Карл Маркс и его последователи считали, что революционеры должны подрывать основы капиталистического общества, а для этого им следует добиваться «усиления противоречий». Россия использовала одну из версий этой марксистской идеи в своих попытках подорвать президентскую кампанию 2016 года. Не должно вызывать удивления то, что самая мощная нация из состава бывшего Советского Союза, лидеры которой были воспитаны в марксистских традициях, заимствует непосредственно из этой традиции идеи для своей сегодняшней практики.


Однако большее удивление — и это намного важнее для американской политики — вызывает то, что президент Трамп обращается к той же стратегии.


Маркс утверждал, что по мере улучшения своего положения рабочие перестанут довольствоваться своей судьбой и не будут рассматривать свое отчуждение как нечто неизбежное. Ленин ухватился за эту идею и трансформировал ее в революционную стратегию.


Ленин настаивал на том, что, по мере развития капитализма, рабочие увидят — или им помогут увидеть — противоречия между официальной концепцией универсальной свободы и их реальной неспособностью контролировать свою собственную жизнь. Работа коммунистического революционера состояла в том, чтобы «обострять» или «усиливать» существовавшие противоречия.

 

В ходе президентской кампании 2016 года русские делали нечто весьма похожее, но не для того, чтобы устроить революцию, а для того, чтобы углубить и обострить социальные противоречия (и помочь избрать Дональда Трампа). Подражая американским голосам, они использовали Facebook для того, чтобы активизировать и побудить к действию различные политические группировки — защитников прав геев, афроамериканских активистов, техасских сепаратистов и противников иммиграции («Америка находится в опасной ситуации, и нам, как никогда раньше, нужно защищать нашу страну, а либеральную болтовню не стоит принимать в расчет»).


Некоторые из этих действий самым решительным образом были направлены на защиту права владения оружием. В одном рекламном объявлении молодая женщина спрашивает: «Почему у меня есть оружие? Потому что моей семье легче освободить меня из тюрьмы, чем вернуть с кладбища». Предпринимались попытки понравиться христианам с помощью провокационного рекламного объявления с цитатой из выступления Трампа: «Мы вновь будем говорить "С праздником Рождества!"»


Короче говоря, русские пытались возбудить чувство недовольства и ощущение униженности со всех сторон. Цель состояла в том, чтобы усилить социальный раскол и способствовать формированию атмосферы взаимного подозрения, недовольства и даже гнева, которые, в конечном итоге, ослабят нацию и осложнят процесс управления страной. Ленин мог бы гордиться такими результатами.


Даже если бы победу одержала Хиллари Клинтон, российская стратегия, судя по всему, оказалась бы эффективной. Вот что сказал недавно один русский участник подобной кампании: «Наша цель состояла не в том, чтобы повернуть Америку в сторону России», а в том, чтобы «спровоцировать беспорядки и недовольство».

 

А теперь обратим наше внимание на Белый дом. Каждый президент имеет свою собственную стратегию для использования в очень сложные периоды. Франклин Рузвельт, Джон Кеннеди и Рональд Рейган предпринимали усилия для того, чтобы разоружить своих оппонентов, и делали это с помощью шарма, такта и юмора. Джордж Буш-младший и Барак Обама пытались заниматься насущными делами и сделать что-то значимое и конкретное.


В отличие от этого, Дональд Трамп подчеркивает наличие противоречий. Он пытается спровоцировать беспорядки и недовольство, прекрасно понимая, что они являются его лучшими друзьями. Он создает демонов и козлов отпущения. Такой же подход применяет и Стивен Бэннон (Stephen Bannon), и именно он сблизил этих двух людей.


Возможно, речь в данном случае идет о ловкой политике. Но если рассуждать более фундаментально, то создается впечатление, что именно в этом и состоит глубинный инстинкт Трампа, его особый подход, используемый в том случае, когда он загнан в угол и находится в сложном положении. Иногда его заявления кажутся столь же неловкими, как и российские рекламные объявления в Facebook.


Наиболее очевидным примером является его начавшиеся еще до президентской кампании попытки убедить американцев в том, что Барак Обама не родился на территории Соединенных Штатов. А уже в качестве президента он утверждал, что Обама не позвонил семьям погибших солдат; Трамп фокусирует свое внимание на том, стоят или нет футболисты при исполнении национального гимна и обещает пересмотреть налоговые льготы для Национальной футбольной лиги (NFL); его атаки на отдельных представителей республиканского истеблишмента носят личных характер; он заявляет о возможности лишения лицензии тех телекомпаний, которые будут продолжать распространять «лживые новости»; он утверждает, что демократы не верят во Вторую поправку и хотят ее отменить; недавно он подчеркнул важность фразы «Счастливого Рождества»; он продолжает фокусировать внимание на Хиллари Клинтон и на ее мнимых преступлениях.


Наиболее характерной для Трампа стратегией является стремление добиться социального раскола общества, а также попытка как можно больше подчеркнуть то, что разделяет Америку, — такой подход чаще всего ассоциируется с левыми, а не с правыми (что соответствует его марксистским истокам).


В Соединенных Штатах сенатор Берни Сандерс уже давно является приверженцем подобного подхода. По его словам, интересы обычных добропорядочных людей совершенно не совпадают с интересами влиятельных и якобы порочных представителей общества (например, банков). По мере роста влияния Сандерса, Демократическая партия сдвигается влево, а иногда ее представители выступают с предложениями, которые основываются не на тщательном анализе политики, а на манихейском представлении об американском обществе. Противоречия опасны для американского народа, и это прекрасно понимают русские. Но вот идея получше — из многих единое (E pluribus unum).


Высказанные автором этой статьи взгляды не обязательно отражают позицию редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.