У пограничного пункта «Шегини», через которую Саакашвили прорвался на Украину, стояла толпа из нескольких десятков человек. Они первыми добежали до границы, после того как Михо-бус наконец определился с маршрутом въезда в страну. Они просто стояли у шлагбаума, дожидаясь остальную группу поддержки. Пройти на пограничный пункт нельзя — анонимный звонок сообщил, что территория заминирована.


— А как туда попасть?— спрашиваю коллегу Кирилла.


— Да Господи! — говорит он и пролезает под шлагбаумом, чтобы сделать удачный кадр.


Активисты мгновенно последовали примеру журналистов. Пространство между рядом пограничников и шлагбаумом наполнилось сторонниками Саакашвили.


— Никому не дадим ни выехать ни въехать, пока Михаил не пересечет границу! — заявила активистка Лиза Богутская в мегафон.


Кряжистый атошник по имени Юра вел диалог на повышенных тонах. «Ты, (нецензурное выражение — прим. ред.), лишил нас семей, (нецензурное выражение — прим. ред.), устрой нам разгон и ты узнаешь, что такое Майдан! — прокричал он. — Кто здесь главный?!» На зов вышел главный пограничник Руслан — рослый и широкоплечий. Дальнейшее больше походило на игры самцов: мужчины смотрели друг на друга вызывающе, бросая друг другу в лицо обвинения. И когда их перепалка, казалось, достигла критического предела, атошник прибегнул к привычному оружию: «Ще не вмерла України…» «Ні слава ні воля», — подхватил пограничник. Так они и орали гимн друг другу в лицо, после чего Руслан утвердил свое превосходство троекратным «Слава Україні».


«Я пропущу на территорию пограничного пункта народных депутатов, если они с вами есть», — пытался перехватить инициативу пограничник. В толпу протолкнули нардепа Светлану Залищук. Она призвала всех соблюдать порядок, но не могла позволить себе отлучиться: без ее контроля Юра и Руслан могли завязать драку с непредсказуемым финалом. Но вскоре ситуация все же вышла из под контроля.


Часа полтора соратник Саакашвили Давид Сакварелидзе стоял в гуще событий, время от времени обращаясь к народу в мегафон. Экс-прокурор отлучился, а когда вместе с тремя активистами стал пробираться на прежнее место, обстановка резко накалилась. Плотно стоящая толпа почувствовала движение вперед, и не стала гадать, что его спровоцировало. Спустя мгновение вырваться из многоголового организма было невозможно. Комок из людей снес «тонкую линию цвета хаки» из пограничников и понесся вперед. На площадь щедро сыпалась обувь, рюкзаки и личные вещи, которые слетали с владельцев, несущихся навстречу Михо.


«Могут стрелять», — пронеслось в голове, глядя на служащих МВД с собаками. Но никто не выстрелил. Толпа преодолела метров четыреста и обнаружила Саакашвили. Пограничники совершили тактический просчет: Михаила оттеснили от автобуса с депутатами и журналистами, с которыми он ехал из польской столицы. Этот фактор сработал в пользу его сторонников с украинской стороны. Возле второго кордона добежавшие взяли Саакашвили «в коробку» — окружение из человеческих тел.


Даже в этой коробке люди чуть не затоптали своих же. Отход был таким же поспешным, как и атака. Отличало эти процессы только выражение лиц: теперь они светились от радости, и недавние тычки по ребрам не могли омрачить момент. Пограничники тем временем недоумевали. Одни были расстроены, другие старались уйти подальше, чтобы чего-нибудь не вышло. Правда, повезло не всем. Колонна двинулась подальше от пограничного пункта.


Вскоре Саакашвили держал слово. Он говорил о том, что его сторонников спровоцировала сама власть. И что их акции мирные. Что он прошел на территорию Украины законно. Затем взяла слово Юлия Тимошенко. «Меня зовут Юлия Тимошенко, думаю, вы меня немного знаете…». «Как же, знаем», — послышалось из темноты. Больше ни одного ее слова расслышать было невозможно: их заглушило улюлюканье и крики «Юлю геть!». Чтоб выйти из ситуации слово взял Саакашвили, который поблагодарил Тимошенко и других нардепов за поддержку.


На этом импровизированный «брифинг» закончился. Саакашили поехал вместе с Тимошенко во Львов. Но это начиналась уже другая история.