В последний раз мы видели Цареубийцу, а ныне еще и предателя королевы Джейме Ланнистера едущим в неизвестном направлении.


В финале седьмого сезона «Игры престолов» Джейме впервые в своей жизни намеренно покинул Серсею и направился на север, чтобы принять участие в битве против белых ходоков (хотелось бы надеяться, что он также предупредит Дейенерис о двойной игре Серсеи и ее планах обзавестись армией наемников).


Разумеется, в результате этого подвига он окажется на пути Короля ночи и армии нежити, направляющейся в сторону Винтерфелла с сотней тысяч упырей и ледяным драконом — впрочем, популярность Николая Костера-Вальдау от этого не пострадает.


«Я очень боюсь превратиться в одного из ходоков. Это было бы отстойно», — признался актер в недавнем интервью журналу Esquire, отвечая на вопрос о решении Джейме покинуть относительно безопасную (без шуток) Королевскую гавань.


«Вы же знаете, некоторые главные персонажи будут обращены [Королем ночи]. И они, голубоглазые, будут бегать туда-сюда, — отметил он. — Боги, надеюсь, что меня среди них не будет. Это же три часа грима по утрам. Я знаю, что если Дэвид Бениофф и Дэн Вайс прочитают это, они скажут: „О, да, ты будешь среди них"».


Поскольку в седьмом сезоне смертей основных персонажей оказалось на удивление мало, звезды сериала опасаются, что в восьмом их ждет незавидная участь. Лиам Каннингэм, исполняющий роль сира Давоса, недавно заявил в интервью Mashable: «Я понятия не имею, превратиться ли последний сезон в мясорубку из любимых персонажей, или им все же удастся довести дело до конца; кто знает? Я действительно думал, что в сезоне, работу над которым мы только что закончили, смертей основных персонажей будет больше».


Сколь велика опасность для Джейме? Учитывая, что именно он разжег основную драму сериала, вытолкнув Брана из окна в самом первом эпизоде, героическое самопожертвование придало бы значимости избранному им пути искупления, хотя мы все еще надеемся, что именно он окажется Азором Ахаем (он же Принц, что был обещан) и будет жить долго и счастливо с Бриенной.


Согласно другой фанатской теории, Джейме может ждать совершенно иная судьба: пост 1000-го Лорда-командующего Ночного дозора и ключевая роль в войне против Короля ночи.


А что насчет второй по популярности инцест-пары Вестероса, Дейенерис Таргариен и Джона Сноу? Некоторые фанаты считают, что Дени — прекрасный кандидат на роль описанной Джорджем Мартином в книгах мифической фигуры, «королевы ночи», женщины-иного, которая в случае победы белых ходоков могла бы править миром вечной зимы рука об руку с Королем Ночи. (Если кому интересно, мы думаем, что холодной как лед Серсее роль морозной невесты Короля ночи пойдет гораздо больше.)


А Джон уже давно является чем-то вроде упыря — как и Берик Дондаррион — по крайней мере, с точки зрения Джорджа Мартина.


В интервью журналу Time Мартин намекнул, что воскрешаемые магией Красного бога Рглора быть перестают живыми технически, по крайней мере, в книгах: «… бедный Берик Дондаррион, который служит предвестником всех этих событий: каждый раз, когда он возвращается с того света, от Берика остается все меньше и меньше: он теряет воспоминания, у него остаются шрамы, он становится все более и более физически отвратительным, потому что он уже не живой человек. Его сердце не бьется, кровь не течет в жилах, он упырь, но упырь, оживленный огнем, а не льдом, так что мы здесь возвращаемся к темам огня и льда.»


Раз Дени и Джон считают инцест мерзостью, будем надеяться, никто не станет акцентировать внимание на некрофилии…


Переживут ли наши любимые персонажи «Игры престолов» восьмой сезон? Чтобы узнать наверняка, придется подождать как минимум год, а то и дольше.