Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Этот текст обнаружил и перевел наш читатель mankurt, за что мы ему крайне признательны

__________________________________________________

Во Второй мировой войне Германия была агрессором. Однако даже страны-агрессоры заселены преимущественно людьми неагрессивными: женщинами, детьми, стариками, инвалидами, или даже убежденными пацифистами и антифашистами.

Осенью 1944-го в смертельной опасности очутились именно эти категории граждан 'тысячелетнего рейха' - на его земли вступили советские войска. По ряду причин от них можно было ожидать наихудшего, и первые же их шаги по немецкой земле засвидетельствовали: наступил апокалипсис.

Ожидать спасения немцам было неоткуда - за Берлином, в отличие от Москвы, не лежали необъятные пространства с неисчерпаемыми природными и человеческими ресурсами. Война была проиграна, и все меньше людей желали платить собственными жизнями за продолжение агонии обитателей рейхсканцелярии. В пустую затею превратилась и борьба за Фатерлянд, теперь антигитлеровские союзники имели возможность сделать с ним все, что им заблагорассудится. Но можно и нужно было спасти как можно больше немцев от ярости победителей. В первые месяцы 1945-го это намерение объединило усилия многих людей в рейхе - от рядовых воинов до наивысших чинов армии и государства. Объединило вопреки позиции фюрера и фашистской администрации...

На шестом году войны немецкий солдат в первый раз воевал за свой народ в прямом смысле этого понятия, безотносительно к какой бы то ни было идеологии. Теперь красная армада имела 5-10-кратное преимущество над вермахтом в людях, пушках, танках, самолетах. Невзирая на это, немцы держались стойко, не раз переходя в контрнаступление. Лишь бои за Восточную Пруссию длились свыше восьми месяцев! Каждый выигранный час значил спасение от смерти, насилия, надругательства, голодомора, сибирских лагерей для тысяч беглецов. (Среди последних были, конечно, и нацистские преступники. Но преступников и в западных зонах оккупации ожидали суды и наказания, тогда как 'русские', чехи, поляки утоляли свою жажду мести сугубо методами геноцида.) Люди, безмерно перетрудившиеся в военных действиях должны были еще и охранять беженцев, обустраивать для них полевые лазареты, пункты питания и тому подобное.

За годы войны моряки Кригсмарине добыли не одну победу над более сильным врагом. Однако главным подвигом флота стало его участие в эвакуации немецкого Востока. Флотская (видимо, корабельная, флотский - это все-таки о борще - прим. пер.) артиллерия сдерживала наступление танковых и воздушных армад, пока длилась посадка людей в гражданский транспорт. Потом отсеки боевых кораблей также набивали женщинами и детьми. В море караваны судов караулили сотни опасностей - лишь торпедные атаки украинца А. Маринеско стоили жизни почти десяти тысячам мирных граждан. Невзирая на это, итогом 'самой масштабной спасательной акции всех времен' (Г. Беддекер) стало 20000 погибших и... 2 млн. (!) успешно эвакуированных немцев, спасенных из ада благодаря профессионализму, отваге и неутомимости военных и гражданских моряков.

А как мужественно держались немецкие города-герои: Кенигсберг, Пиллау, Эльбинг, Кольберг, Бреслау и другие! Некоторые из них красные захватчики не смогли заполучить вплоть до наступления тотальной капитуляции вермахта, невзирая на то, что те дрались в глубокому тылу Советской Армии. Советские источники преподносили факты стойкого сопротивления немцев как проявления фанатизма и жестокости нацистской верхушки, однако, не отрицая реальности этих факторов, надо отметить в первую очередь героизм тысяч защитников немецких твердынь - и героизм, по-правде говоря, не иррациональный и не бессмысленный.

В те трагические дни подвиг спасения был прерогативой не только людей в погонах. Железнодорожники под прицельным огнем выводили из осаждаемых городов эшелоны с беженцами. Рыбаки размечали и поддерживали ледовую 'дорогу жизни' через залив Фрише Хафф. Парафиальные священники брали на себя неподъемную ношу опеки над многочисленными беглецами, обездоленными и подчас деморализованными; рискуя жизнью, они защищали земляков от надругательств 'освободителей'. К акциям солидарности, опеки, спасения приобщались тысячи простых людей, отдельные функционеры НСДАП, СС, гестапо.

И даже очутившись в когтях насильников, не все немцы окончательно теряли присутствие духа. Под дулами автоматов они молились Богу и пели песни о милой отчизне, которую многим из них больше не суждено было увидеть. 'Мы поехали на грузовике на товарную станцию железной дороги, - вспоминает фрау Г. Романн свой отъезд из Кенигсберга, - жалкая кучка людей, в лохмотьях и платках, в руках - узелки с одеялами и другими пожитками. Когда товарные вагоны двинулись, мы вознесли благодарственные молитвы Богу. Какими бы великими ни были страдания, значительно большей была радость - мы отправлялись туда, где живут немцы и правят немцы'. Этих замученых мужчин и изнасилованных женщин еще ожидал наибольший немецкий подвиг - стремительное восстановление разгромленной, уничтоженной и обремененной репарациями страны.

Вероятно, имеет смысл деление войн на справедливые и несправедливые. Но подвиг спасения является достойным уважения безотносительно к цветам мундира и флага. В эти майские дни герои спасения 'с той стороны' достойны нашего благодарного упоминания так же, как и герои антифашистских сражений. Конечно, если победу над фашизмом мы понимаем как общечеловеческую победу над Злом, а не как кровавый триумф одного дикарского племени над другим.

Война, которую выиграли не мы,. . . а русские ("The Sunday Times", Великобритания)

Россия - недостающее звено в британской мифологии Победы ("The Times", Великобритания)

____________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - mankurt

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей