для подобных вещей. Я жму на рычаг и перехожу на полный привод, а Дэвид говорит мне: «Не сбавляй газ!». В горку байк в таких условиях взобрался с легкостью снегохода.


Мы заходим на автостоянку Summit Inn, где меня уже ждет сочный чизбургер и горячий кофе. Снег падает, пока я смотрю на «Урал» сквозь окно. Мне представляется, как я мог бы взять один из этих байков с коляской, где бы установил пулемет, и отправился бы с группой закаленных повстанцев сражаться с нацистами. Или, по крайней мере, выехал бы на шоссе, где бы любопытные водители парализовали движение из-за моего появления.