Предисловие

Редакция 'Обзора' долго думала, стоит ли печатать на своих страницах статью, опубликованную в литовском еженедельнике 'Вяйдас'. Поскольку часть читателей может воспринять это так, как будто 'Обзор' разделяет точку зрения автора статьи о сожженной деревне Пирчюпяй. Однако в конечном итоге было решено ознакомить наших читателей с господствующей ныне версией тех страшных событий.

Мы не изменили ни единого слова. Хотим лишь обратить внимание на то, что в переведенной нами статье выпал целый ряд фактов, оказавшихся, очевидно, неудобными для выстраивания гипотезы о том, что все кровавые злодеяния на литовской земле гитлеровцами совершены исключительно по необходимости, как вынужденный ответ на действия 'советских бандитов'.

Например, в перечне сожженных деревень нет Аблинги. 23 июня (!) 1941 года после захвата деревни гитлеровцы согнали к яме 42 жителя деревень Аблинга и Жвагиняй и расстреляли их. Дома были разграблены и сожжены. Нет упоминания и об узниках гетто, которым посчастливилось вырваться в литовские леса, где они взяли в руки оружие, чтобы мстить палачам. Вместо того, чтобы смиренно ожидать, когда полные благородства фашисты отправят их в газовые камеры.

Многого еще нет в переведенной нами статье. Зато, похоже, есть большое желание выдать черное за белое.

***

3 июня в Литве отмечалась печальная дата - 65-я годовщина трагедии маленькой деревни в Дзукии. Об этой истории напоминает стоящая у шоссе Вильнюс - Друскининкай скульптура 'Мать Пирчюписа' (1960 год, скульптор Г.Йокубонис; архитектор В.Габрюнас. - Прим. 'Обзора'), а также памятная доска с фамилиями погибших. Гранитная скульптура высотой 5,5 м символизирует боль матери, напоминает о трагедии времен Второй мировой войны, призывает живых не забывать о тех, кто стал виновником этого ужасного преступления. Как для французов Орадур, для чехов - Лидице, для белорусов - Хатынь, так и Пирчюпяй для литовцев стал символом памяти о жертвах Второй мировой войны.

Прибыли мстить

Деревня, раскинувшаяся по обеим сторонам шоссе, состояла из двух частей - Сянейи Пирчюпяй и Науейи Пирчюпяй, и всего в ней проживало 43 семьи. В Науейи Пирчюпяй был размещен усиленный сторожевой отряд немцев, которые совершали регулярное патрулирование возле шоссе Вильнюс - Эйшишкес.

3 июня 1944 года, когда едва начало светать, прибывшие со стороны Белоруссии из Руднинкской пущи советские партизаны примерно в 1,5 км к югу от деревни обстреляли ехавшую по шоссе колонну немецких штабистов. Тогда погибли 14 немецких солдат вермахта и эсэсовцев, 8 были взяты в плен, а оставшиеся в живых сумели удрать в Эйшишкес. Одного раненого немца крестьянин из Пирчюпяй привез в деревню.

Спешно прибывший на место боя немецкий патруль в окрестностях Пирчюпяй обнаружил только трупы немецких солдат. В тот же день, в 11 часов, к ближайшему месту нападения прибыл отряд карателей: колонна из 17 грузовиков с солдатами, три небольших танка и одна большая бронемашина - всего свыше 400 солдат.

Они окружили деревню. Но поскольку жители уже свыклись с появлением военных, поэтому никто не скрывался, напротив, многие вернулись посмотреть, кто и зачем приехал в деревню. Не обнаружив советских бандитов, каратели всю свою ярость излили на безоружных людей. Население Сянейи Пирчюпяй фашисты не тронули, но и не позволили им смотреть, что творится по другую сторону шоссе. Зато Науейи Пирчюпяй они ограбили, затем, согнав всех мужчин в один сарай, а женщин и детей - в три других дома, они эти строения подожгли зажигательными пулями. Убиты и заживо сожжены 119 человек - 58 мужчин и 61 женщина. Самому старшему из них было 90 лет. Среди сожженных и задохнувшихся в дыму было 49 детей до 16 лет, был среди них и грудной младенец возрастом 6 недель.

Некоторые жители пытались бежать, но вырвавшихся из оцепления настигали пули, или же их ловили и снова бросали в огонь. Кровавая экзекуция длилась более трех часов. Фашисты сожгли 27 усадеб со всеми хозпостройками. Мужчины покрепче сумели бежать в лес, так что жертвами расправы оказались по большей части дети, женщины и старики деревни Пирчюпяй. Вместе с ними погибли в огне и 15 жителей других деревень, которые, на свою беду, гостили у местных. Спаслось всего 39 человек (9 вырвались из оцепления, а других просто в тот момент не было в деревне).

Одних отпустили, других похоронили

Однако не все жители Науейи Пирчюпяй были уничтожены. Вскоре после того, как деревня была окружена, на место экзекуции прибыл начальник литовской полиции безопасности Эйшишкского района Стяпас Ульбинас. Увидев среди стоявших в окружении бывшую сотрудницу налоговой инспекции Марите Уждавините, он подозвал ее. Когда женщина ответила, что без своих родителей не тронется с места, охранники позволили ей забрать из круга смерти отца и мать.

В это время к Ульбинасу подбежала еще одна женщина, заявившая, что ее сын работает в Германии, а сейчас приехал в отпуск. Полицаи и ему позволили выйти из рядов смертников. Еще одна заявила, что ее семью убили бандиты, а теперь и ее хотят расстрелять. Дали и ей выйти. Еще каратели сами вызвали жительницу деревни Алданавичене... Судьба остальных оказалась трагичной.

По окончании карательной операции остальным крестьянам было выдано письмо, в котором говорилось, что так, как поступили с жителями Науейи Пирчюпяй, немецкие власти поступят с каждым.

Еще долгое время в деревне патрулировали вражеские солдаты, не давая селянам похоронить своих близких. И только через неделю немцы вменили в обязанность настоятелю Валькининкского прихода организовать погребение останков.

В разрешении на организацию похорон в приказном порядке подчеркивалось, что похороны должны проходить тихо. По рассказам очевидцев, похороны провели на скорую руку, опасаясь, чтобы немцы не передумали.

Мужчины спешно вырыли две огромные ямы. В одну поместили обгоревшие кости женщин и детей, в другую - останки мужчин. На месте захоронения установили деревянные кресты. Первый крест своей дочери, пришедшей погостить в Пирчюпяй из другой деревни и оставшейся здесь навечно, отец установил в 1947 году. Второй установили на могиле женщин и детей, третий - на месте погребения мужчин.

Следы советских партизан

Пора было бы исследовать эту трагедию поглубже, установить, кто на самом деле сжег деревню, а не только приказал это сделать. Это страшное военное преступление совершили солдаты СС, а также 9-я и 10-я роты 3-го батальона латышского (не немецкого!) 16-го полка. Руководил их действиями командовавший 16-м полицейским полком СС подполковник, оберштурмбанфюрер СС немец Вальтер Титель. Он же являлся начальником штаба по борьбе с советскими партизанами в Литве.

Активное участие в уничтожении жителей Пирчюписа принимали ст. лейтенант Рудольф Вернер Аккерман, комендант Эйшишкес капитан Гисслер.

Между тем, советские партизаны для мирных жителей Литвы были ничуть не меньшим бедствием, нежели немцы. Пирчюпская трагедия была планомерно спровоцированной красными партизанами, которые потом спокойно сидели в лесу и распивали украденный самогон.

Следует обратить внимание на то, что в годы Второй мировой войны жители литовской деревни не оказывали поддержку советским партизанам и создали множество групп для самообороны, которые охраняли деревни и истребляли появляющихся 'чужаков'. Литовские полицейские из отрядов самообороны в годы войны тоже интенсивно боролись с красными партизанами, особенно в Восточной Литве, поскольку не хотели, чтобы из-за партизанских акций погибали их близкие, соседи, знакомые... Большевистские партизаны решили отомстить местным жителям руками немцев.

Большевистское подполье

Напомним, что в годы Второй мировой войны большевики, которым не очень везло на фронте, решили ударить по немцам с тыла. Стремясь усилить и активизировать разрушительную деятельность на занятой немцами территории, 26 ноября 1942 г. Госкомитет по обороне Советского Союза принял решение о создании в Литве партизанского движения.

Таким образом, в Литве деятельность советских террористов, диверсантов, агитаторов и партизанских формирований становится более активной. Дела с вербовкой литовского населения у них шли плохо, поскольку литовцы уже имели горький опыт на деле убедиться, что такое коммунизм, всего за один год советской оккупации.

В тот период особенно участились нападения советских партизан с территории Белоруссии на южные районы Литвы. От этой конфронтации сильно страдали земледельцы и сельские рабочие. В скором времени руководство литовской и немецкой полиции предприняло ответные действия. В 1943 г. в Литве были дислоцированы части латвийских и эстонских эсэсовцев, украинские подразделения и власовцы. Все они принимали активное участие в борьбе с советскими партизанами. Некоторые не немецкие батальоны по своей жестокости далеко превосходили немцев. В частности, белорусскую Хатынь сожгли (сгорело 149 человек, из них 76 детей) не немцы, а 118-й батальон украинских полицаев.

В январе 1944 г. большевики решили создать на территории Литвы два подпольных областных комитета, в их числе Южный областной комитет КПЛ, охватывающий Вильнюс и Каунас, а также примыкающие к этим городам уезды: Шакяйский, Каунасский, Тракайский, Вильнюсский и расположенные к югу от них. Первым секретарем этого комитета и руководителем террористической деятельности в Южной Литве был назначен деятель советской компартии Литвы Генрикас Зиманас. Его ставка находилась в Рудницкой пуще. Именно с руководством Г.Зиманаса партизанской деятельностью и связана трагедия в Пирчюпяй.

Тем более что карателям Пирчюпяй было у кого брать пример: 29 января 1944 г. возглавляемые Г.Зиманасом 120-150 советских головорезов напали на мирное село Канюкай в Эйшишкском уезде и сожгли его (из 22 домов уцелело всего пять) и убили 38 ни в чем не повинных местных жителей, еще несколько - ранили.

12 апреля того же года аналогичная трагедия произошла в Тракайском уезде: советские партизаны напали на крестьян деревни Балакоришкис, спалили 38 изб и убили 18 селян. Как справедливо заметил историк Римантас Зизас, трагедии деревень Пирчюписа и Канюкай обусловлены общими причинами и мотивы их уничтожения сходны.

Пятрас Станкерас, 'Veidas'

Такая же судьба - сожжены

В годы Второй мировой войны в Литве была сожжена 21 деревня. 8 сентября 1943 года была сожжена располагавшаяся между Лянтварисом и Вареной деревня Фермосай, 11 сентября - деревни Дрижуляй и Лазденай (между Вевисом и Лянтварисом), 13 сентября - деревни Милюнай, Шлапяляй, Лаучюнай (Рокишкский уезд), 30 сентября - деревня Каркишкяй близ Варены, в первые месяцы 1944 года - деревни Гумбос, Гайдес, Кярнавес в Тракайском уезде.

Обсудить публикацию на форуме

________________________

Отпечатки большой войны ("Газета 2000", Украина)

Советы vs. нацисты ("Delfi", Литва)