Конгресс давно уже понял, что из-за пристального внимания общественности гораздо труднее принимать плохие законы. Поэтому в четверг, когда шли переговоры о недопущении очередного прекращения работы правительства, обе его палаты протолкнули новые санкции против России, которые получили неверное название «Акт в поддержку украинской свободы 2014».

Резолюция палаты представителей H. R. 5859 была представлена в тот же день, и поздно вечером немногочисленные участники заседания утвердили ее. Сенатский законодательный акт S. 2828 был принят по результатам голосования. Этими мерами вводятся санкции против экспорта вооружений из России, на импорт нефтепродуктов, против обеспечивающих такие сделки финансовых институтов. Они нацелены против Газпрома, если тот откажет в поставках газа «в значительных объемах» некоторым указанным там государствам. Эти меры предусматривают «укрепление демократических институтов, политических и общественных организаций» в России, запрещают отменять санкции, пока Москва поддерживает группировки, которые подрывают «мир, безопасность, стабильность, суверенитет и территориальную целостность Украины», наращивание финансовой помощи Киеву. Американским руководителям отдано указание сотрудничать с Украиной при решении таких проблем, как нехватка электричества и топлива. Введенными мерами предусматриваются поставки оружия Киеву и увеличение финансирования государственных вещательных служб на русском языке.

Похоже, что конгресс твердо решил превратить неприятеля в кровного врага и поощрять меры возмездия вопреки важным американским интересам. Вот что отмечает моя коллега из Института Катона (Cato Institute) Эмма Эшфорд (Emma Ashford): «Из-за положений данного закона будет намного труднее урегулировать украинский кризис путем переговоров или найти способы для спасения продуктивных российско-американских отношений. Неудивительно, что конгресс не захотел вести открытые дебаты». Президент Барак Обама выразил определенные опасения по поводу данного закона, однако скорее всего он его подпишет.

К сожалению, этот закон оставил после себя атмосферу открытой враждебности и предчувствие того, что следует ждать от нового состава сената во главе с республиканцами. Главным спонсором законопроекта стал сенатор-республиканец Боб Коркер (Bob Corker), которого планируется поставить во главе сенатского комитета по международным отношениям. Его прежнее предложение под названием «Акт о предотвращении российской агрессии 2014» носило еще более конфронтационный характер, предусматривая введение более жестких санкций против России, предоставление военной помощи Украине в больших объемах, а также передачу Киеву разведывательной информации и придание Грузии, Молдавии и Украине статуса «важных союзников, не входящих в НАТО». Кроме того, данное предложение включало положения о расширении «оборонного сотрудничества, обучения и помощи» в отношениях с Азербайджаном, Боснией и Герцеговиной, Косово, Грузией, Македонией, Молдавией, Черногорией, Сербией, а также с Киевом. Требовало не признавать присоединение Россией Крыма, а также предусматривало субсидии на развитие энергетики в Грузии, Молдавии и на Украине. Став председателем, Коркер наверняка будет способствовать такому непродуманному военному вмешательству и в других местах.

Украина страдала на всем протяжении своей мучительной истории. Ею на протяжении столетий правила Москва: сначала Российская империя, а потом Советский Союз. После Первой мировой войны Украина на непродолжительное время обрела независимость и получила территорию Галиции от распавшейся Австро-Венгрии, но ее снова захватили большевики. И лишь после распада СССР в 1991 году Киев обрел более прочную государственность. Но и после этого страна страдала от коррупции, авторитаризма и некомпетентного руководства.

Российско-украинские отношения были порой непростыми, однако Киев последовательно улаживал разногласия с Россией, которая сохраняла прочные экономические и культурные связи со значительной частью населения Украины. Несмотря на отсутствие прямой заинтересованности в статусе Украины, Вашингтон открыто вмешивался в политическую борьбу в Киеве, действуя, среди прочего, через финансируемые за счет налогоплательщиков неправительственные организации. США поддержали Виктора Ющенко в 2005 году в ходе так называемой оранжевой революции. Но он оказался сварливым и неэффективным руководителем, и в 2010 году на выборах его победил человек, над которым он ранее одержал верх — Виктор Янукович.

В свою очередь, печально известный своей коррупционностью Янукович был свергнут в ходе протестов, которые поддержали яростные и порой жестокие националисты. США и Европа начали напоказ выставлять свою поддержку оппозиции. На самом деле, американские официальные лица открыто говорили о том, что вкладывали деньги в свержение Януковича, и обсуждали кандидатуры его сменщиков на период после свержения. Ни для кого не должно быть неожиданностью, что Москва проявила недовольство по поводу, как она считает, путча, организованного Западом против дружественного ей (и всенародно избранного!) президента в стране, являющейся крайне важной для безопасности России.

Российский президент Владимир Путин не имел никакого права на расчленение Украины, однако Америка отреагировала бы крайне негативно, если бы Москва помогла свергнуть дружественное по отношению к Вашингтону правительство Мексики. Путин выступил в защиту, как ему показалось, российских интересов, но не против безопасности США. Некоторых американцев, особенно из числа заседающих на Капитолийском холме, это может шокировать, но не все происходящее в мире связано с российской интервенцией против Украины и касается Америки.

Хотя американцев, особенно из числа этнических украинцев, беспокоит судьба Украины, эта страна не представляет серьезного интереса в плане безопасности для США. Америку на протяжении столетий вполне устраивала ситуация, когда Москва правила Киевом. Еще меньшее значение для Вашингтона имеет то, кто сегодня управляет Донбассом или Крымом. Украинский конфликт создает гуманитарные проблемы, но они ничем не отличаются от проблем такого рода в других частях мира.

Статус Киева имеет большее значение для Европы, но в основном по экономическим причинам. Вполне понятно, что европейцы предпочитают видеть стабильную и единую Украину, но неудачи Киева не создают угрозу ни для одной европейской страны. Нет никаких свидетельств того, что Россия планирует направить танковые дивизии из состава своей воскрешенной Красной Армии через территорию Украины в Польшу и дальше вплоть до берегов Атлантики. Если бы такая угроза существовала, европейцы тратили бы больше средств на собственную оборону вместо того, чтобы отдавать вопросы собственной защиты в субподряд Америке.

Но если Евросоюз и его члены все же хотят выступить против России в связи с украинскими событиями, они должны это сделать. Но без привлечения Вашингтона. У Америки нет никакой необходимости брать на себя роль лидера в Европе, где численность населения и экономика больше, чем в США. Пора европейцам и самим потаскать тяжести.

Конечно, президент Путин неприятный автократ, который не очень любит Америку. Но Россия не Советский Союз. Как и отжившая свой век Российская империя, Москва сегодня хочет уважения к себе и неприкосновенности своих границ. У Вашингтона нет оснований лишать ее первого и второго. Однако США и Европа своими действиями усиливают чувство российской незащищенности. Здесь и расширение НАТО, и расчленение Сербии, и обращение с Грузией и Украиной как с союзниками.

Похоже, что сейчас конгресс преисполнен решимости превратить Россию во врага Америки номер один (по ошибочному мнению Митта Ромни (Mitt Romney), она всегда была таким врагом). Путин может сыграть эту роль, например, вооружив Сирию и Иран современными зенитно-ракетными комплексами, отстояв право Тегерана на переработку ядерного топлива или создав помехи для тылового обеспечения американских войск в Афганистане.

Что еще хуже, он может пойти на дальнейшее сближение с Китаем. Между Россией и КНР существует немало разногласий, однако их может объединить один фактор, каким является американская угроза. Похоже, законодатели забыли, что одна из основополагающих целей внешней политики США, начиная с Ричарда Никсона с его политикой примирения с Пекином, заключается в недопущении сближения этих стран. Но сейчас Америка играет роль Советского Союза, а Путин играет Никсона.

Не сумев правильно диагностировать проблему, законодатели, естественно, предложили неверное решение. Администрация Обамы пытается навязывать Москве свою волю. На земле вряд ли найдется такая страна, которую Соединенные Штаты не поучали бы, не запугивали, которой не угрожали, против которой не вводили бы санкции. Россия здесь не исключение. Но опять же, к огромному изумлению обитателей Капитолийского холма, оказывается, что у власти и могущества Америки есть свои ограничения. Другие страны имеют склонность противостоять диктату США. Точно так же поступила бы и сама Америка, развернись ситуация в противоположную сторону.

То же самое и с Россией. Москва считает, что не должна допустить сближения единой Украины с Западом (несомненно, что Путин оценил рост своей популярности в связи с предпринятыми им действиями). О важности этой заинтересованности говорит та готовность, с которой он аннексировал Крым и начал квази-войну на востоке Украины. Очевидно, что он готов пойти на риск и вступить в конфликт с Западом.

Единственная хорошая новость из конгресса, что в антироссийский законопроект не включили многие полубезумные предложения о вступлении США в эту войну и об отправке войск на Украину, дабы подразнить Москву и посмотреть, решится ли она на нападение. Если Россию загнать в угол, она вполне может принять этот вызов, и тогда Вашингтон будет вынужден либо давать обратный ход, либо идти на эскалацию. Первый вариант будет унизительным, а второй катастрофическим.

Неудивительно, что по мнению Москвы на сегодняшний день, ее интересы на Украине перевешивают издержки от санкций. Конгресс может поднимать ставки, но для России Украина всегда будет важнее, чем для США. (Как Мексика всегда будет важнее для Америки, чем для России.) Похоже, Россия готова выдержать ту боль, которую ей готовы причинить США и особенно Европа, больше поставившая на карту в экономическом плане. История показывает, что экономические санкции редко достигали заявленных политических целей, а в некоторых случаях даже давали яркий обратный эффект, как было в 1941 году, когда Вашингтон ввел торговые ограничения против императорской Японии и спровоцировал начало войны.

Враждебный настрой правительства в Вашингтоне, который финансирует анти-путинские организации в Москве, российские власти смогут расценить только как попытку свергнуть их. И реагировать на это они будут соответствующим образом, действуя не только против Вашингтона, но и против всех тех организаций, которые он финансирует. Превращение американских и иностранных неправительственных организаций в инструмент внешней политики США неизбежно приведет к ударам по ним.

Увеличение помощи Киеву тоже вряд ли сильно поможет. Украина — финансовая черная дыра. Коррупция и невежественная политика давно уже сдерживают ее экономическое развитие. Иностранные денежные вливания не принесут большой пользы, если не будет реформ. А они по-прежнему запаздывают. Издержки от войны, включая сбои в торговле, также высоки. Без мира Украина будет и дальше экономически отсталой страной, находящейся в финансовой зависимости от других.

Вашингтону не по силам финансировать очередное обанкротившееся государство-сателлит. У США уже есть необеспеченные обязательства на сотни триллионов долларов, а конгресс никак не демонстрирует способность Америки взять свои долги под контроль. Если кто-то и может взять на себя обязательства по отношению к Киеву как к финансовому иждивенцу, то это должна быть Европа, которая не только ближе к нему географически, но и больше может надеяться на получение экономических выгод от будущей торговли с Украиной и от вкладываемых туда инвестиций.

Военная помощь Украине — еще хуже. Она только подольет масла в огонь, который союзники не смогут потушить. За прошедший год украинская армия окрепла, но она по-прежнему серьезно уступает российским вооруженным силам. Москва может в любой момент взять верх над Украиной в случае эскалации. В прошлом месяце Путин сказал, что не допустит разгрома повстанцев, и сомневаться в его словах нет причин. Однако союзники не вмешаются: даже такие воинственные ястребы как сенатор Джон Маккейн не поддерживают идею нападения на Россию, обладающую ядерным арсеналом. Эскалация конфликта, который может длиться бесконечно, не соответствует ни чьим интересам, и прежде всего, интересам народа Украины.

Конечно, украинцы могут решить, что война стоит свеч, пусть даже Россия лучше подготовлена к тому, чтобы нести связанные с ней издержки. Киев недавно объявил о планах удвоения военного бюджета (до ничтожных 3,2 миллиарда долларов, в то время как в России на оборону ежегодно тратится более 80 миллиардов), а также о призыве в армию 40 тысяч человек. Если таково решение украинского народа, то пусть он идет этим путем, но без США. Поддержка Украины в ее бесконечной войне с Россией не стоит свеч, и Америка не должна ее оказывать.

Самое худшее среди многочисленных глупых положений нового закона — ограничение возможностей администрации Обамы по ведению переговоров. Дипломатическое решение может оказаться неудовлетворительным, но Украина находится в плохом географическом окружении и подобно Финляндии в годы холодной войны страдает от трудностей, каких не испытывают другие страны. Это несправедливо, но конгресс не в силах изменить такую геополитическую реальность.

Лучший из всех возможных выходов — это компромиссное соглашение. Контуры урегулирования очевидны, как бы ни было сложно реализовать их на практике. Соглашение о мире с обеспечением его международными наблюдателями, прекращение военных действий Киева и Москвы, сохранение независимости и целостности Украины, федеральная система со значительной региональной автономией, торговые отношения со всеми странами, отказ от военных отношений с кем бы то ни было, особенно с НАТО, превращение Украины в настоящий мост между Востоком и Западом.

Поскольку стороны, похоже, соблюдают последнее соглашение о прекращении огня, шансы на дипломатическое урегулирование могут, наконец, оказаться реальными — если этому не помешает конгресс. Питер Харрис (Peter Harris) из Эрлхэмского колледжа предупреждает: «Вместо того, чтобы поддерживать сторонников политики мира в России (как будто в Кремле существует такая фракция), политика сдерживания создает опасность укрепления позиций ястребов и воодушевляет Путина на новые националистические высказывания и поступки».

Республиканские законодатели в особенности любят жесткие слова. Но у них нет ни стыда, ни совести. В своем законе они нудно и долго перечисляют свои претензии к Москве, говоря о тех нарушениях, которые регулярно совершают сами Соединенные Штаты: вторжение в другие страны, поставка оружия мятежникам, введение санкций против других государств, продажа оружия воюющим сторонам, пропаганда.

Будучи завзятыми критиками социальной инженерии у себя дома, эти люди полагают, что американское правительство вправе переделывать общества за рубежом. Это опасное заблуждение. В погоне за своими фантазиями они готовы тратить и без того скудные финансовые ресурсы, втягивать США в зарубежные споры и создавать риск войны с ядерными державами.

Наиболее вероятным результатом их творчества в последнее время  является постоянный замороженный конфликт между США и Россией, новая холодная война без идеологической составляющей. Москва начнет теснее сотрудничать с другими странами, враждебно настроенными по отношению к Америке, в первую очередь, с Китаем, создавая коалицию, которая будет способна препятствовать, если не блокировать американские инициативы. Союзники США в Европе столкнутся с экономическими трудностями и будут искать выход из этой ситуации, готовые порвать с Америкой. Украина превратится в вечного финансового нахлебника, в очередного получателя американской внешней помощи. Здорово вы поработали, господин президент, спикер и лидер большинства!

США отчаянно нуждаются во внешнеполитическом лидерстве. То есть, в лидерах, готовых устанавливать приоритеты, и способных отличать жизненно важные интересы от второстепенных. В лидерах, готовых признавать свои неудачи и пределы американских возможностей. В лидерах, которых на сегодня явно нет ни в Белом доме, ни в конгрессе.