Мы сожалеем, что в 1939 г. союзники Польши оказались не в состоянии оказать ей военную поддержку, пишет для 'Газеты' министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд

Первого сентября я буду в Гданьске, где 70 лет назад прозвучали первые выстрелы Второй мировой войны в Европе. Я рад и считаю большой честью, что могу принять участие в этом мероприятии. Оно знаменует годовщину, которая для поляков имеет особое и болезненное значение. Именно поляки первыми в Европе испытали ужасы этой войны. Однако значение этой годовщины гораздо шире и касается всех нас.

Мы, британцы, знаем, что 3 сентября 1939 г. вместе с Францией и нашими имперскими союзниками мы объявили войну Германии. Мы знаем и сожалеем о том, что в 1939 г. союзники Польши оказались не в состоянии оказать ей военную поддержку.

Многие британцы знают, какое героическое сопротивление оказывали поляки. Меньше людей осознает, насколько эффективно сражалась Польша, насколько жестоким было это нападение и каким бесчеловечным было обращение с гражданским населением и военнопленными с первых дней войны.

Потом, 17 сентября, на основании тайного договора, заключенного ранее с Гитлером, Советский Союз напал на Польшу с востока. Окруженные поляки были вынуждены сложить оружие, а их страна погрузилась в кошмар оккупации и преступлений. Среди миллионов людей, познавших этот кошмар, были и члены моей семьи.

Нынешняя годовщина - хороший повод вспомнить о тех фактах и постараться поразмышлять о войне и ее последствиях. У меня по этому поводу есть три соображения.

Во-первых, эта война не ограничивается временным периодом с 1939 по 1945 годы. Европейцы порой забывают о том, что для многих жителей Азии война началась в 1931 г., и что войска союзников вели смертельный бой с Японией с 1937 г. по сентябрь 1945 г.

Для стран Западной Европы в 1945 г. после ужасов войны пришло освобождение, а потом начался самый долгий в их истории период мира и благосостояния. Именно тогда имели место такие инициативы, как создание Европейского сообщества угля и стали, предтечи Европейского Союза, и реализация плана Маршалла.

Но для Центральной Европы после освобождения от нацизма началась советская оккупация, продолжавшаяся 45 лет. Поэтому, в определенном смысле, вместе с революцией 1989 г. и падением коммунизма закончился период, начатый неудачным версальским договором 1918 г. В том числе поэтому такое символическое значение имело расширение ЕС до 25 государств-членов в 2004 г.

Советская оккупация Центральной Европы принимала различные формы - от депортаций и расстрелов, имевших особо жестокий характер в Польше - до периода, характеризовавшегося 'всего лишь' коррупцией, некомпетентностью и расточительством. Конец этому периоду также положило необычайное сопротивление, особым выражением которого в Польше было движение 'Солидарности'.

Во-вторых, в Европе после войны произошло не только беспрецедентное восстановление, но и примирение. В Великобритании, которая не пережила оккупацию, малым символом этого примирения стала в 1950-е годы популярность футболиста Берта Траутманна, бывшего немецкого солдата, который играл в английской Премьер-лиге.

В свете огромных страданий, пережитых Польшей, глубоко волнует письмо польских епископов от 1965 г. В нем они напомнили немцам об обидах, причиненных полякам в годы войны, но также обратили внимание на страдания, которые причинили немцам поляки, и призвали к диалогу: 'Прощаем и просим прощения'.

Будем помнить о том, как Германия восстала из пепла войны, став замечательным партнером, соседом и другом. Силу примирения и мирного сопротивления вдохновлял и демонстрировал папа Иоанн Павел II.

В рассуждениях о войне невозможно обойти стороной страдания и жертвы граждан бывшего СССР. Во время церемонии освящения кладбища в Медном, где лежат останки польских офицеров, расстрелянных в 1940 г., тогдашний премьер-министр, а ныне председатель Европейского парламента Ежи Бузек сказал: 'Дорогие российские друзья! И у вас есть миллионы могил, рассеянных по всей вашей земле. Пусть причиненные обиды, пусть эти рассеянные по всей России кладбища будут для нас общей памятью и предостережением для будущих поколений'.

В-третьих, еще до окончания войны обсуждалось создание новых международных структур - таких, как НАТО и Международный валютный фонд / Всемирный банк, ставших фундаментом современного сотрудничества на глобальном форуме, и Европейский Союз - в Европе. Европейский Союз основан на общих ценностях, изложенных в Статье 3 Лиссабонского договора, - демократии и свободе, безопасности и справедливости, толерантности и уважении к меньшинствам.

Общества и структуры сильнее тогда, когда они опираются на ценности. Как сказал президент Гавел, 'этичное поведение выгодно обществам'. ЕС может вызывать раздражение и казаться бюрократической машиной, но его сила выражается не только в благосостоянии, но и в том, что к нему хотят присоединиться наши соседи - например, из таких раздираемых конфликтами регионов, как страны бывшей Югославии.

Сохранение и расширение круга влияния наших ценностей - это вызов. Каждый из нас должен беречь эти ценности: противодействуя расизму и ксенофобии, поддерживая власть закона и принципы современной демократии. Если вместо этого мы погрузимся в блаженное самодовольство, то существует риск возвращения демонов прошлого.

Пользуясь нашими ценностями сегодня, мы должны помнить о тех трудностях, с которыми столкнулось поколение 1939 г., об отваге и самопожертвовании, проявленных во время войны и после нее, и о необычайном успехе примирения и восстановления. Пусть это вдохновляет нас - в такой перспективе мы можем прийти лишь к одному выводу: решение нынешних проблем не выходит за пределы возможностей и разума человека.

Заголовок дан редакцией

__________________________________________________________

Владимир Путин: 'Страницы истории - повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?' ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Как мы стали союзниками Гитлера ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Туск: всем будет ясно, кто жертва, а кто преступник ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Обсудить публикацию на форуме