«В десятилетие, последовавшее за окончанием холодной войны, - писал в своей книге «Обратный удар» (Blowback), вышедшей в 2000 году, Чалмерс Джонсон (Chalmers Johnson), - Соединенные Штаты в значительной степени отказались от использования дипломатии, экономической помощи, международного права и международных организаций для проведения своей внешней политики и большую часть времени прибегали к пустым угрозам, военной силе и финансовым манипуляциям». Как утверждал Джонсон, все это должно было привести к определенным последствиям. И так и произошло сентябрьским утром год спустя, когда джихадисты, которых США ранее спонсировали в Афганистане и Боснии, обратили свои взгляды на Америку.

Задолго до Рама Эммануэля (Rahm Emanuel, глава администрации президента Обамы – прим. перев.), правительства знали, как использовать кризис, чтобы усилить свою власть. За 11 сентября последовал взрывной рост бюрократии внутри страны и растущая воинственность за ее пределами. Афганистан изначально был оккупирован, чтобы захватить Усаму бин Ладена; хотя никто не видел его уже много лет, войска США и НАТО по-прежнему остаются в стране, а Талибан, который в какой-то момент посчитали побежденным, вернулся – и сильнее, чем когда-либо. Американскую общественность убедили в том, что вторжение в Ирак в 2003 году и его последующая оккупация – это упреждающий удар против правительства, обладающего оружием массового уничтожения и готового поделиться им с террористами. Когда стало очевидно, что история про оружие – это одно огромное надувательство, единственной реакцией Императора стало пожимание плечами «ну и что?»

Джонсон продолжил документировать скатывание Америки в империализм: в 2004 году вышла его книга «Скорби империи» (The Sorrows of Empire), в 2008 – «Заклятый враг» (Nemesis), и в ближайшее время будет опубликована новейшая книга «Разрушая империю» (Dismantling the Empire).

Все началось с Хиросимы

Это превращение Америки из конституционной республики во все более авторитарную империю не началось 11 сентября или даже в конце холодной войны. В обоих случаях процесс ускорялся, но его корни уходят глубже в историю. Борьба Авраама Линкольна против отколовшихся южных штатов значительно усилила роль федерального правительства по сравнению с его предполагаемыми конституцией функциями. После войны президента Маккинли с Испанией в 1898 году у США появились первые иностранные владения. Вудроу Вильсону не очень-то удался его крестный поход с целью «обезопасить мир для демократии», но Франклину Рузвельту повезло больше. Однако решительный шаг был сделан Гарри Труманом.

Можно поспорить, что первыми выстрелами холодной войны стали ядерные удары, нанесенные по Японии в августе 1945 года. К тому времени Япония была беззащитна и переговоры о капитуляции уже велись. Используя ядерное оружие, Труман пытался завершить войну, прежде чем в дело вмешаются Советы, и утвердить свою позицию силы в послевоенном мире. Его Закон о национальной безопасности, подписанный в 1947 году, провел преобразования в вооруженных силах и разведке, создав аппарат, необходимый для холодной войны – которую он затем и начал, объявив, что коммунизм является мировой угрозой для США. В течение следующих 40 лет мир балансировал на грани взаимно-гарантированного ядерного уничтожения, в то время как СССР и США расширяли свои мировые империи, состоящие из военных баз и зависимых государств.

От Крайны до Косово

Холодная война закончилась в 1989 году, когда СССР, по сути, бросил это дело. Спустя два года и сам СССР исчез, а ему на смену пришла мешанина из «независимых государств». Джихад в Афганистане, разработанный в качестве оружия против Советов в 1970-х годах, подходил к концу. Фрэнсис Фукуяма написал свое знаменитое эссе о приближении «конца истории». Однако империалистический истэблишмент увидел в происходящем новые возможности. Мир лежал у них на тарелке.

Шаг за шагом США разрушили старый мировой порядок, подкупая ООН, отметая в сторону международное право, утверждая иллюзорные права под видом «гуманитарной» необходимости. Испытательным полигоном для этого стали Балканы, где США вмешались в этническую войну, последовавшую за уничтожением Югославии.

Ричард Холбрук признал, что, вмешавшись в Боснии, США вновь подтвердили свою власть в Европе. Вашингтон также вывел из игры ООН и укрепил НАТО. Спустя лишь три года после дейтонской дипломатии под дулом пистолета, США устроили фарс в Рамбуйе (имеется в виду соглашение, предложенное НАТО, которое Югославия отказалась подписать, а Североатлантический альянс использовал это как предлог для начала войны в Косово – прим. перев.), а следом разразилась агрессивная война, которую НАТО назвало «гуманитарным вмешательством».

В косовской войне не было ничего гуманитарного. Если уж на то пошло, она стала попыткой повторения Операции «Шторм», проведенной в августе 1995 года, когда Империя предоставила местным силам поддержку с воздуха. В то время «собаками со свалки» (термин, предложенный коллегой Холбруком Робертом Фрейжером) была подготовленная США хорватская армия; в 1999 году их место заняла террористическая Армия освобождения Косова. Неслучайно, что многие бойцы этой армии, например, Агим Чеку, воевали в хорватской армии.

Последствия также оказались пугающе схожими: массовое изгнание сербов (вместе с другими людьми неалбанской национальности в случае Косово), убийство и устрашение оставшихся и широко распространенное уничтожение собственности. Хотя Хорватия недавно запустила крупную рекламную кампанию, призванную привлечь туристов из Сербии, приезжающие регулярно встречаются со словесными оскорблениями и физическим насилием. В Косово с радостью принимают поставляемые Сербией электричество и хлеб, но самим сербам не рады: печально известен случай, когда болгарский сотрудник ООН был убит на улице за то, что говорил на языке, похожем на сербский.

Однако Империя преподнесла и операцию «Шторм» и оккупацию Косово в качестве великих побед в деле за права человека. Кампания в Косово была представлена как «незаконная, но легитимная», и это расчистило дорогу к Багдаду…

Антиутопия


Имперское «построение государств» с помощью бомб, подкупа и пропаганды превратило Балканы в тоталитарную антиутопию, где к разным народам по-разному применяются разные правила. Идеологи Империи попытались завуалировать эту двуличность, разделив балканские конфликты и заявив, что Хорватия, Босния и Косово являются совершенно отдельными и уникальными случаями, каждый со своим набором принципов и правил – просто потому, что они так сказали.

Наблюдать за американскими «дипломатами», оглушительно защищающими «суверенитет и целостность» Боснии-Герцеговины и Косово – государств, созданных и поддерживаемых исключительно американской мощью, - было бы смешно, если бы не столь трагично.

Тем временем, Империя утвердила свое право нападать на любого, в любом месте, в любое время, под любым предлогом, адаптировав для этого доктрину Брежнева. Вчера Балканы, сегодня Ирак и Афганистан, завтра – весь мир!

Деньги, политика и власть

Все эти годы оппозиция имперским авантюрам то нарастала, то убывала. Большая часть ее была партийной: республиканцы возмущались интервенциями Клинтона, демократы выставляли на посмешище младшего Буша. Однако в критический момент все они присоединялись к империалистическим победителям, голосуя за финансирование войн. Несмотря на все обещания «надежды» и «перемен», избрание Барака Обамы стало возвращением эпохи Клинтона.

Младший Буш и его пособники управляли Америкой – и пытались управлять миром – с уверенностью в том, что одной лишь их воли достаточно для формирования действительности. Однако «либеральные» империалисты продолжают жить в уверенности, что мир на самом деле жаждет американской гегемонии, и все, что им нужно сделать, это изменить аромат.

Критики Империи также пытаются отслеживать финансовые потоки. Но при том, что для изучения частных лиц эта практика может считаться верной, она довольно бесполезна для изучения правительств – которые могут буквально печатать деньги в любых необходимых количествах. Войны же по определению уничтожают богатство. Хотя некоторые люди и могут извлечь из них пользу, общество в целом этого не делает. И лишь глупец стремится силой захватить то, что можно получить гораздо дешевле с помощью торговли. Для Империи дело не в деньгах – хотя ее стратеги и посредники не против обогатиться самим – а во власти и контроле. Как Оруэлл пророчески описал это: «сапог, наступающий на лицо человека – наступающий навсегда».

Заклятый враг

В амбициях нет ничего плохого. Однако практически в каждой религии, существующей на земле, жажда власти считается грехом. «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно», - написал в 1887 году лорд Эктон. Что может быть более развращающим, чем жажда править всем миром? Снова и снова люди уступают этому искушению, убеждая себя, что в этот раз для них все будет иначе. Так никогда не происходит.

Политики мечтают об империи, чтобы получить власть и богатство; своим подданным они рекламируют эту мечту как нечто, что сделает тех богаче и укрепит их безопасность. Однако погоня за империей ведет Америку к банкротству, и безопасность американцев сегодня хуже, чем когда-либо. Сила Америки больше не основана на идеях, она основана на страхе. Рано или поздно, весь остальной мир перестанет бояться.

Что тогда? Чалмерс Джонсон утверждает, что Империя уже испортила американское общество, возможно, неисправимо. Какая польза стране, если она получила весь мир, но потеряла свою душу? Когда на руках у нее чужая кровь, а весь мир лежит в развалинах?

Те, кто стремится выбраться за пределы Империи, должны вспомнить слова Томаса Джефферсона: «Когда я думаю о том, что Бог справедлив, я трепещу за мою страну, ведь его справедливость не может спать вечно».