Для завсегдатаев библиотек, к коим я причисляю и себя, все складывается не так уж плохо и безнадежно. При том, что на работе библиотек сказывается сокращение расходов, либо их вообще закрывают, справедливости ради стоит отметить, что в течение последнего десятилетия можно было наблюдать обновление публичных библиотек – как в Великобритании, так и во всем мире. На следующей неделе запланировано открытие новой библиотеки в Бирмингеме, на создание которой было потрачено 186 миллионов фунтов стерлингов и которая станет самой большой публичной библиотекой в Европе. Ожидается, что ежедневно ею будут пользоваться 10 тысяч посетителей. А роскошную библиотеку Митчелла (Mitchell library) в Глазго, которая раньше считалась самой большой справочной библиотекой в Европе, великолепно отремонтировали и обновили. Начиная с 2000 года, были открыты новые здания библиотек в городах Борнмут, Брайтон, Кардифф, Глазго, Ливерпуль, Ньюкасл, Норидж, районах Большого Лондона Пекэм, Уайтчепел, Кэнэда Уотер, Клэпэм, Дагенэм и в других местах, причем, посещаемость этих библиотек достигла рекордного уровня. 

Почему же библиотеки вновь стали частью городской жизни? В настоящее время увеличилось число людей, которые учатся в высших учебных заведениях или повышают квалификацию, им требуется место для занятий и доступ в интернет, что для многих не всегда возможно организовать дома. Увеличение в крупных городах количества квартир, рассчитанных на одного человека – в некоторых европейских столицах их число достигает 50% - означает, что библиотеки все чаще становятся местом встречи или вторым домом, например, для мигрантов, беженцев и даже туристов. Концепция использования библиотек в качестве «гостиной в черте города» впервые была предложена в дизайнерских решениях скандинавских библиотек 1970-х годов. Этим самым архитекторы старались удовлетворить требования посетителей, которые хотели побыть в библиотеке подольше, выпить кофе, посидеть и послушать рассказы других, послушать дневные концерты или поучаствовать в заседаниях читательских обществ. Когда я был в библиотеке города Эрншельдсвик (Örnsköldsvik) на севере Швеции вблизи Полярного круга, я обратил внимание, что некоторые посетители принесли с собой домашние тапочки и свертки с едой. Такое новое понимание роли помещения библиотеки воплощено, например, в здании библиотеки в Сиэтле, построенном Ремом Коолхаасом (Rem Koolhaas - видный голландский архитектор – прим. перев.), в котором на трех из пяти этажей расположены специальные помещения – читальный зал, гостиная и зал для встреч и общения.      

Возрождающийся всеобщий интерес к библиотекам (из которых библиотека в Сиэтле, пожалуй, самая впечатляющая) впервые наметился в 1990-годы в Северной Америке. Став свидетелями провала дорогостоящих проектов по созданию традиционных музеев и галерей, которые строились для показухи – чтобы сделать города более заметными и значимыми, политики поняли, что гораздо выгоднее вкладывать деньги в строительство современных библиотек. Когда в 2001 году открылась библиотека в Нэшвилле, над ее входом красовалось изречение: «Город с великой библиотекой – это великий город». Историк Шэннон Мэттерн (Shannon Mattern) недавно посвятил целую книгу описанию того, как современная городская библиотека обрела видную роль в общественной жизни Америки.   

В Европе наблюдалось точно такое же разочарование с последующим «эффектом Бильбао», названным в честь необычайно успешного проекта музея и художественной галереи в испанском городе, который был предложен Фрэнком Гери (Frank Gehry). («Эффект Бильбао» - символ возрождения города и олицетворение нового прогресса, филиал Музея Гуггенхайма стал мировым архитектурным аттракционом и значительно повлиял на экономику города – прим. перев.). В течение некоторого времени многие архитекторы считали, что только традиционные музеи, построенные знаменитыми архитекторами, смогут спасти приходящие в упадок города от краха и забвения. Пронизанная сарказмом книга Деяна Суджича (Deyan Sudjic) «Архитекторов комплекс» (The Edifice Complex) подробно описывает помпезность и заоблачную стоимость многих из этих честолюбивых проектов, начатых во всех странах мира, а затем безвременно закончившихся полной неудачей. В Британии самый крупный из них – «Купол тысячелетия» (Millennium Dome), выкачавший из государственного бюджета почти миллиард фунтов стерлингов, был изначально задуман как постоянно действующий выставочный комплекс для демонстрации достижений науки и произведений искусства. Но затем в спешке он был сдан в аренду для проведения корпоративов и организации поп-зрелищ. Не исключено, что такая же участь ожидает и Олимпийский парк со всеми его сооружениями и оборудованием.       

Представить себе, что нечто подобное произойдет и с публичными библиотеками, почти невозможно. Вход в библиотеки бесплатный, и, просуществовав в течение полутора веков, они прочно вплелись в канву повседневной жизни. В некоторых городах Британии читательские билеты есть почти у половины жителей – даже если те бывают в библиотеке не очень часто. Мы шутим о робких библиотекарях, которые прячутся между кипами книг или в книгохранилищах, но люди им доверяют, как мало кому еще. Возможно, в отличие от нравственного безразличия работников книжных магазинов, библиотекарей волнуют вопросы стиля, пристойности и целесообразности тех книг, которые хранятся в их библиотеках, и, тем не менее, это их неравнодушие нас восхищает. И, что самое главное, нам кажется, что, в отличие от государственных театров, художественных галерей, музеев и концертных залов, публичные библиотеки принадлежат нам по праву. 

Способность библиотеки приспособиться к меняющимся требованиям посетителей выражена в ее современном дизайне. Рабочие столы и конторки библиотекарей, в основном, исчезли. Система самообслуживания освободила библиотекарей, и они могут уделять больше времени самим посетителям, организовывать беседы, автограф-сессии на презентациях книг, работу читательских кружков (во время последнего учета в библиотеках Англии и Уэльса было более 100 тысяч членов библиотечных кружков). Фойе, как правило, представляют собой открытые помещения, в которых установлены кресла - сидя в них удобно просматривать каталоги, осуществлять поиск в интернете, поскольку выдача книг теперь совмещена со справочно-библиографическим обслуживанием. Не все же пользуются интернетом, чтобы подготовиться к школьному сочинению на тему комедии Шекспира «Бесплодные усилия любви» или узнать о последних событиях в Сирии. Кто-то ищет в интернете работу или просматривает списки службы знакомств, или же просто задремал в ярко-розовом кресле – точной копии кресла-яйца, созданного Арне Якобсеном (Arne Jacobsen, датский архитектор и дизайнер – прим. перев.) над номером журнала для велогонщиков Racing Post. Ну и что? Для множества разных людей библиотека является убежищем, которого в городе больше нигде не найти. Публичная библиотека это ярчайший символ так называемого «большого общества».   

«Три самых важных документа, которое выдает человеку общество, - писал американский писатель Эдгар Доктороу (EL Doctorow), - это свидетельство о рождении, паспорт и читательский билет». В новых библиотеках часто можно увидеть молодежь – неожиданная и весьма приятная культурная тенденция. Несомненно, их привлекают более яркие и легкие дизайнерские решения, которые отражают тот более легкомысленный образ жизни, который они считают нормой. И, по всей видимости, они хорошо и легко чувствуют себя там, где к ним относятся с уважением, которого ни в каких других общественных местах им не оказывают. 

Не все приветствуют тот новый дух, который царит в современных библиотеках, и который можно коротко описать как «от собрания книг к собранию людей». Некоторых приводит в ужас надвигающаяся новая техническая революция, которая не просто преобразует мир, но при этом еще и меняет конфигурацию, перестраивает публичную библиотеку. Возможно, сразу и не скажешь, узнали бы основатели библиотек 19 века библиотеки в их современных зданиях 21 века. Но если бы они зашли внутрь, то почувствовали бы себя как дома. Даже сегодня атмосфера внутри библиотек изменилась гораздо меньше, чем мир за их стенами.