Когда фокус Соединенных Штатов сместился в сторону возможного удара с воздуха для снижения способности сирийского режима использовать химическое оружие, вооруженная сирийская оппозиция была подвергнута критике или была признана недостойной внимания с разных точек зрения.

Дебаты относительно нанесения ударов с воздуха были приостановлены после того, как Соединенные Штаты и Россия договорились о способе мирного уничтожения химического оружия. Однако эти споры выявили  некоторые ошибочные представления, в соответствии с которыми вся вооруженная оппозиция предстает в негативном свете как «Аль-Каида».

Нельзя не заметить здесь влияния откровенной исламофобии. На печально известных видеозаписях, размещенных в интернете представителями правого «Движение чаепития» (Tea Party), были показаны американские военные в форме с закрывающими их лица плакатами, на которых были такого рода надписи: «Обама, не направляй меня для участия в твоей войне на стороне «Аль-Каиды».

Подобные формулировки не ограничивались анонимными видео или маргинальными фигурами. Сенатор-республиканец Тед Круз (Ted Cruz), восходящая звезда американских правых, суммировал такого рода превратное понимание в статье, опубликованной в газете Washington Post. Он, в частности, заявил, что будет голосовать против предлагаемого решения (сейчас оно приостановлено) относительно использование силы в Сирии, и обосновал это следующим образом: «Мы ни в коем случае не должны передавать оружие в руки тех людей, которые ненавидят нас, и Соединенным Штатам не следует поддерживать или вооружать террористов из «Аль-Каиды».

Как среди правых, так и среди левых в Америке распространено представление о том, что главным бенефициаром в результате американских ударов против сирийского режима будет «Аль-Каида» и что любые попытки предоставить помощь повстанцам будут просто укреплять позиции джихадистов.

После событий в Ираке и в Афганистане, а также с учетом роста исламофобских настроений в американской массовой культуре, рабочая концепция, как представляется, теперь состоит в том, что вооруженные неправительственные арабы-сунниты являются, судя по всему, либо «Аль-Каидой», либо находятся в союзе с ней.

В политических кругах подобного рода взгляды находят свое отражение в значительно более тонкой, но неверной интерпретации ситуации, основанной преимущественно на таких открытых источниках, как онлайновое видео и разного рода заявления. Наблюдение за войной с большой дистанции и фокусирование внимания только на рекламирующих самих себя мультимедийных источниках, принадлежащих различным группам (все они борются за получение помощи от экстремистов, богатых частных доноров, а также занимаются поиском радикальных последователей за границей), часто приводит к преувеличению роли наиболее крайних групп в сирийском конфликте.

Такой подход также может способствовать неправильному пониманию истинных убеждений боевиков непосредственно на месте событий, особенно в нижнем звене, а также реально существующих отношений между подобного рода повстанческими группами. В результате почти неизбежно происходит недооценка не связанных с джихадистами сил и их эффективности, а также переоценка самих джихадистов.

Пренебрежительное отношение вызвано просто «усталостью от Ближнего Востока». Это означает, что «мы» не знаем или не можем знать, кто же на самом деле эти «они» (сирийская оппозиция), и поэтому было бы безумием вооружать или поддерживать «их». Подобные взгляды отражают желание опустить руки, отчаявшись разобраться в том, что говорят жители Ближнего Востока, что они думают и почему.

В действительности это означает, что крупные сектора американского общественного мнения в той или иной мере верят в ту линию, которая преподносится диктатурой в Дамаске со дня начала невооруженных протестов и которая сводится к тому, что на Сирию якобы нападает банда управляемых из-за границы террористов, связанных с «Аль-Каидой».

Режим Асада прилагает большие усилия для того, чтобы заставить других поверить в то, что мирные протесты превратились в вооруженное движение и что возникший затем конфликт является межконфессиональным по своей природе. Этот режим пытается представить дело так, как будто он ведет борьбу со связанными с «Аль-Каидой» группировками. И делается это по нескольким причинам. Не в последнюю очередь для того, чтобы отвлечь внимание западных и арабских государств от не связанных с джихадистами групп. И в некоторых частях страны это стало самореализующимся пророчеством.

Существующий тренд в некотором отношении стал меняться, однако необходимо сделать больше, чтобы лишить Башара аль-Асада того, чего он всегда хотел. В долгосрочной перспективе у него мало надежд на победу на всей территории страны, а его предпочтительным врагом является «Аль-Каида», поскольку ее представители просто не могут одержать верх. Салафитские и джихадистские группы имеют длинную историю собственных провалов, последние из них были отмечены в Ираке, и это происходит из-за того, что они используют запредельное и чрезмерное насилие и таким образом отдаляют от себя потенциальных союзников и сторонников, не согласных с их непрекращающимся экстремизмом.

Связанные с «Аль-Каидой» группы в Сирии недавно раскололись на две противоположные фракции, а сферы их подавляющего влияния ограничены определенными территориями на севере и на востоке страны. По крайней мере члены одной из этих фракций, «Исламского государства Ирака и Леванта», уже повторяют почти все те ошибки, которые привели к разрушению «Аль-Каиды» в Ираке. Их теперь глубоко презирают как представители общества, так и повстанцы в тех районах, где они действуют. Существует прекрасная возможность воспользоваться сложившейся ситуацией, однако этого нельзя сделать, не укрепив одновременно их националистически настроенных соперников.

На юге, где в настоящее время происходит наиболее важные в стратегическом отношении и наиболее динамичные столкновения, борьбу ведут в основном различные националистические группировки, повернувшие свое оружие как против режима, так и против «Аль-Каиды». И поэтому интенсивная арабская и западная поддержка не связанных с джихадистами групп является чрезвычайно важной.

Если отложить в сторону вопрос об американском военном ударе, то следует сказать, что и Запад, и арабские государства крайне заинтересованы в поддержке этих групп для того, чтобы они могли вести борьбу как против кровавой диктатуры, так и против вооруженных экстремистов, которые, по меньшей мере, столь же опасны. Непосредственно на месте происходящих событий сейчас созрела возможность для реализации такого рода расширенной программы. Но пока представители Запада будут продолжать считать, что Сирия попала в ловушку между Асадом и «Аль-Каидой», сопротивление такого рода программе будет оставаться широким и будет оказывать негативное воздействие.

Хуссейн Ибиш - старший научный сотрудник расположенной в Вашингтоне, округ Колумбия, организации « Американская рабочая группа по Палестине» (American Task Force on Palestine).