Вот уже более десятилетия длится сага с вертолетами «Камов», приобретенными государством для борьбы с лесными пожарами — и нынешний год не стал исключением: вокруг транспортных вертолетов российского производства вновь разгораются споры. Как в 2015 и 2016 годах, сегодня в рабочем состоянии находится лишь половина наличествующего парка вертолетов. Целый ряд экспертов и работников данной отрасли (особенно пожарной службы) высказывают недовольство по поводу того, что под вопросом оказались оперативные средства борьбы с пожарами, между тем правительство считает, что сложившаяся ситуация «не накладывает никаких ограничений» на возможности данного сектора.


Стратегия правительства (целого ряда сменившихся на протяжении лет руководителей) по приобретению и управлению транспортных вертолетов на самом деле не принесла почти никаких ощутимых результатов. Сегодня новостей как таковых нет, этой заметкой мы хотим лишь подчеркнуть тот факт, что ремонт двух воздушных судов до сих пор не завершен. В лучшем случае они будут готовы, как уверяют власти, «в октябре или ноябре» (неизменно после периода лесных пожаров). Ответственность за состояние, в которое пришли эти два вертолета «Камов», была возложена на Национальное управление гражданской обороны (ANPC), которая ранее намеревалась переложить эту вину на работавшую с вертолетами до этого компанию Heliportugal. Что касается третьего вертолета (потерпевшего аварию в 2012 году), то ему был нанесен «значительный ущерб», и он уже не подлежит восстановлению.


В преддверии критического периода борьбы с пожарами (так называемая «фаза Шарли» с 1 июля по 30 сентября) Жайме Соареш (Jaime Marta Soares), президент Лиги португальских пожарных, считает, что отсутствие вертолетов «Камов» «является реальной проблемой». «Отсутствие информации о том, когда вертолеты доступны к использованию, а когда нет, создает ужасные неудобства для тех, кому на земле необходимо определять стратегию работы», — говорит он.


Министерство внутренних дел (MAI), под началом которого состоит ANPC, отрицает то, что сокращение вертолетного парка отразится на противопожарной мощи. «Это не накладывает на операционные возможности пожарных служб никаких ограничений, — утверждают в MAI. — План работы воздушных средств был разработан с учетом использования трех вертолетов „Камов"», — сообщает официальный источник, отмечая, что «стратегия основывается на эффективности первоначальной атаки [которую осуществляют средние и легкие вертолеты]» и «возможностях расширенного тушения», которое проводят, когда пожары достигают более внушительных масштабов (помимо вертолетов Камов здесь также используются «два тяжелых самолета-амфибии», пожарные самолеты Canadair и «шесть средних гидросамолетов»).


Антонио Лоуру (António Louro), вице-президент местной администрации Масау (муниципалитета, который регулярно страдает от наиболее разрушительных в Португалии лесных пожаров), говорит, что «пора наконец принять решение» в отношении двух нерабочих вертолетов «Камов» (ситуацию с тем, который потерпел крушение, по его словам, «можно понять»). Что же касается способов, какими скомпенсировали недостающие вертолеты, то он считает «неравноценным замещение их вертолетами облегченного типа».


Домингуш Виегаш (Domingos Xavier Viegas), профессор Университета Коимбры и специалист в области борьбы с пожарами, более сдержан в своей критике, нежели глава пожарной лиги. Тем не менее он дает понять, что нахождение в рабочем состоянии «четырех или пяти вертолетов „Камов" было бы идеально», поскольку данный вертолет «более маневренный» и «способен переносить больше воды, чем транспортный самолет».


Разница между вертолетом «Камов» и пожарным самолетом Canadair заключается не столько в объеме перевозимого груза (примерно пять тысяч и шесть тысяч литров соответственно), но в производительности. В ряде ситуаций при наличии подходящих водных источников вертолет может совершить гораздо больше заправок, чем самолет (и, следовательно, вылить больше воды на пламя).


Эксперт из университета Коимбры, однако, далек от абсолютной уверенности в эффективности использования самолетов и вертолетов. «В самые тяжелые дни, сколько бы мы ни прибегали к воздушным средствам, их всегда оказывается не достаточно. Когда случается до 400, 550 и даже 600 возгораний в день, отреагировать на все это нет никакой возможности», — говорит Шавьер Виегаш.


Того же мнения придерживается другой специалист в области тушения пожаров Паулу Фернандеш (Paulo Fernandes). «Пожары в экстремальных погодных условиях распространяются настолько быстро, что возможности их ликвидации, независимо от средств, весьма ограничены», — говорит профессор Университета Траз-уж-Монтиш и Альту Дору, который, чтобы дать представление о несоразмерности мощностей в таких ситуациях, приводит следующее сравнение: «Гасящая способность тяжелого воздушного судна составляет всего 1/10 или 1/20 от потенциальной энергоемкости пожара».


Домингуш Виегаш тем не менее считает, что Португалии «могут быть необходимы дополнительные авиационные средства», и предполагает, что следует сделать выбор в пользу «тяжелых самолетов, таких как Canadair». Однако покупка новых вертолетоов или самолетов не входит в планы правительства. «Приобретения дополнительных воздушных средств в ближайшее время не предвидится», — сообщили в MAI. Судя по вертолетам «Камов» это неплохая стратегия, помогающая избежать новых проблем.