После заключения перемирия между украинской армией и силами пророссийских сепаратистов на Донбассе, а также после заявления Киева о том, что он предоставит статус автономии восточным областям страны, вероятность того, что промышленный регион Украины окажется в центре замороженного конфликта, в существенной степени выросла.

Если это произойдет, что станет с экономикой Донбасса, на долю которой приходится 16% украинского ВВП и 23% ее промышленной продукции?

«Сторонам придется прийти к некому соглашению, потому что Донбасс нельзя назвать экономически самодостаточным регионом, — считает Алексей Рябчин, один из членов Рабочей группы по вопросам реформ на Украине, группы экспертов, специально созданной для обсуждения вопросов, связанных с проведением реформ на Украине. — Этот регион всегда был частью системы промышленной кооперации внутри Украины, а также между Украиной и Россией».

Сталелитейная промышленность, к примеру, опирается на поставки сырья из соседних украинских областей. «Кроме того, ей приходится импортировать 10-15% необходимого ей высокосортного угля из Ростовской области [в России], чтобы повысить качество производимого металла», — объясняет Рябчин.

Большая часть железной руды, перерабатываемой на предприятиях Донбасса, поставляется из Кривого Рога в соседней Днепропетровской области. Согласно стратегической записке киевской инвестиционной компании Concorde Capital, «Донбасс полностью самодостаточен по коксовому углю и коксу, однако не обладает внутренними запасами железной руды. Донбасс глубоко интегрирован в украинскую сеть железная руда-кокс-сталь».

Донбасс в значительной степени зависит от экспорта: он продает около 70% своей продукции за границу. По словам Рябчина, сейчас он теряет свои традиционные экспортные рынки, потому что клиенты не хотят вести дела с нестабильной и непредсказуемой серой зоной. Он также добавляет, что большинство промышленных предприятий Донбасса брали деньги взаймы у западных банков, а их конкурентоспособность зависит от западных энергосберегательных технологий.

«Я не вижу никаких других разумных вариантов существования Донбасса, кроме как в составе Украины. В противном случае этот промышленный регион погибнет», — считает Рябчин.

Он полагает, что прекращение работы предприятий Донбасса создаст высокий уровень социальной напряженности. «Пока шахтеры и металлисты не выходили на улицы городов. Однако недовольные рабочие — это мощная сила, которая может свергнуть любое правительство, будь то правительство Украины или правительство сепаратистов», — предупреждает Рябчин.

Между тем власти в Киеве столкнулись с острой необходимостью решить проблему приостановки производства и поставок угля на Донбасс, которая возникла в результате волнений.

Александр Паращий, руководитель исследовательского отдела Concorde Capital, утверждает, что те территории Донбасса, которые в настоящее время контролируются пророссийскими сепаратистами, производят более 90% украинского антрацита. «Этот уголь используется на четырех электростанциях, расположенных за пределами Донбасса, которые вырабатывают около 14% всего электричества за пределами этого региона. Другие разновидности угля, добываемого в других областях Украины, не подходят для использования на этих электростанциях», — объяснил он.

По мнению Паращего, те районы Донбасса, которые контролируются сепаратистами, нельзя назвать самодостаточными «ни в терминах производственного цикла, ни с точки зрения бюджетных доходов и расходов».

В 2013 году общий размер субсидий, выделяемых из украинского бюджета Донбассу, составил 38,6 миллиардов гривен (2,9 миллиарда долларов) или 17% ВВП этого региона. Киев субсидировал как бюджетный дефицит этого региона, так и его угольную промышленность, выделяя также средства и на покупку электроэнергии и природного газа для местных промышленных предприятий.

Паращий считает, что киевское правительство перестанет оказывать такую поддержку региону из-за высокой вероятности того, что оно может потерять контроль над ним. «Таким образом, этот „застой“ не может продлиться долго. Нет никаких сомнений в том, что лучший вариант развития событий — это повторная интеграция региона в производственную цепь украинской промышленности», — подытожил он.

В своем воскресном телевизионном интервью президент Украины Петр Порошенко подчеркнул, что Киев будет оказывать финансовую помощь только тем территориям, которые «подняли украинский флаг».

«Украина будет финансировать те территории, где есть мир и где есть украинская власть, в том числе легитимно избранная власть местного самоуправления», — заявил он.

По словам Рябчина, западные инвесторы не дадут денег Донбассу, пока украинские власти не восстановят контроль над сепаратистскими территориями. «Запад никогда не захочет выбрасывать деньги в черную дыру».

Украинские власти надеются, что значительная порция финансирования на восстановление Донбасса поступит со стороны западных союзников. Осенью 2014 года правительство планирует провести конференцию инвесторов.

«Было вполне разумно предположить, что за помощью можно обратиться к Западу. Украина имеет моральное право требовать финансовой помощи от западных стран, потому что они чувствуют за собой некоторую вину за ситуацию, сложившуюся в Донбассе и Крыму. На самом деле такие страны, как США, нарушили гарантии, которые они предоставили Украине в Будапештском меморандуме, поэтому они должны постараться как-то загладить свою вину», — считает Паращий.