Когда президент Обама в начале своего правления принимал решение пересмотреть замыслы Джорджа Буша по выстраиванию схем обороны, то на него повлияло наличие нескольких проблем. Президент считал важным учитывать нарастающую угрозу со стороны Ирана, Северной Кореи и прочих государств-изгоев, обзаводясь соответствующей оборонной мощью, но также он должен был учитывать такой не менее реальный факт, как траты на ликвидацию последствий финансового кризиса, а также принимать во внимание соображения, связанные с режимом нераспространения ядерного оружия в мире и с сохранением стабильности стратегической обстановки. Желая подчеркнуть важность несения Европой своей доли бремени в обеспечении безопасности по обе стороны Атлантики, президент Обама в то же время хотел «перезагрузить» свои отношения с Россией, так как при Буше они существенно испортились.

В последние полтора года были сделаны некоторые значимые достижения. Что касается реального и потенциального результата применения «поэтапного гибкого подхода» к противоракетной обороне, то здесь наметился позитивный сдвиг в направлении в большей степени нацеленных на сотрудничество двусторонних усилий, прилагаемых США и Россией в области противоракетной обороны, нераспространения ядерных вооружений и сокращения стратегических вооружений. Наш анализ позволяет сделать вывод, что нынешние поиски альянсом НАТО новой стратегической идентичности создает возможность сделать программу противоракетной обороны США вкладом этого государства в активную многослойную потеатровую систему противоракетной обороны альянса. Выборы в Конгресс и прочие неоднозначные политические события в США могут помешать президенту Обаме в ближайшие два года заниматься противоракетной обороной, разоружением и препятствовать распространению ядерных вооружений.

Если администрация Обамы успешно и убедительно покажет, что расширяет свою систему противоракетной обороны из мирных побуждений, то станет возможным успех совместных с Россией мероприятий по выстраиванию противоракетной обороны, разоружению и препятствованию распространения ядерных вооружений. С тех пор, как Обама занял президентское кресло, в сотрудничестве между Россией и США в вопросе противоракетной обороны были сделаны эпохальные достижения. К примеру, за несколько месяцев до объявления об отказе от курса администрации Буша обе стороны договорились о проведении совместной акции по оценке ситуации с договором, чтобы обменяться представлениями об угрозах и оценками опасности, представляемой баллистическими ракетами. Двусторонняя российско-американская президентская комиссия участвовала в деятельности рабочей группы по разоружению и международной безопасности, занимаясь, среди прочего, сотрудничеством по противоракетной обороне. Подобные инициативы помогают убедить русских, что Америка применяет поэтапный гибкий подход к противоракетной обороне из мирных побуждений. Более того, был создан более широко охватный формат для двустороннего сотрудничества в прочих областях.

Попытки президента Обамы поспособствовать развитию прозрачности и международного сотрудничества в вопросах противоракетной обороны потенциально могут привести к началу сотрудничества США и России в области науки, развития, испытаний и анализа существующих и будущих систем противоракетной обороны. Учитывая, что нынешняя администрация не отказывается от выдвинутого Россией в 2007 году предложения обменяться разведданными об испытательных полетах в Иране, полученными с российских радаров раннего оповещения, имеется большой потенциал еще большего улучшения двустороннего сотрудничества. Хорошим признаком улучшения сотрудничества стало выраженное президентом Медведевым в июле 2010 года желание вообще развивать отношения США в области технологий и инноваций. Как отметил Медведев, «сотрудничество не должно ограничиваться сокращениями ракет».

Недавние достижения на дипломатической ниве в связи с проблемой ядерного оружия Ирана говорят о тенденции к повышению роли России в нейтрализации продолжающегося обогащения Ираном урана. В начале 2010 года иранское правительство объявило о намерении обработать до двадцати процентов обогащенного уранового топлива, а также в течение года расширить имеющуюся программу, построив еще десять заводов по обогащению урана. Это решение было принято после того, как Иран отказался от сделки по обмену ядерным топливом, по условиям которой частично обогащенный Ираном уран был бы обменен на топливо из-за границы (точнее, из Турции и Бразилии). Этот демарш Тегерана вызвал у России обеспокоенность в отношении возможных попыток Ирана заполучить ядерное оружие, и эти соображения получили бы еще больший вес в свете политизации данных Ираном обязательств по верификации в соответствии с указаниями Международного агентства атомной энергетики. В совместном послании, составленном Москвой, Вашингтоном и Парижем, высказывалась обеспокоенность вынашиваемыми Исламской Республикой планами по обогащению урана. Это говорило о готовности России сотрудничать с США в обеспечении режима нераспространения ядерных вооружений, в результате чего была принята резолюция Совета безопасности ООН номер 1929 (2010 год), о чем договорились все постоянные члены Совбеза. Принятие резолюции стало, в частности, проявлением согласия России со сделанными США выводами касательно существования потенциальной угрозы со стороны баллистических ракет Ирана. Также это обозначило потенциал дальнейшего задействования России в противодействии ракетной угрозе.

Ратификация договора о сокращении и ограничении стратегических вооружений 2010 года (нового СНВ) и возможное одобрение договора о полном запрете ядерных испытаний станут решающими факторами. Независимо от того, с каким цинизмом Кремль поначалу отреагировал на расширение ракетного арсенала США, процесс ратификации нового СНВ был инициирован законодательными органами как России, так и США. В российской Думе и американском Сенате по сей день, как пережиток эпохи «холодной войны», сохраняется некоторый негативизм в отношении ядерного разоружения. Но в обоих государствах наличествует некоторый консенсус в среде экспертов, что постепенное сокращение подобных вооружений с точки зрения экономии должно стать долгосрочной целью, а также необходимо с точки зрения соблюдения обязательств по международным договорам и для поддержания атмосферы безопасности и сотрудничества. Как выразился президент Медведев, Россия готова провести «ратификацию одновременно, не раньше и не позже», чем американская сторона. Дебаты в российском законодательном органе будут вестись параллельно со слушаниями в американском Конгрессе и в соответствии с договоренностью между сторонами об одновременной ратификации нового договора СНВ.

В конечном итоге ратификация договора не только приведет к сокращениям ядерных арсеналов обеих подписавших его стран, но и станет шагом вперед и побуждающим стимулом к дальнейшему ядерному разоружению на мировой арене. Учитывая, что США решили сделать противоракетную оборону движущей силой своей кампании по ядерному разоружению, ратификация нового СНВ облегчит процесс ограничения наступательного потенциала и повысит значимость неядерных оборонных систем. Также станет возможным дальнейшее развитие и развёртывание систем противоракетной обороны. После недавно принятого США решения обнародовать количество имеющихся ядерных боеголовок Россия дала понять, что возможно взаимное обнародование соответствующей информации после вступления в силу нового СНВ. Это существенно повысит степень прозрачности и сотрудничества в отношениях между двумя странами, что положительно скажется на противоракетной обороне. В конечном итоге ратификация договора тоже проложит путь к более широким дебатам по договору о полном запрете ядерных испытаний.

Вне зависимости от того, каких успехов администрация Обамы добилась в области «перезагрузки» отношений с Россией, ряд негативных событий способен помешать выполнению некоторых задач, стоящих за новой ракетно-оборонной программой. Демократам недостает шестидесяти мест в Сенате для ратификации договора, так что президент Обама, возможно, столкнётся с трудностями при выполнении обязательств и обещаний, данных им иностранным союзникам и партнёрам США. Выборы в Конгресс, настроения американских избирателей и растущая поляризация настроений законодателей в Вашингтоне будут продолжать оказывать влияние на законотворческий процесс. Пересмотренная политика противоракетной обороны, возможно, не принесет выполнения стоящих перед ней задач и не поможет Обаме достигнуть поставленных им прозрачных и особенно многосторонних внешнеполитических задач.

Если Конгресс опять не ратифицирует договора о полном запрете ядерных испытаний, отношения между Россией и США опять будут отброшены назад, и из-за этого, скорее всего, Россия опять будет тянуть с договором об обычных вооружениях в Европе, а также могут продолжиться столкновения в Грузии, Южной Осетии и Абхазии. Подписание нового варианта договора о противоракетной обороне между США и Польшей в 2010 году не обрадовало российских лидеров; возможно, это окажет негативное воздействие на переговоры об обычных вооружениях в Европе, а также плохо скажется на процессе ратификации нового СНВ. Согласно условиям нового договора Польша согласилась разместить на своей территории наземные ракетные перехватчики США, действуя в рамках поэтапного гибкого подхода до 2018 года. Вкупе с недавним развертыванием в Польше батарей перехватчиков Patriot это поставило под сомнение намерения США и способно повредить процессу ратификации нового договора СНВ.

Что касается пересмотра оборонной архитектуры США под эгидой НАТО, то, по мнению некоторых экспертов, с учётом технических сложностей и сложностей с обеспечением безопасности сотрудничество между альянсом и Россией по противоракетной обороне займёт много времени и ограничится лишь обменом информации раннего оповещения. Важно отметить, что согласно новой военной доктрине России, принятой в феврале 2010 года, НАТО является одной из главных внешних угроз для Федерации. Особенно вредными для стратегической стабильности России признано расширения альянса в направлении российских границ и предусмотренный пятой статьёй устава механизм коллективной самообороны. Что касается противоракетной обороны, то в планах президента Буша Москва увидела желание отложить совместные усилия НАТО и России в этом направлении на будущее. Таким образом, готовность России возобновить это сотрудничество будет зависеть от того, продолжит ли Обама вести консультации с Москвой и давать ей новые гарантии. Учитывая, что нынешняя администрация пытается расширить систему европейской противоракетной обороны, включив в нее Болгарию и Румынию, отношения между США и Россией могут ухудшиться, что неизбежно скажется на совете НАТО—Россия. Последний находится в особенно уязвимом положении, потому что президент Медведев предлагает альтернативный вариант договора о безопасности в Европе и альтернативную архитектуру ее обеспечения.

Финансовая нестабильность, которую сейчас испытывают многие наши союзники в Европе, тоже может оказаться препятствием на пути к применению США поэтапного гибкого подхода к противоракетной обороне в регионе. Президент Обама выражал готовность разделить бремя противоракетной обороны с союзными государствами, но внезапное сокращение ими государственных расходов на оборону создаст трудности на пути к разделению высокой стоимости этого проекта европейскими государствами. К примеру, под эгидой НАТО двадцать из двадцати шести государств с трудом пытаются довести свои военные расходы до фигурирующей в официально поставленной задаче цифры — два процента ВВП. Среди шести государств, вносящих высокий вклад в общее дело, Греция испытала серьезный долговой кризис, а в Великобритании новое коалиционное правительство пытается справиться с гигантским бюджетным дефицитом. В настоящий момент Германия рассматривает возможность сократить свой оборонный бюджет более чем на 9,3 миллиарда евро, а Великобритания только что сократила свой на 8 процентов (до того он составлял 36,9 миллиарда фунтов стерлингов). Таким образом, успешность применения поэтапного гибкого подхода к противоракетной обороне будет зависеть от готовности США нести львиную долю расходов по проекту. Сняв с союзников финансовое бремя по региональной обороне осмысленным образом, мы вызовем скептические настроения в Конгрессе, что еще сильнее ограничит возможности президента.

Наконец, решение Ирана «не отступать от позиции ни на один дюйм», вне зависимости от силы нажима на него международного сообщества, помогло Обаме обосновать свою программу противоракетной обороны, основанную на представлении о непрекращающейся угрозе со стороны Ирана. В долгосрочном периоде исходящая из Ирана угроза может стать неустранимой проблемой для поэтапного гибкого подхода, что крайне осложнит задачу доказать его эффективность. Первая проверка, на которой имитировалось нанесение удара Ираном, прошла в феврале 2010 года, и тогда отказал радар корабельного базирования диапазона X, из-за чего не была перехвачена ракета, хотя глава агентства противоракетной обороны ожидал, что симуляция, на которую было затрачено 150 миллионов долларов, покажет эпохальные результаты. Учитывая то, насколько важны подобные радары для наземных элементов системы противоракетной обороны, которые должны защищать США от ракет высокой дальности, будущие неудачи на испытаниях поставят под ещё большее сомнение применимость поэтапного гибкого подхода Обамы к противоракетной обороне.

Вывод

Достигнуты некоторые успехи в области демонстрации России неагрессивности намерений Америки, предоставления гарантий союзникам, обеспечения ратификации нового договора СНВ и, возможно, одобрения договора о полном запрете ядерных испытаний. В то же время из-за постоянных технических ограничений и политической обстановки в США в перспективах применения Обамой поэтапного гибкого подхода к противоракетной обороне появились новые неопределённости. Способность президента Обамы маневрировать на политическом минном поле в предстоящие два года в конечном итоге определит, станет ли реальностью предложенный им поэтапный гибкий подход к противоракетной обороне.

Главная для президента Обамы задача по поддержанию статус-кво в области безопасности требует разоружения и нераспространения ядерного оружия, а также желания поддерживать стратегическую стабильность и сотрудничество. Защита от баллистических ракет стала крайне важным моментом для достижения и того, и другого. Поэтапный гибкий подход предлагает менее агрессивный и более прозрачный вариант прежнего подхода к ПРО через посредство постепенного развития и развёртывания проверенных, гибких и мобильных систем, подкрепляемого регулярными консультациями с участием заинтересованных сторон.

Исповедуемый нынешней администрацией «менее обидный» подход к противоракетной обороне позволит предпринимать совместные с Россией мероприятия по организации противоракетной обороны, разоружению и обеспечению соблюдения режима нераспространения ядерных вооружений. НАТО сейчас новую стратегическую концепцию, а затем будет развивать систему противоракетной обороны альянса, что даёт возможность разделить бремя противоракетной обороны в Европе среди союзников в регионе. Включив новый поэтапный гибкий подход к ПРО в заключении «группы экспертов» по новой стратегии безопасности НАТО, Обама подчеркнул свое намерение сделать противоракетную оборону США национальным вкладом в активную многослойную потеатровую оборону, и это, скорее всего, будет встречено одобрительно.