Первая проблема: выход из кризиса без взлета цен на нефть

Из последнего анализа нефтяного рынка следует, что рост спроса (даже не слишком значительный) в США и Европе может значительно отразиться на ценах. В настоящий момент нефтяной рынок во многом определяется спросом, в том числе - со стороны развивающихся стран. Цифры говорят сами за себя: в 2011 году в мире сжигалось 90 миллионов баррелей в день против 87,4 миллионов в 2010 году и 85 миллионов в 2009 году. Ежегодное увеличение спроса сейчас составляет в среднем 4% против 1,4% в период с 1983 по 2000 год. В 1990-х годах потребление нефти в мире каждый год возрастало на миллион баррелей в день, тогда как сейчас речь идет о 3,3 миллиона баррелей.

Организация стран-экспортеров нефти со своей стороны меняет квоты в зависимости от колебаний спроса так, чтобы он всегда отвечал предложению. Все это объясняет чрезвычайную чувствительность нефтяного рынка. В таких условиях экономический подъем в США и Европе может создать своего рода порочный круг: 1% рост экономики означает 1% увеличение спроса на нефть. Таким образом, восстановление экономики приведет к увеличению спроса на нефть, что в свою очередь вызовет резкое повышение цен (которое также будут подпитывать спекуляции), которое тяжелым грузом ляжет на плечи экономического роста. Без учета этой переменной все прогнозы, которые основываются на выходе из кризиса благодаря невысоким ценам на нефть, вряд ли можно считать состоятельными.

Читайте также: Нефть принесет Афганистану золотые горы?

Вторая проблема: влияние на стратегию ОПЕК до того, как та установит монопольные цены

Термин «страны-экспортеры нефти» охватывает целый ряд государств, которые можно разделить на две группы: члены ОПЕК и не члены ОПЕК. Страны ОПЕК образуют картель, который контролирует большую часть резервов нефти на нашей планете (72,5% доказанных запасов), тогда как остальные экспортеры действуют независимо друг от друга и не обладают достаточными запасами и производственными возможностями, чтобы повлиять на стоимость барреля. Цель ОПЕК состоит в том, чтобы истощить резервы «конкурента» и увеличить свою долю на будущем рынке. Играя с квотами, организация устанавливает достаточно высокие цены, чтобы сделать рентабельной добычу на большей части месторождений вне зоны ОПЕК. В то же время цены не должны быть чрезмерно высокими и стимулировать поиск иных источников энергоносителей в странах-потребителях.



Как бы то ни было, такая перспектива скорее иллюзорна, за исключением сверхбыстрого перехода на иные источники энергии, что крайне маловероятно с учетом нынешнего финансового положения старых стран-импортеров (Европа, США). Падение спроса в странах-импортерах в результате политики экономии энергии (как было во время нефтяного кризиса 1982-1986 годов) также является утопией, потому что экономический рост ряда государств (Китай, Индия) делает их крайне привлекательными потребителями, что, кстати говоря, объясняет негибкость взаимосвязи спроса и цен.

Таким образом, стратегия ОПЕК заключается в намеренном истощении резервов остальных стран-экспортеров, которое должно придать организации монопольное положение и позволить установить монопольные цены.

Также по теме: Нефтяная нестабильность России


Третья проблема: реальная оценка мировых резервов

Сегодня не существует каких-либо статистических исследований, которые были бы проведены под контролем независимых экспертов или международных организаций. В докладе Международного энергетического агентства приводятся различные подсчеты, которые дают более-менее схожие результаты в плане того, на сколько еще лет нам хватит существующих резервов: 36 лет по информации World Oil и 44 года по сведениям Oil & Gas Journal. Оценки запасов колеблются от 1,051 триллиона баррелей у Word Oil до 1,266 триллиона баррелей у Oil & Gas Journal. В то же время нельзя не отметить, что 38 из 97 учтенных в анализе Oil & Gas Journal государств не проводили переоценку своих резервов с 1998 года, а еще 13 – даже с 1993 года. При этом добычу они, разумеется, не прекращали.

Тем не менее, такая непрозрачность в вопросе доказанных запасов служит пищей для споров об истощении черного золота и знаменитом «пике нефти». Специалисты говорят о «пике нефти», когда в тот или иной год добыча нефти превышает объемы новых доказанных запасов, что означает истощение резервов и, как следствие, - резкий рост цен и необходимость перехода на новые источники энергии. К сожалению, нехватка надежной информации о запасах нефти перечеркивает любое серьезное обсуждение проблемы перехода на иные энергоносители.

Тома Порше (Thomas Porcher), доктор экономических наук, преподаватель теории сырьевых рынков в Высшей школе управления и лектор в Университете Париж Декарт.