С самого начала арабских революций все ссылаются на сведения Сирийского центра прав человека, который утверждает, что от рук режима Башара Асада и его алавитского клана погибли уже 60 000 сирийцев. Расположенный в Лондоне СЦПЧ стал почти что единственным источником информации для западных газет и правительств, особенно в том, что касается гражданской войны в Сирии и наступления мятежников. Тем не менее, никто не может проверить достоверность данных центра, который никак не назовешь независимой организацией. Как вы помните, именно он распространял ложные сведения о смерти юной сирийки Зайнаб аль-Хосни, которая стала настоящим символом репрессий, но некоторое время спустя вновь появилась у всех на виду... В числе других крупных обманов СЦПЧ стоит отметить и 22 июля 2011 года, когда центр без каких бы то ни было проверок обнародовал количество вышедших на улицы противников Асада в ряде сирийских городов... однако это число намного превысило общее их население. Таким образом, к подсчету «жертв режима Асада», в основе которого лежат лишь неофициальные источники информации и не скрывающие своих взглядов социальные сети, тоже нужно отнестись со всей осторожностью. Во время выступления в передаче на радио Public Sénat, которая была посвящена вмешательству Франции в Мали, Жан-Пьер Элькабаш (Jean Pierre Elkabach) задал очень хороший вопрос: «Кто стоит за Сирийским центром прав человека»?

Сирийский повстанец отсреливается во время столкновений в  г. Алеппо


В СЦПЧ признают, что опираются на видео с YouTube, сообщения в Facebook, телефонные звонки и информацию от 200 «добровольных корреспондентов» (военные, врачи и активисты оппозиции), которые присутствуют во всех зонах боевых действий. Тем не менее, прежде всего возникает вопрос о том, как они могут перемещаться по всей стране, вести съемку без риска быть убитыми, пересекать заграждения и линию фронта. Далее, все показания очевидцев идут в одном направлении: демонизация Асада и восхваление суннитских мятежников («Братьев-мусульман», салафитских ополченцев и Свободной сирийской армии). Все это подталкивает СЦПЧ к тому, чтобы молчать об убийствах христиан и алавитов и прочих бесчинствах, которые устраивают суннитские повстанцы.

На самом деле СЦПЧ руководят два суннитских активиста: Рами Абдель Рахман (бывший продавец одежды по имени Усама Али Сулейман) и его помощница, переводчица и пресс-секретарь Хивин Како. В прошлом Абдель Рахман отсидел в Сирии тюремный срок за насильственные антиправительственные действия в исламистских отрядах, однако он стремится не привлекать внимания к своему прошлому с тех пор, как переехал в Швецию, а затем в Лондон, и начал называть себя «независимым журналистом». Бывший координатор СЦПЧ Мусаб Аззави утверждает, что тот никак не может быть журналистом и заниматься объективным представлением информации. Аззави (в 2011 году он ушел из центра и создал собственную конкурентную организацию) подчеркивает, что Рами Абдель Рахман узурпировал руководство СЦПЧ, неспособен профессионально вести общение на английском языке и стремится лишь обеспечить себе кресло в будущем правительстве «Братьев-мусульман».

Как и многие другие сотрудники центра, Рами Абдель Рахман отрицает принадлежность к «Братьям-мусульманам». Тем не менее, директор Научно-исследовательской группы по Средиземноморью и Ближнему Востоку Фабрис Баланш (Fabrice Balanche) утверждает, что СЦПЧ представляет собой «инструмент пропаганды в пользу «Братьев-мусульман» и получает поддержку от «Аль-Джазиры», а, значит, и Катара, который уже показал себя покровителем арабских революций и «Братьев-мусульман». По его словам, СЦПЧ «раздувает потери сирийской армии». Эти наблюдения подтверждает эксперт по Ближнему Востоку и бывший сотрудник французской разведки Ален Шуэ (Alain Chouet). Он подчеркивает, что СЦПЧ «явно финансируется на саудовские и катарские средства» и является «эманацией сирийских «Братьев-мусульман».

Ситуация в Алеппо 27 августа 2012


Как бы то ни было, чего у СЦПЧ и его директора Абдель Рахмана не отнять, так это того, что мы имеем дело с какой-то независимой правозащитной организацией, а самой что ни на есть эффективной пропагандистской структурой на службе исламистских революционеров. Напомним, что Рахман защищал в Швеции научную работу по теме «Информационные интернет-ресурсы на Ближнем Востоке», а также принял участие в программе YLVP (Young Leaders Visitors Program — программа для молодых лидеров), которая была нацелена на «изучение социальных СМИ в качестве инструментов позитивных общественно-политических перемен в различных условиях». Таким образом, Рахман — это специалист по влиянию на общественное мнение, который прекрасно знает интернет-технологии и великолепно умеет использовать их для пропаганды «Братьев-мусульман» и противников Асада.

В действительности, как признает один высокопоставленный ооновский чиновник, никому неизвестно, сколько на самом деле людей погибло в Сирии. Вообще, число погибших в ходе войн с точностью установить практически невозможно. Так, например, в зависимости от источников информации и методов подсчета оценки жертв Второй мировой войны варьируются от 40 до 70 миллионов человек, что, согласитесь, очень и очень существенно. Итоги гражданской войны в Гватемале колеблются в промежутке от 100 000 и 250 000 погибших, а войны в Алжире — от 100 000 до 200 000. Количество убитых в Косове (1998 год) сначала взлетело до 100 000 с лишним человек, чтобы дать «моральное оправдание» для карательного вмешательства НАТО, однако затем упало дл 3 500, как только накал страстей упал, а работа по ликвидации «великой Сербии» была успешно закончена...

Что касается вмешательства в Ираке, цифры погибших с марта 2003 года (начало американского вмешательства против режима Саддама Хусейна) варьировались от 120 000 до миллиона человек (почти один к десяти). На ум сразу приходит дезинформация насчет «оружия массового поражения» Саддама... или том, что Ирак обладает «третьей армией в мире»... Вспоминается также и то, как западные СМИ демонизировали шахский Иран и говорили от 300 000 погибших от рук иранской тайной полиции (цифра потеряла два нуля после победы Хомейни, которого наши интеллектуалы некогда представляли себе как исламский вариант Че Гевары).

Мужчина среди обломков своего дома в г. Таджи, Ирак


В деле по свержению режима первостепенное значение играет «война представлений», которая заключается в мобилизации мятежных отрядов (то есть «хороших») и общественного мнения при одновременной демонизации «плохих» с тем, чтобы лишить их поддержки. Тот факт, что большинство западных СМИ и правительств (и даже ООН) наделяют таким доверием столь неблагонадежную организацию как Сирийский центр прав человека, уже многое нам говорит. Как мы уже это видели в бывшей Югославии, Ираке и Ливии, западные государства (они до сих пор не могут отойти от категорий холодной войны и всячески стремятся разрушить последние пророссийские режимы в мире) заключают циничный альянс с нефтяными монархиями Персидского залива, которые покровительствуют исламистам и сами хотят свергнуть последние пророссийские и антиисламистские арабские режимы, будь то вчерашний Ирак или современная Сирия. В прошлом Запад считал сражавшихся с СССР в Афганистане исламистов (предтечи «Аль-Каиды») «борцами за свободу», а сегодня видит в сирийских мятежниках новых freedom fighters. Тем не менее, играя с огнем, недолго и обжечься: события 11 сентября 2001 года и нынешняя ситуация в Мали представляют собой побочный продукт такого противоестественного альянса.

Александр дель Валль, признанный геополитик, преподаватель международный отношений в Университете Метца и сотрудник газеты France Soir.