Atlantico: Инженеры из Кремниевой долины предупреждают людей об опасности приложений и смартфонов для пользователей. По их словам, они могут отрицательно сказаться на психологическом здоровье и выражении политических взглядов. К какому выводу они приходят касательно работы приложений? Чем они недовольны?


Давид Файон: Речь идет о нескольких инженерах, в том числе Джастине Розенштейне (Justin Rosenstein), который придумал «лайки» в Facebook. Они осознали, что задумавшиеся нейтральными технологические решения не являются таковыми и меняют поведение людей. Речь идет о стремлении к «кликам», зависимости от определенных вещей. Компании GAFA (Google, Amazon, Facebook, Apple) являются фактически монополистами, по крайней мере, в западных странах. Это не относится к Китаю и азиатским рынкам. За исключением Amazon, их прибыльность измеряется двузначными цифрами.


Facebook и Google генерируют более 20% результатов. Мы находимся в рамках капиталистической логики, при которой чем активнее люди используют приложение, тем лучше, поскольку это позволит компаниям генерировать направленную рекламу в соответствии с предполагаемыми пожеланиями пользователя (они высчитываются исходя из его контактов, действий в соцсетях и т.д.). Здесь проявляется феномен привыкания, при котором возбуждение определенных зон мозга формирует связанное с дофамином чувство благополучия. Все это втягивает в человека в порочный круг: культура сенсации, передача информации, твиты, ретвиты и прочее… Это может привести к истощению и в итоге вылиться в депрессию.


Все эти инструменты являются по своей сути капиталистическими и нацелены на получение прибыли с инвестиций с помощью рекламы, которая должна побудить человека перейти на нужный сайт и совершить покупку. Мы имеем дело с экономикой внимания, где существует значительная масса доступной информации. Google и Facebook необходимо достичь поставленных целей. Для этого они используют разные алгоритмы. Так, например, в Facebook отражаются лишь 10-12% контактов по отношению к последним социальным взаимодействиям. Заметнее всего те, с кем мы общаемся больше всего. Это формирует привилегированный круг в рамках социальной сети. Пользователя направляет чувство немедленного вознаграждения, и он становится зависимым от приложений. Из-за него ему будет сложно остановиться. Отсутствие такой навязчивой связи — удел богатых или наиболее самокритичных. Рабы системы в свою очередь будут постоянно пользоваться Whatsapp, Snapchat и Facebook, а при появлении уведомления на смартфоне они будут чувствовать себя обязанными посмотреть его вне зависимости от того, важное оно или нет. Наибольшей критике подвергаются как раз-таки уведомления в реальном времени, которые были введены в новый функционал соцсетей. Они копируют друг друга, и появившаяся в одной сети функция скоро возникает и в других. Кроме того, стоит отметить связь инженеров, которые могут работать то в одной, то в другой соцсети. Существует особый дух Кремниевой долины, который подразумевает формирование инструментов для движения к цифровой зависимости. Пользователь должен сидеть не менее полутора часов в день на Facebook при том, что у него есть аккаунт не только в этой сети. К тому же, получают все большее распространение новые виды использования, например, в транспорте, чтобы убить время. У нас всегда должен быть под рукой смартфон, мы всегда должны быть в сети, не смотреть по сторонам, мечтать, думать о чем-то другом или просто скучать, что способствует творчеству. Это может быть опасным в долгосрочной перспективе, поскольку мы идем вслед за стадом. У всех сейчас есть Whatsapp, там существуют дискуссионные группы, и если вас в них нет, вы — маргинал, вы не можете общаться с другими. Это интересное общественное явление. Инженерам Google непросто критиковать эту модель. Но сейчас наступает время осознания. Некоторые утверждают, что теперь, наверное, уже слишком поздно.


— Инженеры говорят, что использованные при разработке этих приложений технологии направлены на то, чтобы люди как можно дольше пользовались ими и чаще возвращались к ним. Так почему же они решили заговорить об этой опасности и выразить свои опасения?


— Здесь есть несколько моментов. Некоторые инженеры стали отцами и видят, что их дети знают лишь цифровую цивилизацию и не могут сравнивать ее с тем физическим миром, что был раньше. Все уткнулись носом в экран, а пристрастие к уведомлениям в реальном времени толкает нас к получению информации. Причем эта основанная на алгоритмах информация не совсем объективна, учитывая наше взаимодействие с контактами. Алгоритмы не являются нейтральными и персонализируются на основе контактов человека, его опыта взаимодействия с сайтом и истории в том, что касается наилучшей отдачи от времени подключения.


Стремление сделать мир лучше, не дало этого на практике. Мы, конечно, получили больше функционала, но стали ли мы благодаря ему счастливее? Стало ли наше общение лучше? И не является ли все это угрозой, учитывая, что нам нужны радостные моменты в нашей физической жизни? У самых слабых людей нет возможности отсоединиться от сети, научиться пользоваться ей. Уведомления способствуют формированию зависимости. Каждому нужно провести для себя черту, чтобы не стать киберзависимым, но сохранить высокую производительность. Технология — это не цель, а средство, которое расширяет поле возможностей. Некоторые инженеры GAFA и мастодонтов Кремниевой долины поняли это и увидели ограничения системы, в которой рентабельность гигантов хай-тек стала своеобразным капитализмом 2.0.


Предлагаю вашему вниманию таблицу, в которой я отмечаю ряд преимуществ каждой позиции, чтобы продемонстрировать их взаимодополняемость. Риск заключается в избытке цифрового и личного, что может вызвать такую же зависимость, как и наркотики.

 


Все эти механизмы опираются на вознаграждение и фрустрацию. Чем больше «лайков», тем сильнее отклик и тем лучше мы себя чувствуем. В противном случае мы ощущаем расстройство и вынуждены еще больше пользоваться соцсетями, чтобы задействовать механизм вознаграждения. Здесь просматривается давление с двух сторон: контактам нужны действия и отклик, а акционерам — еще более высокая рентабельность, хотя 20% уже выдающееся достижение. Кроме того, GAFA используют сложные схемы для уклонения от уплаты налогов (в частности в Европе) для еще большей оптимизации их показателей, что было раскритиковано европейским комиссаром по конкуренции Маргрет Вестагер (Margrethe Vestager).


Ситуация вызывает немало вопросов. Не формируем ли мы сейчас мир, который выходит у нас из-под контроля? Сиюминутные эмоции встают выше разума, критического взгляда. Нас больше привлекают сенсации, чем углубленный анализ. Приложения и соцсети приучили нас к потоку новостных сообщений, а не продуманной аналитике ежемесячных изданий, например, по тем же событиями в Каталонии. Сейчас мы «лайкаем» и «репостим», и только потом думаем. Речь идет об искажении поведения и действия, что может создать угрозу в долгосрочной перспективе, отразиться на обществе, выборах… Мы предпочитаем форму сути. Именно это, например, произошло с Фийоном во время кампании. С тех пор никто об этом больше не говорит. Становится все труднее отличить правду от лжи.


— Один из инвесторов в Google и Facebook Роджер Макнейми (Roger McNamee) сравнил этих гигантов хай-тека с табачной промышленностью и наркоторговцами. Допустимо ли подобное сравнение с соцсетями, учитывая, как те захватывают наше сознание?


— Социальные сети не являются наркотиком сами по себе, однако их интенсивное использование вызывает привыкание, которое можно сравнить с наркотическим. Зависимость в данном случае на самом деле сильна. У оказавшегося без телефона или доступа в соцсеть человека возникает настоящая ломка. Он становится раздражительным. Это требует лечения, поскольку человек будет легче впадать в депрессию. Хотя, конечно, физические последствия такой зависимости не так заметны, как, например, влияние табака на легкие.