В июне 2014 года «Исламское государство Ирака и Леванта» захватило второй по величине город Ирака Мосул и выбило оттуда подразделения иракской армии, на обучение и вооружение которой США потратили 20 миллиардов долларов. В минувшем мае ИГ практически сделало то же самое в Рамади — столице иракской провинции Анбар. На этой неделе талибы — исламские фундаменталисты, контролирующие территорию Афганистана, которые укрывали Усаму бен Ладана, пока его заместители организовывали теракты 11 сентября — вновь захватили город Кундуз на севере Афганистана после того, как США вложили 60 миллиардов долларов на создание афганской армии. Это стало первым за период с 2001 года случаем, когда талибы захватили столицу провинции.

Лидера «Талибана» Мохаммеда Омара (Mohammed Omar) нет в живых с 2013 года. В 2011 году «морские котики» США выследили и уничтожили Бен Ладана. США регулярно сообщают об уничтожении различных лидеров ИГИЛ, и заявили, что убили уже более 10 тысяч их последователей. Так почему же после того, как были потрачены все эти американские деньги и уничтожено такое количество противников США, города, власти которых являются американскими союзниками, по-прежнему переходят в руки врага?

Ответ совершенно прост и однозначен: у войны есть две основные составляющие — оружие и воля. США могут тратить миллиарды на вооружение и подготовку дружественных армий, но если у тех нет желания воевать, то, в конечном счете, никакие поставки оружия их не спасут. Афганистан, так же как и Ирак, страдает из-за слабости своего центрального правительства, выпестованного Соединенными Штатами, в результате чего войска этих стран недостаточно подготовлены и отличаются низкой боеспособностью.

Однако отсутствием воли отличаются не только американские союзники. Значительную долю ответственности должны взять на себя и сами США. Американцы не только всех подбадривают, наблюдая со стороны — после 11 сентября они «ушли в самоволку» и не участвуют в конфликтах, в которых участвует их страна. Лишь 1% американцев отправились воевать на заморские территории. Конгресс отказался объявлять войну любой стране, которую атаковали США — так легче избежать ответственности, если ситуация ухудшается (что всегда и происходит). Требование объявления войны — как изначально задумывали основатели Конгресса — вынудило бы страну выделять средства и полностью финансировать конфликт. А это подняло бы планку, и в результате войн с победным исходом стало бы меньше.

Кроме общественности и Конгресса ответственность несет и армия. Американские военные уже в 2001 году знали, что попытки перестроить Афганистан, не искоренив при этом террористические организации по ту сторону границы — в Пакистане (где была расположена вилла Бен Ладена) — означают, что США никогда не смогут по-настоящему урегулировать ситуацию в Афганистане. И, тем не менее, они салютовали и продолжали свое дело, не обращая внимания на опасную брешь в стратегии США. И хотя в 2003 году высшие чины Пентагона отнеслись к вторжению в Ирак с излишним энтузиазмом и самоуверенностью, их военные планы выдохлись примерно к тому времени, когда США захватили Багдад, и их не особенно волновало, что будет дальше. Не говоря уже о тех преступных действиях, когда слишком малочисленный контингент вновь и вновь отправляли участвовать в боевых действиях — со всеми вытекающими последствиями у себя в стране.

Армейские офицеры называют войну в Персидском заливе последней военной победой США. В той войне 1991 года была поставлена четкая задача — выбить войска Саддама Хусейна (Saddam Hussein) из Кувейта, что США с союзниками и сделали примерно за месяц. Во второй иракской войне, а также в афганской войне такой конкретной цели не было. По этой причине эти войны затянулись и продлились гораздо дольше, чем планировали их архитекторы, что ослабило их поддержку со стороны общественности. Не менее важно и то, что США стремились провести эти войны без особых затрат (невероятно, если учесть, что число погибших уже составило 6857 человек, и было потрачено 2 триллиона рублей).

В результате своих действий США лишь выглядят слабыми и ничтожными, так как изначальные радужные планы совсем не похожи на то, что получилось на самом деле. И на возникших руинах в регионе появились возможности, которыми воспользовались Иран и Россия. Грустно смотреть, как в гражданской войне погибают более 200 тысяч сирийцев, но нелепо думать, что американская армия может навести порядок в том хаосе, в основе которого — существующая несколько столетий религиозная нетерпимость.

На фоне потрясений и неразберихи в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии, в той или иной степени спровоцированных вмешательством США, общественные дискуссии иногда кажутся бредовыми. 25 сентября президент Обама чествовал уходившего в отставку генерала армии США Мартина Демпси (Martin Dempsey) — председателя Объединенного комитета начальников штабов США. «Сегодня, в немалой степени благодаря руководящей роли Марти, Америка успокоила союзников — от Европы до Азиатско-Тихоокеанского региона, — заявил Обама. — Мы закончили свою военную миссию в Афганистане и довели самую долгую в истории Америки войну до разумного завершения». Так за три дня до того, как Кундуз был захвачен талибами, президент похвалил своего главного солдата за руководство «лучшим воинским формированием, какое только существовало в мире».

Да, это правда. Но с другой стороны это далеко не так. Потому, что пламя, пожирающее эту часть планеты — не суть проблемы. Главное — тот подлесок, который это пламя разжигает. Замначальника штаба ВВС США по разведке генерал-лейтенант Боб Отто (Bob Otto) заявил в четверг: «Настоящая проблема, с которой нам приходится сталкиваться, состоит в том, что здесь идет идеологическая борьба, и каков план противодействия этому? Это не то, чем должна заниматься армия».