СЕДРИК МУН, корреспондент RT: Сегодня с нами писатель Дилип Хиро, автор книги “После империи: рождение многополярного мира”. Речь в ней идет об убывании американского влияния в мире и внутри самой страны. Спасибо, господин Хиро. Ранее вы говорили об интересном разговоре между президентом Бушем и президентом Путиным в 2008. расскажите нам об этом.

 

ДИЛИП ХИРО, автор книги «После империи: рождение многополярного мира”:  Да, именно. Мы знаем, что Америка была единственной сверхдержавой после распада Советского Союза в декабре 1991 года. Но я думаю, что они достигли конкретной точки и затем пошли под уклон. Разумеется, упадок начался со вторжения в Ирак, но не только в связи с этим. Есть особенные события – например, падение берлинской стены 9 ноября 1989 года.

 

Упадок американской военной мощи начался с даты, которую легко запомнить. 8 число восьмого месяца 2008 года. 8 августа 2008-го. Почему? Потому что в этот день президент Грузии решил с помощью военной силы вернуть себе сепаратистскую провинцию Южная Осетия. Она приказал бомбить столицу Южной Осетии, и, разумеется, русские отреагировали в весьма жесткой манере.

 

Когда это случилось, президент Буш был в Пекине. Вот что он сказал: “Агрессия и устрашение – не приемлемые методы ведения внешней политики в 21 веке”. Таковы слова Джорджа Буша. Позднее журналисты спросили премьер-министра Путина – “вы перегибаете палку?” И вот что он ответил: “А вы как хотели, чтобы мы отреагировали? С помощью катапульты? Мы ударили агрессора по лицу, как это предписывают все военные учебники”.

 

Буш произнес эти слова, но он не направил ни одного солдата для того, чтобы помочь грузинскому президенту вернуть мятежный регион.

 

СЕДРИК МУН, корреспондент RT: То есть, именно так все началось. Мы говорим об упадке – упадке США и американской мощи. Мы говорим об упадке Америки во многих смыслах. Конкретизируйте, пожалуйста, что здесь имеется ввиду?

 

ДИЛИП ХИРО, автор книги «После империи: рождение многополярного мира”:  Да, совершенно верно. Я думаю, что у мощи есть 4 измерения. Военная мощь. Экономическая мощь – сюда входит промышленность, информационные технологии и прочее. И кроме того, конечно, есть политико-дипломатическая мощь. Плюс “мягкая сила” – общественно-культурная мощь.

 

Когда 15 сентября 2008 года обанкротился ЛИман БрАзерс, это было поражением рейганистского капитализма. Существует несколько типов капитализма. Европейский капитализм отличается от рейганистского, а рейганистский отличается от государственно-ориентированного китайского капитализма.

 

Так вот, рейганистский капитализм потерпел крах 15 сентября 2008 года. Чтобы не довести до Великой депрессии, администрация Буша решила принять социалистические меры – за которые первым выступал британский экономист Джон МЭйнард Кейнс. Затем – переход к политической и дипломатической ситуации. Экономика – это всегда стартовая основа. Сначала строится экономическая мощь, затем она переходит в политико-дипломатическую мощь, но не сразу, а через некоторое время. Это можно наблюдать на примере Китая. В прошлом году их ВВП вырос более чем на 9 процентов. А в этом году они ожидают повышение в 11 процентов. То есть они выводят мир из рецессии – та работа, которой раньше занимались Соединенные Штаты.

 

Придя к власти в 1981 году, Рейган взялся за дерегулирование. В тридцатые года в эпоху президентства Франклина Рузвельта были приняты меры для контроля над экономиками свободного рынка.  Они снова вышли из-под контроля, и случился крах Уолл-Стрит в 1939 году, Депрессия, 25 процентов безработных и так далее. Все было скорректировано так называемыми “социалистическими мерами”.

 

Эти меры все время действовали, пока не пришел Рейган и не начал ослаблять регулирование. Этот процесс продолжился и в эпоху президентства Клинтона. Именно тогда перестал действовать закон ГлАса-СтИгала, принятый в 1933 году. Закон предусматривал полное разделение инвестиционных и депозитных функций банков. Закон перестал действовать, и крупные банки могли брать деньги, мои деньги, твои деньги, и расплачиваться ими на рынке акций. Именно поэтому случился кризис. Они создавали искусственные деньги.  Факт в том, что в системе вращалось в четыре раза больше денег, потому что банки создали в три раза больше вторичных ценных бумаг, чем настоящих денег. В этом и состоял провал экономики свободного рынка.

 

СЕДРИК МУН, корреспондент RT: А что насчет дипломатии? Дипломатическое влияние США по всему миру идет на убыль?

 

ДИЛИП ХИРО, автор книги «После империи: рождение многополярного мира”:  Я думаю, что есть очень хорошие примеры, очень важные факторы – например, изменение климата. Поскольку техасец был нефтяником, он отказался признать, что причина глобального потепления – человеческая деятельность. Поэтому об этом долгое время не говорилось, защищались интересы нефтяной отрасли, газовой отрасли. Теперь он ушел, на посту теперь гораздо более умный человек. Признали, что есть проблема. Он более открыт и так далее. И он признал, что у нас есть проблема.

 

Но что он делает по прибытии в Копенгаген? Переводит стрелки на Китай. А все потому, что президент Обама знает, что он не получит 60 процентов голосов в Сенате. А любой такой договор должен пройти через Сенат. Он же не может вскрыть им головы и сказать – “эй, ребята! Я открыт всему новому, потому что у меня IQ 192. Ситуация поменялась. Я открыт этому!” Однако ему надо провести все это через Сенат, а там это не пройдет. Потому он находит себе оправдание – говорит, что китайцы вон тоже не присоединяются. Если он скажет китайцам предпринять что-то, что он может предложить им взамен? Абсолютно ничего. Потому он говорит – “вот китайцы какие плохие, китайцы плохие, я тут не при чем”.

 

То есть, являясь вторым в мире загрязнителем, почти таким же как китайцы, Америка дипломатически является аутсайдером, не способна действовать в роли лидера, подать пример.

 

СЕДРИК МУН, корреспондент RT:  Давайте поговорим о военной стороне вопроса. Вы сказали, что военная мощь США тоже убывает. Расскажите, пожалуйста.

 

ДИЛИП ХИРО, автор книги «После империи: рождение многополярного мира”:   Доктрина Пентагона всегда была такова: если у вас с кем-то борьба, используйте максимально военную силу. Очень хорошо эта доктрина приводилась в жизнь в Войне в заливе в 1991 году. Туда было направленно очень много военнослужащих. За это отвечал Пауэлл.

 

А что происходит сейчас? Теперь идет ассиметричная война. Появились самодельные взрывные устройства. Они вносят в путаницу в военную мощь сверхдержав. Все началось в Ираке, теперь продолжается в Афганистане. Каждый день они взрываются. Непрямая война.

 

И второе: китайцы. Китайцы знают, что в течение ближайших 10 лет, 20 лет, 30 лет они не смогут сравниться с Пентагоном в плане технологического оснащения. По этому они обратили свои взоры в сторону кибервойн. Как только у тебя есть контроль над компьютерной системой, ты можешь сорвать водоснабжение, электроснабжение. Ничего не сможет функционировать.

 

Так что китайцы не говорят – “у вас будет сто танков, а у нас сто два танка”. Нет! Разумеется, танки тоже нужны. Но финальная борьба будет вестись на уровне кибервойн.

 

СЕДРИК МУН, корреспондент RT:  Последнее измерение влияния США, как вы говорили, - это мягкая сила, общественное влияние. Оно также сокращается?

 

Сейчас у людей в мире есть выбор, которого у них не было раньше. И то, что мы слышим, какие новости, как они преподаются, каким образом достигают наших ушей и глаз, - все это очень важно. Именно на основе новостей мы решаем, что хорошо, а что плохо. Если есть телеканалы кроме CNN и BBC, значит, власть Америки и англоязычного мира ослабевает. Это действительно происходит.

 

Тот факт, что я сижу здесь и рассуждаю на российском глобальном канале на английском языке, - и есть доказательство.