Через 200 лет после того, как конунг Олег объявил Киев матерью городов русских, Рюриковичи и монахи озадачились странным вопросом: «Откуда есть пошла земля русская?» В результате появилась «Повесть временных лет» Нестора-летописца. Интерес к прошлому понятен — это не только любознательность, но и способ обосновать права на землю по принципу «мы тут жили всегда». Или почти всегда. Одновременно появились и «Чешские хроники» Козьмы Пражского с польской «Хроникой Галла Анонима» сходные с «Повестью», но их авторы не искали чешскую и польскую земли. Обе земли были на месте и только русская потерялась, и ее разыскивали. Но ни Нестору, ни другим авторам всех трех редакций «Повести» ее найти так и не удалось.


Нестор в начале «Повести» поместил обширный обзор расселения разных народов от Англии и до вятичей на Оке, но не нашел русских и русскую землю через 50 лет после смерти Ярослава Мудрого и его дочери Анны. В итоге Нестор решил проблему отсутствия русской земли и русских феерически, но близко к реалиям — заставил варяга Олега после убийства Аскольда и Дира произнести перед дружиной речь, которую свел к одной фразе «Се будет мать городов русских». Так Киев — город полян вмиг стал «русским», подобно Крыму в 2014 году. За 1900 лет до Путина Нестор применил метод «где русский, там и Россия». Между Нестором и Путиным по этому методу все московские князья-цари с разной активностью тоже кричали: «Киев — наш, Сибирь — наша, Чукотка — наша, Кавказ — наш, и Кокандское ханство, конечно, — наше».


Царям было легче, чем Нестору. Он сделал всю черновую работу. Объявил от имени Олега Киев «русской землей» и с трудом, но нашел в нем русских среди «понаехавших», написав: в дружине Олега были «варязи, и славене, и прочии, прозвашася русью». Среди прочих и нашлись русские, которые — не славяне, не варяги-скандинавы, и даже не угро-финны. Что (они) — не славяне, с Нестором солидарны арабы и персы, четко отличавшие русов от славян. Русов они называли правящим кланом, который берет дань со славян и продает их в рабство. Так что спасибо «русским братьям», благодаря им в западноевропейских языках слова «раб» и «славянин» — однокоренные.


Но откуда в дружине варяга Хельга — Святого, таков смысл его имени в скандинавских языках, позже адаптированного в Вещего Олега — появились русы/росы? Ответ дают Нестор и константинопольский патриарх Фотий (820-896).


Фотий в двух своих гомилиях (посланиях) подробно описал первый выход русских в свет. 18 июня 860 г. на околицы миллионного Константинополя напало 200 кораблей (8 тыс. человек) неведомого грекам народа «рос» — дружина Аскольда и Дира. В «Повести» поход Аскольда ошибочно датирован 864 г. Русы шокировали Фотия и греков убийствами детей и женщин, бессмысленными с их точки зрения. Но для русов смысл в них был — это человеческие жертвоприношения. Через сто лет князь Святослав еще раз шокировал ими греков. Все закончилось тем, что Фотий провел крестный ход по стене Константинополя, собрал с жителей денег, откупился от Аскольда и обратил его в христианство. Поэтому Олег и похоронил Аскольда на Печерске, а язычника Дира — в кургане на Старокиевской горе.


Откуда появились русы Аскольд и Дир, сообщает Нестор. Они были дружинниками Рюрика, но не принадлежали к его роду. Рюрик — варяг-датчанин, следовательно, они — не варяги. Аналогов имен Аскольда и Дира нет ни в одном из «живых» языков. Ломоносов и другие авторы правильно считали русов одним из прусских племен, но прусский язык безнадежно «мертв». Поэтому и нет аналогов.


Аскольд и Дир — первые достоверные русы/русские. Первые и последние. После того, как их зарезал варяг Олег во имя Ингвара (Игоря), русы из их дружины вошли в его дружину, но князьями не стали. Растворились в ней бесследно и ни капли крови в род Рюриковичей не влили. Так что Владимир Креститель и Ярослав Мудрый — еще меньше русские, чем армянин Лавров или тувинец Шойгу. Только у московских «историков» и «академика» Толочко от брака варяга Игоря с болгаркой Ольгой может получиться русский Святослав, секс которого с северянкой или кривичанкой Малушей опять дает русского Владимира. Секс Владимира с варяжкой Рогнедой у них упорно продуцирует еще одного «русского» — Ярослава, а брак того со шведкой Ингигердой дает «русскую» Анну. Как шведов не скрещивай между собой, у «академиков» в итоге всегда получается русский.


Русские своим появлением и превращением из росов/русов в русских обязаны грекам и лично патриарху Фотию, сделавшим пиар русам, русской епархии и Руссии.


К 1113 году, когда Нестор заканчивал свою «Повесть», Рюриковичи столкнулась с ужасной для монархов проблемой. Свою родословную они вели от варяга Игоря, якобы сына Рюрика, а греки-византийцы, и за ними вся Европа и Азия, странно называли их русами/росами и их владения — Русией или Рустией. Династия встала перед проблемой: как это объяснить, кто эти русы, откуда они взялись и где была их исходная земля? Проблема серьезная: с древности права на недвижимость обосновываются архивными справками. Поэтому Нестор сел писать «Повесть» и искать русов и их землю.


Итог известен: Нестор русов нашел, а русскую землю — нет. Он честно изложил факты и лишь добавил от себя речь Олега в 882 г. о матери городов русских. Произносил ее Олег или нет, неизвестно, между ним и Нестором — 200 лет. Так как слова «столица» не было, а Нестор хотел назвать Киев главным городом русов, то использовал для этого греческое слово «метрополия», что по смыслу и означает «мать-город». Но монах Нестор не имел права давать такой статус Киеву и заставил сделать это авторитетного Олега. Допустим, эта фраза — не выдумка Нестора, и Олег так и сказал дружинникам-русам Аскольда и Дира: «Киев — это метрополия» или нечто в таком смысле. В обоих случаях результат один — Рюриковичи вслед за греками стали называть свои владения Русью и русинами всех, кого смогли обложить данью. Вятичи были последними восточными славянами, которых Владимир Мономах превратил в русских — данников-смердов русов-русинов.


Так имя одного из прусского племени — русов — стали распространять на огромные владения Рюриковичей и на всех восточных славян. Случай не единичный. Северяне, поляне и другие славяне Подунавья с VII в. были переименованы в тюрок-болгар, бриты — в англичан в результате «призыва» германского племени англов, а галлы превратились в французов с «легкой руки» франков-германцев. Племя витало с юга Апеннинского полуострова, которое греки называли — «итало», в итоге дало название Италия, притом, что его роль в создании римской цивилизации была столь же скромной, как и русов в киеворусской. греки стали «крестными отцами» для Италии и Руси, подобно тому, как Колумб стал им для индейцев Америки, а Москва одинаково называла татарами многие этносы, будь то булгары Поволжья или крымские половцы.


Введенное книжниками времен Нестора слово «русин» не прижилось, о нем ненадолго вспомнили только в XIX в. в Галичине и Закарпатье. Не прижилось, так как сами русы быстро исчезли. Более распространенным спустя века стало «русские». Но в 1721 г. Петр I велел заменить его на «россияне», так как притяжательное русские — это указание на холопство у русов, что унизительно для строителей империи. Исполнение указа Петра I о создании нации россиян буксовало и к ХХ веку употреблялись как паритетные (термины) «россияне», «великороссы» и «русские».


В Кремле в связи с нападением РФ на Украину и возрождением политики имперской экспансии второй год носятся с идеей о переименовании русских в россиян, видимо, во исполнение указа Петра I. При этом внушают украинцам, что они малорусы и новоросы, но переименовывать «взад» русских в великорусов или старорусов не спешат, — линия партии, как обычно, колеблется и плодит право-левых уклонистов в условиях отсутствия прямой линии и так как партия страшно далека от реальности.


Если бы не оккупация РФ Крыма и части Донбасса, и ее многоплановое давление на Украину, то на «научные» изыскания Кремля можно было бы реагировать легкой иронией и даже благожелательно. Подобно тому, как итальянцы отреагировали на появление у них в XIX в. братьев-румын, объявивших себя потомками римских легионеров и даков. Так как в Бухаресте не утверждали: «Рим — наш!» и Юлий Цезарь — исконный румын, то итальянцам льстило и веселило, что через 1,5 тысячи лет проявился еще один потерянный легион. Жаль, только что в Валахии и Молдове, а не в Британии и Галлии. На появление румын нервно реагировала только Россия и запретила подконтрольным ей молдаванам называть себя румынами. В результате молдаване правого берега Прута стали румынами, а левобережные так и остались молдаванами с перспективой стать бессарабами, а затем русскими.


Украинцев тоже могло бы умилить, что в далеком Ярославле отыскались потомки дружинников Ярослава Мудрого, основавших город, а в Москве — икона, украденная из Киева Юрием Долгоруким. У Киева появилась бы «младшая сестра» — Москва, но танки РФ в Крыму и на Донбассе вызывают иные ощущения. Поэтому нам ближе французский, а не итало-румынский вариант отношений, к тому же он и ближе к реалиям истории.


Французы, как болгары и англичане, носят имя завоевателей, но в период Великой Французской революции, когда армии Пруссии и Австрии стали вторгаться в страну, они резко осознали себя галлами. Возникла даже теория: дворяне — это потомки франков, а третье сословие — галлов, и потому революция — это национально-освободительная война. Дальнейшие франко-германские войны привели к тому, что французы стали подчеркнуто вести свою родословную от галлов, а не франков, ставить памятники Верцингеториксу, и в итоге сняли телесериал об Обеликсе и Астериксе, создающий ощущение, что галлы выиграли войну у Юлия Цезаря. До переименования Франции в Галлию все же не дошло, несмотря на изыски франко-германской пропаганды Геббельса, так как обе мировые войны галлы выиграли, а мир привык к Великой Французской, а не Великой Галльской революции. Французы продолжают называться французами, но в душе они — галлы, от которых некогда гуси спасли Рим.


Поэтому и для Украины в нынешней ситуации старый лозунг поэта Хвылевого «Геть от Москвы!» стал таким же актуальным, как и для Франции — ее галльство времен революции и трех франко-германских войн. В отличие от французов, у нас есть преимущество, нам не надо переименовываться: Украина и украинцы — давно устоявшиеся названия. Но есть и проблемы — устоявшийся исторический термин «Русь», подаренный нам греками, и его агрессивная и неправомерная эксплуатация Москвой. Можем пойти «греческим путем» и подобно тому, как Греция требует от ООН запретить Республике Македония использовать название «Македония» и блокирует из-за этого ее вступление в НАТО и ЕС, Украина тоже может потребовать от РФ сменить название. Так сказать, отозвать у Москвы лицензию на пользование словом «Русь» и производными от него. Прежде всего, это можно сделать в ВТО, учитывая, что РФ второй год блокирует транзит украинских товаров в Казахстан и страны Средней Азии. Пусть перерегистрируются в ВТО под другим названием.