Как говорил Галилео Галилей, там, где нас подводят чувства, должен вмешиваться разум.

 

И в то же самое время он создавал астрологические карты для богачей.

 

На протяжении всей истории научные гении от Галилея до Ньютона часто верили в совсем фантастические вещи — от астрологии с алхимией до чистой магии. Тем не менее, некоторые из их странных идей в свое время казались вполне обоснованными, и на то были веские причины.

 

Сегодня у нас есть преимущество — возможность взглянуть в прошлое, что определенно создает несправедливое преимущество по отношению к этим гениям. Но от этого их убеждения не кажутся менее странными. Давайте убедимся в этом:

 

1. Галилео верил, что астрология изменит все

 

Сегодня Галилео (1564-1642) считается образцом рационального склада ума. Он выступал за гелиоцентризм — идею, согласно которой Солнце, а не Земля находится в центре Солнечной системы, с риском для себя боролся с церковью, которая была против этой теории, значительно поспособствовал распространению астрономии в Европе.

А еще он был кем-то вроде гадалки.

 

Галилео не просто верил в астрологию: он практиковал ее, работая на состоятельных клиентов, и преподавал ее студентам в медицинских учебных заведениях. Если бы студенты Университета Падуи сдавали MCAT (тест для поступления в медколледж в США и Канаде — прим. переводчика), Галилей бы включил в него вопрос о том, где Лев встречается с Близнецом.

 

2. Исаак Ньютон считал, что будущее за алхимией

Репродукция гравюры Мака Арделлы "Исаак Ньютон"

Джон Мейнард Кейнс назвал Исаака Ньютона (1642-1726) «последним из магов» неслучайно. Полжизни Ньютон был одержим алхимией, разновидностью магии, которая часто ассоциировалась с превращением различных металлов в золото. И при этом в 1696 году Ньютон стал смотрителем Монетного двора, а в 1700 году — его директором. Королевский Монетный двор, конечно же, чеканил монеты для всего Соединенного Королевства. Поясним: алхимик был ответственным за изготовление всех денег.

 

Ньютон был не единственным уважаемым умом, у которого был свой взгляд на то, как нужно обращаться с монетами. Роберт Бойль считается отцом химии, но он тоже баловался с алхимией. На самом деле он был настолько привержен алхимическому делу, что боролся за ее легализацию с тех самых пор, когда Генри IV запретил ее (алхимия не несла ничего хорошего для денежной массы). Разумеется, об отмене запрета не могло идти речи.

 

Философский камень, за которым гнался Ньютон, не только мог облагородить металлы, которые не были золотыми. У него были и медицинские свойства, которые так привлекали Ньютона и его сторонников. К сожалению, сегодня философский камень можно найти только в заголовке первой книги о Гарри Поттере.

 

3. Тихо Браге заставил всех поверить в то, что он колдун

 

Тихо Браге (1546-1601) создал свою собственную модель вселенной, и, хотя не все оказалось верным, он способствовал продвижению астрономии и каталогизировал более 1000 звезд. А еще он убедил всех в том, что он — колдун.

 

Он сделал это со своего частного колдунского острова Хвеена (Hveen), на сегодняшний день известного как Вен (Ven). Там Браге, будучи невероятно богатым, построил несколько обсерваторий, у него был отряд помощников-астрономов, а еще он использовал крошечных автоматонов, чтобы убедить местных жителей в своих магических способностях. Этому не мешало то, что он постоянно кутил, лишился части носа в дуэли, а его ручной лось напивался на вечеринках.

Паямтник датскому астроному Тихо Браге в Копенгагене

Но Тихо не только обманывал окружающих — он сам верил в то, что он волшебник. Он выступал с публичным лекциями против тех, кто считал астрологию лженаукой и считал, что алхимия — это будущее для мистических открытий. Браге начал настолько ассоциироваться с магией, что в его честь был изготовлен целый календарь магических дней (и на нем было выбито его имя, чтобы календарь стал действительно волшебным).

 

4. Карл Линней классифицировал магических животных вроде гидры и верил в русалок

 

Карл Линней (1707-1778) систематизировал флору и фауну. В его эпоху ученые очень быстро открывали новые виды (сам Линней считал, что пеликаны могут быть мифом). Такой темп открытий заставил Линнея поверить в то, что скоро люди, возможно, найдут множество мифологических животных.

 

Линней посвятил целый раздел своей эпохальной «Системы природы» (Systema Naturae) этим странным зверям. Он называется Animalia Paradoxa, и в него входят:

 

гидра;
сатир (обезьяноподобный человек, похож на Пана из греческой мифологии);
феникс (птица, восстающая из пепла).

 

Верил ли Линней в существование этих животных? Трудно сказать наверняка, а некоторые защитники Линнея утверждают, что он писал о таких существах, чтобы показать, насколько они абсурдны. В 1730-х годах он прославился разоблачением гамбургской гидры.

 

Тем не менее, у нас есть основания считать, что Линней верил в то, что он нашел троглодита, был вполне уверен, что видел рог единорога, и был неравнодушен к шансу найти русалку.

© CoolConnections
Сцена из оперы "Русалка"

Как бы там ни было, Линней не был одинок в вере в странных, отчасти магических животных.

 

5. Парацельс любил естественную магию

 

Парацельс (1493-1541) за свою жизнь сделал многое, включая изобретение токсикологии и наименования цинка. Но когда он не занимался научной революцией, в нем просыпался большой фанат магии.

 

Родившись Филиппом Ауреолом Теофрастом Бомбаст фон Гогенгеймом, он поменял имя на Парацельс потому что, во-первых оно было короче, а во-вторых потому что при дословном переводе оно означало «превзошедший Цельса», римского медицинского исследователя первого века (в защиту Парацельса — ему могли дать имя собственные фанаты). Парацельс писал, что с раннего возраста «трансмутация металлов» была его одержимостью, и, когда он вырос, то погнался за ней.

 

Когда он не ездил по миру, проводя операции, он пробовал использовать «естественную магию», чтобы помочь пациентам. Ему приписывают цитату «магия — это великая тайная мудрость», и, хотя его понимание естественной магии иногда поддается научному исследованию, он также верил, что «душа страстно желает серы». Учитывая, что из этого списка Парацельс ближе всех находился к временам Аристотеля, в его увлечении магией и оккультизмом есть смысл.

 

В его защиту стоит отметить, что его вера в магию была основана на долге исследователя: Парацельс считал, что магия — это наука, которая просто была недостаточно изучена. В некотором смысле это объединяет всех ученых в этом списке, которые постоянно гнались за новыми знаниями, даже если для этого нужно было искать в очень необычных местах.