По обоим берегам реки Гуайре, протекающей в венесуэльской столице, копошатся люди. Одни безуспешно ищут в мутных водах реки золото, другие копошатся на берегу в горах мусора, в поисках съестного. Всех их объединяет катастрофическая экономическая ситуация, сложившаяся в стране.


Каждый день Аугусто Ренхил (Augusto Rengil) вынужден бродить босыми ногами по ядовитому дну реки, отравленной нечистотами. Маловероятно, что здесь можно найти какие-то признаки жизни, кроме бактерий и микробов. Река Гуайре представляет собой грязную клоаку Каракаса. Сюда сливаются все экскременты городской канализации, поэтому вода имеет мутный коричневатый цвет, а тошнотворный запах наполняет городские кварталы, прилегающие к реке.


Аугусто Ренхил не рыбак, он ищет в грязных водах реки золото, серебро, любой другой металл, представляющий хоть какую-то ценность.


«Вы будете удивлены количеством драгоценных металлов, которые оказываются в канализационных стоках. Но, чтобы его найти, надо перелопатить тонны илистого грунта», — рассказал изданию Ренхил, стоя по колено в воде.


Рядом с ним работает 23-летний Томас Мело.


«Мы выбрали это место не случайно. Здесь хороший спуск к реке и нет сильного течения. Мы обычно работам группой в пять человек, а то, что мы находим в воде, делим между собой по — братски», — говорит Мело.


В это время его товарищи вываливают ил из мешков на берег, и начинают осторожно его перебирать ножом в поисках драгоценного металла.


После падения цен на нефть, институционального кризиса и бешеной инфляции Венесуэла оказалась в тяжелейшей экономической ситуации. Многие венесуэльцы оказались без работы и, чтобы хоть как-то прокормить свои семьи, вынуждены заниматься всем, чем угодно, ради дополнительного приработка.


Согласно данным последнего опроса, проведенного компанией Encovi, в 2016 год — 81,8% населения страны живет за чертой бедности.


Аугусто Ренхилу 21 год, он женат, у него есть сын, и вот уже четыре года он вынужден ежедневно возиться в грязных водах реки в поисках драгоценного металла.


«Грамм золота стоит 180 тысяч боливаров (72 евро) и его можно найти за пять — шесть часов непрерывной работы. Обычно мы находим серьги и золотые цепи», — рассказал Ренхил, гордо держа в ладони часть золотой цепочки весом более двух грамм.


В ста метрах от него работают еще три — четыре группы старателей. Вокруг них плавают пластиковые бутылки, пакеты, обломки одноразовой посуды. Молодые ребята уверяют, что между ними нет никаких ссор и драк за территорию, и они готовы принять в свои ряды каждого желающего.


Неподалеку от них расположен дворец Мирафлорес, где находится резиденция президента Венесуэлы. Здесь принимаются важные для страны решения. Недавно президент Венесуэлы Николас Мадуро объявил о повышение минимальной заработной платы. Теперь она составляет 250 тысяч боливаров (100 евро).


На такой шаг Мадуро был вынужден пойти из-за нарастающего недовольства народных масс, девальвации национальной валюты, роста цен на основные продукты питания. Так, один килограмм мяса стоит одну треть минимального размера оплаты труда, а цена буханки хлеба доходит до 10 тысяч боливаров (четыре евро).


В таких условиях работа старателя является хорошим бизнесом.


Владимиру Пересу 25 лет, из них семь лет он посвятил «ремеслу» в сточных водах.


« Я неплохо зарабатываю. Мне вполне хватает на жизнь и на семью. Но, я бы с удовольствием выбрал бы что-то другое. Меня постоянно преследует тошнотворный запах и кожные заболевания. Но самое опасное в нашей профессии, это дожди, после которых появляется большая вероятность схода оползней, которые тебя могут накрыть», — говорит Перес.


Река Гуайре протекает вдоль автострады Франсиско Фахардо, которая разделяет венесуэльскую столицу на две части. На одной стороне города живут «чависты», сторонники Уго Чавеса. Эта самая бедная часть города, в которой расположены основные органы власти.


По другую сторону находится оппозиция, офисы крупных банков и компаний.


В обеих частях столицы постоянно натыкаешься на горы неубранного мусора и пищевых отходов. Когда город окутывают сумерки, супермаркеты, торговые центры и рестораны выбрасывают на свалку остатки еды, просроченные продукты питания. Многие, чтобы выжить роются в мусорных ящиках в поисках пищи.


«Когда вопрос касается жизни или смерти, то приходится питаться остатками с барского стола,- говорит молодой человек, уплетая за обе щеки выброшенный торт. — Да, раньше Венесуэла была богатой, а сейчас мы очень бедны».


Власти Венесуэлы для борьбы с дефицитом продуктов питания и мародерство создали уличные комитеты, на которые возложено распределение товаров первой необходимости. Первоначально идея заключалась в том, чтобы такие продукты питания как рис, кукурузная мука и растительное масло были бы доступны для семей с низким доходом. Однако десятки тысяч людей живущих на улице и не имеющих регистрации оказались лишенными дотационных продуктов. Кроме того, из-за нехватки продуктов громадных размеров достигла коррупция и спекуляция.


На углу улицы, Адриана копается в мусорных ящиках в поисках еды. Неподалеку стоит ее подруга и держит полуторогодовалую дочь. Тело девочки покрыто струпьями из-за отсутствия гигиены и неправильного питания.


«Я научилась узнавать качество пищи по цвету и запаху», — говорит Адриана, копаясь в остатках фруктов и жареного цыпленка.


Экономических кризис затронул всех — и чавистов, и оппозиционеров.


«Я ушел из семьи, чтобы не быть обузой. Раньше у меня была хорошая работа. Сейчас на минимальную зарплату не проживешь», — рассказывает с тоской 23-летний молодой человек, не пожелавший назвать свое имя.


Городской район Monte Bello (красивая гора) на самом деле не выглядит красивым, несмотря на свое название.


Под мостом автострады Франсиско Фахардо, на берегу реки Гуайре, собралась группа бездомных молодых людей. Они готовят на костре рис с курицей.


«Нас здесь живет шесть человек. Мы пришлых к себе не допускаем и защищаем друг друга. Питаемся тем, что нам удается найти на свалке», — говорит Герман. — Раньше я жил на том берегу реки, у меня было жилье, жена, я мог каждый день принимать душ,… но жена бросила меня. Здесь я себя чувствую комфортно, но, по правде говоря, дома мне было лучше».


Над нами постоянно слышен шум проезжающих автомобилей, а воздух пропитан запахом выхлопных газов. В глубине одной из ниш моста свалены друг на друга несколько матрасов. Чтобы добраться туда, нужно вскарабкаться по столбу, а для этого требуется определенная ловкость.


«Сегодня Бланкито нет с нами. Рассказывают, что вчера в драке он ударил ножом мужчину и его ищет полиция», — говорит Герман.


Насилие в столице Венесуэлы достигло небывалых размеров, а венесуэльские власти бессильны изменить ситуацию. В 2016 году в Каракасе было совершено 5741 убийств. Это самый высокий показатель за последнее десятилетие. Многие из них стали жертвами расправ банд организованной преступности. Другие нашли свою смерть в водах реки в результате криминальных разборок.