Похотливые свиньи, о которых пойдет речь — это наши мужья, братья, сыновья, дяди, деды, друзья, коллеги, учителя, священнослужители, работодатели. Выходи, серый волк! Извращенцы живут среди нас. Интернет переполнен непрекращающимися признаниями. Нам пришлось ждать признаний знаменитостей, чтобы, наконец, самим начать признаваться. Да, мы тоже, как и эти женщины, которыми восхищаются во всем мире за их идеальные тела мечты, и которые являются объектом всех мыслимых фантазий в их сексуальных нарядах, мы тоже стали жертвами извращенцев. Перед пороком мы все равны. И это настоящее облегчение. «Значит я не одна?» Каждый день в моем кабинете женщины рассказывают мне об агрессии, преследовании и изнасилованиях. Я уже начала сомневаться, что в мире существует хоть одна женщина, которая без опаски воспринимает свое женское тело.

 

В итоге мне стало казаться, что в этом мире не существует ни одного мужчины, который хотя бы в мыслях не был «извращенцем». А как может быть иначе? Разве это не то, чего от нас женщины ждут, — быть объектами наслаждения? И разве от мужчин не ждут того, что они будут потребителями этих объектов? И разве нам не говорят, что «мы должны беспрепятственно получать наслаждение»? Я родилась в 1984 году и, простите меня, если я неправильно усвоила этот урок. Я имею в виду урок морали, который мы наблюдаем в течение нескольких недель. Зачем вдруг всем сразу возмущаться? Обесчеловечить женщин и мужчин, сделать из первых приманку, а из вторых извращенцев, которым можно скормить все, что угодно, удерживая их на эмоциональном этапе развития, чтобы навязать покупку. Не это ли является целью? Иначе как вы хотите, чтобы потребительское общество функционировало? Фабрика по производству потаскух и извращенцев очень рано начинает свою работу. И речь идет не о культуре, как заявляют феминистки, а, наоборот — о бескультурье. Раньше, говоря о разнице между полами, соблюдали приличия, а сегодня она высмеивается в мире потребления.


В то время как псевдофеминистки пытаются убрать из детских библиотек сказки про Белоснежку и Спящую красавицу, боясь, что маленькие девочки захотят выйти замуж за храброго рыцаря. На детские умы обрушивается реклама, в которой женщины и вещи представляются как одинаковые товары для продажи. В качестве моделей нам подсовывают молоденьких стралеток. И все они ультрасексуальные, трогательные и одновременно жалкие. Для того, чтобы добиться успеха, девушка должна уметь вызывать желание. В это же время, еще не достигшие пубертата подростки просматривают миллионы порнографических видео, давая волю своим сексуальным импульсам — при том, что эти дети нуждаются в воспитании, чтобы жить в обществе. Дети видят различные части тела, которые можно вставлять и вынимать как угодно и куда угодно, в зависимости от фантазии режиссера. Все это приводит к возбуждению, и человек, который смотрит эти видео, мастурбирует и все больше и больше смотрит порно, привыкая, таким образом, с самого раннего возраста к «потреблению секса». Так человек начинает возбуждаться от импульсного, увеселительного, генитального, механического и технического секса.


На улице, на экране, на работе: слишком востребованные мужчины тоже становятся жертвами гиперсексуализации общества. И никого, кажется, не волнует, что все это может привести к массовому появлению сексуальных агрессоров и насильников, то есть людей компульсивно зависимых от секса с другими. Во Франции один журнал назвал меня пуританкой за мою обеспокоенность за будущее «поколения порно». Тот самый журнал, на обложке которого изображен мужчина до смерти избивший свою жену. Но ведь журнал надо продавать, так в чем проблема? Прибыль. Вот на что нацелена вся система, в которой сексуальный либерализм идет под руку с либерализмом экономическим: заставить нас потреблять, делая из нас капризных детей, доведя до минимума схему нашего удовольствия: «Когда хочу, как хочу, если захочу».


Называть «свиньями» мужчин, которые не уважают достоинство женщин, будь то из мести или из желания отыграться, сводится в свою очередь к их обесчеловечиванию и к поддержке таким образом отношений доминирования.


Снисходительное отношение женщин к мужчинам: «У них свои сексуальные потребности» — или — «Они не умеют владеть собой» — это такая форма насилия по отношению к тем, кто хотел бы стать рыцарем.


Сообщения о сексуальных домогательствах довольно редко встречаются в сети, и это вызывает подозрение. Никто уже не может понять разницу между девственницей и шлюхой, милым молодым человеком и мачо. Если мы не сможем понять, что мужчины тоже являются жертвами этой системы, жестко осуждая их поступки, то признания не только бесполезны, но и усиливают войну полов. Перемирие лицемерия. Не обманывайте себя. Для того, чтобы избежать полиции нравов во взрослом возрасте, в первую очередь необходимо защитить молодежь от разрушительного влияния порнографии и гиперсексуализации.