Семьдесят лет тому назад Болеслав Косткевич (Boleslaw Kostkiewicz) был лейтенантом 14-го кавалерийского полка польской армии, который дислоцировался на западе страны, чтобы противостоять усиливающейся угрозе со стороны Германии.

Когда Германия 1 сентября 1939 года нанесла свой удар, Косткевич, которому сегодня 102 года, принял участие в боях с отходом в сторону польской столицы. У него в памяти до сих пор свежи воспоминания о тех днях, и старый кавалерийский офицер по-прежнему настороженно относится к Германии - сегодняшнему союзнику Польши по НАТО и Евросоюзу.

Но его мнение о русских, которые во взаимодействии с Германией расчленили Польшу, напав на нее 17 сентября с восточного направления, еще хуже.

"Германия уже не мечтает о создании великой Германии, но не думаю, что они действительно тепло к нам относятся, - говорит он, - конечно, опасность для Польши я вижу со стороны России. Для России самый важный вопрос всегда заключался в захвате Польши".

Такие взгляды широко распространены в Польше, отмечающей сегодня 70-ю годовщину начала Второй мировой войны, которая в равной степени дает возможность взглянуть на сегодняшние отношения и задуматься о прошлом. В мероприятиях по поводу годовщины примут участие канцлер Германии Ангела Меркель и российский премьер-министр Владимир Путин.

Перед отъездом в Польшу Меркель четко заявила, что ее страна взяла на себя ответственность за развязывание войны, назвав эту годовщину "днем скорби из-за страданий", причиненных Германией.

Некоторые российские СМИ, а также российская Служба внешней разведки, наоборот, в последние недели обвиняют Польшу в том, что она накануне войны сотрудничала с Германией. Путин в своей статье, опубликованной вчера в польской газете Gazeta Wyborcza, выбрал более примирительный тон, заявив, что германо-советский пакт, приведший к совместному нападению двух стран на Польшу, можно "с полным основанием осудить", и что массовое уничтожение Советами тысяч польских офицеров в катыньском лесу и других местах было "преступлением", о котором следует помнить.

"Хотя Германия совершила гораздо больше преступлений, чем Советы, она не пытается избежать ответственности за ту войну, - говорит историк Павел Махцевич (Pawel Machcewicz), являющийся советником польского премьер-министра Дональда Туска по вопросам строительства музея Второй мировой войны в городе Гданьске, - с Россией ситуация совершенно иная, потому что русские отказываются признать определенные исторические факты".

Нельзя сказать, что между Польшей и Германией исторических трений вообще не осталось. Попытки Германии почтить память миллионов своих соотечественников, изгнанных из Центральной Европы после войны, вызывает у многих поляков тревогу, заставляя думать, что эта страна старается избавиться от вины за войну. Польские руководители, такие как лидер оппозиционной партии "Право и справедливость" Ярослав Качиньский (Jaroslaw Kaczynski), также раздувают обиды прошлого, пытаясь таким способом добиться укрепления внутренней поддержки и усиления позиций Польши на переговорах в ЕС.

Тем не менее, кровавое прошлое не мешает двум бывшим врагам активно развивать экономические и политические отношения. Германия является крупнейшим торговым партнером Польши, миллионы поляков живут и работают в Германии, а граница между двумя странами, являющимися членами безвизовой шенгенской зоны ЕС, всегда открыта.

Отношения с Россией более сложные, а неразрешенные исторические вопросы по-прежнему создают почву для сегодняшнего взаимного недоверия.

Россия с настороженностью относится к НАТО, которую Польша считает ключевым инструментом собственной безопасности. Для поездки из одной страны в другую существуют визовые требования. В торговле доминируют российские нефть и газ, что вызывает озабоченность в Варшаве.

К недовольству России, Польша также активно содействует укреплению независимости бывших советских республик. Она поддержала "оранжевую революцию" на Украине, а польский президент Лех Качиньский (Lech Kaczynski) во время прошлогодней российско-грузинской войны отправился в Тбилиси, чтобы продемонстрировать свою поддержку Грузии.

"В плане культуры я думаю, мы ближе к немцам, - говорит Косткевич, - если бы я попал в плен к Советам, я бы с вами сегодня не разговаривал, они бы убили меня. Но немцы соблюдали хоть какие-то правила, и мне удалось выжить и пережить ту войну".

__________________________________________________________

Великий выживший ("The Times", Великобритания)

Россия когда-то должна признаться, что и она виновата в польских бедах ("The Independent", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме